Автор Тема: Конвенция в Чикаго - 2011  (Прочитано 2821 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Труляляна

  • Доминар Питерской Империи
  • Администратор
  • *****
  • Откуда: С этого края Вселенной
    Здесь с: 00:45 – 16.05.05
  • Сообщений: 12190
  • И тебя вылечат...
    • FarGate
Конвенция в Чикаго - 2011
« : 23:06 – 27.10.11 »
Пишет wing-sco:

Завтрак с Дженсеном и Джаредом.

Источники:
1)
Supernatural Convention Chicago 2011 - Jared and Jensen Breakfast Small | Large

(да, это вид сбоку, и часто со спины, но тут лучший звук и лучшая четкость изображения);
2) отчет Sablegreen;
3) собственные уши.




[00:24]
Фанаты снова предлагают Джареду веер. Он берет два, один себе, один Дженсену. Но у Дженсена веер не прижился.
[00:28] - [02:46]
Джаред одет в рубашку с галстуком и тонкий джемпер. Он говорит, что одежду ему подбирала Женевьев. Хотела, чтобы он прилично выглядел (look respectable). Она дала ему на выбор несколько рубашек, и он не знал, какую выбрать. В машине по пути на конвенцию он приставал к Дженсену: «Какую рубашку? Какую рубашку?» Дженсен посоветовал одну - ту, на которой пот Джареда будет не так заметен. Джаред согласился… и попросил Дженсена завязать ему галстук. Джесен, смеясь, изображает, как он завязывает на себе галстук, снимает со своей шеи и отдает Джареду. «Вот  видите, -  говорит Дженсен, - мы все время друг за другом присматриваем».
Джаред объясняет, что не умеет завязывать галстук и не хочет этому учиться. Дженсен добавляет, что Джаред даже гордится тем, что этого не умеет. По словам Джареда причины этого уходят в детство. Когда его отец каждый день надевал костюм и галстук на работу, а Джаред думал, что хотел бы жить так, чтобы не нужно было все время ходить в галстуке. И он отказался учиться его завязывать. «Да, - разводит руками Дженсен, - теперь у него есть я, чтобы делать это за него».
Дженсен говорит, что его ситуация была прямо противоположной. Когда его отец – актер надевал галстук, это было для проб или для роли (как часть костюма). Так что маленький Дженсен очень рано начал приставать к отцу: папа, научи меня завязывать галстук. Он шутливо прибавляет, что бриться научился примерно в том же возрасте. [То есть вроде как очень рано повзрослел.] На что Джаред шутит, что изменение голоса [которое бывает в подростковом возрасте] у него случилось во время третьего сезона.

Дженсен снял кожаную куртку, и его правый бицепс периодически начал сбивать меня с мысли.

[03:03] – [04:30]
Первый вопрос задали про сцену растяжки, не вошедшую в 7.05. 
Джаред: Дженсен –  кремень, самый трудный субъект, чтобы рассмешить. Чего я только ни пробовал, ничего не получается. (This guy is a rock… a most difficult guy to break…I’ve tried just about anything… and still it doesn’t work.)
Растяжка Сэма, которую мы видели, была снята в первый заход, когда камера была направлена на Джареда. Действия Джареда так понравились режиссеру Филу Сгричче, что он заставил Джареда повторить все это второй раз - когда камера была направлена на Дженсена.  Вероятно, эта вторая «растяжка» была целиком направлена на то, чтобы рассмешить Дженсена. Но не вышло.

Потом Джаред объясняет, почему клип был убран с URL-адреса, который он дал на своем твиттере. Фил Сгричча одобрил публикацию клипа, но юротдел на тот момент еще нет. Но Джаред все равно выложил. Он повторяет пословицу: «Лучше молить о прощении после, чем просить разрешения до». (better beg for forgiveness than ask for permission). Дженсен кивает.
[Ту же пословицу Джаред упоминал на завтраке на конвенции в Ванкувере 2011.  Он говорил, что убедился в ее правильности, когда просил у Эрика Крипке разрешения остричь волосы, и тот ему отказал, а Дженсен, никого не спрашивая, побрил голову во время забастовки – и ничего ему не было.]

[05:15] – [06:25]
Разговор перешел к последней вышедшей в эфир серии. Фаны сказали, что им понравились Харизма [Карпентер] и Джеймс [Мастерс]. Джаред сказал, что они замечательные, и здорово, когда приглашенные актеры не только профи, но и работали раньше в этом жанре. Это относится к Джуэл,  Харизме, и  Джеймсу. Дженсен добавил, что здорово работать с приглашенными актерами, знающими жанр и хорошо себя в нем чувствующим. Джаред стал рассказывать, что в первом сезоне у них были проблемы с приглашенными актерами, которые не работали в ужастиках. Он говорит о том, как много уходит времени и как трудно работать, когда кто-то из них вдруг заявляет: «что за странные вещи я говорю», или «это глупо», или «почему мы говорим о вампирах?». Хочется сказать, да играйте уже, говорит Джаред.
 [06:35] – [07:00]
Дженсен: «А помните историю о Дастине Хоффмане в фильме «Марафонец»?
[Тут я сделаю небольшое отступление, чтобы было понятно, о чем идет речь. Дастин Хоффман работал по методу Станиславского (method acting). На съемках «Марафонца» он  провел без сна трое суток, чтобы как следует сыграть сцену, в котором его герою предстояло испытать нечто подобное. Великий английский актер Лоренс Оливье, который был его партнером, глядя на его муки, посоветовал: «А вы попробуйте просто сыграть это!» (My dear boy, why don't you try acting?)]
Дженсен продолжает рассказывать: Хоффман говорит Оливье: «Это метод погружения» (method acting), а тот отвечает: «Ты не должен превращаться в персонаж. Есть же актерская игра. Попробуй. Это гораздо легче».  (You don’t have to be a character. It’s called acting. Try it. It’s so much easier.) Джаред начинает кивать, вспоминая эту историю. Дженсен еще пару раз повторяет фразу, припоминая правильную фразировку.  «Это актерская игра, мой дорогой мальчик, попробуй, это гораздо легче».  (Acting, my dear boy, try it, it’s much easier.)

[08:46] – [10:58]
Джаред приглашает фанатов задавать вопросы. Перед тем, как задать свой вопрос, фанат поздравляет Джареда с предстоящим рождением ребенка. Еще до того, как фанат успевает продолжить…
Джаред: Да, я ужасно напуган. (Yes, I’m terrified.)
Дженсен: Мы все напуганы. (We all are.)
Джаред оглядывается на Дженсена, сначала серьезно, потом расплывается в улыбке. Дженсен тоже смеется.
Фанат задал вопрос, легче ли будет смириться с будущим сиквелом, если в нем будут заняты их дети? Фанат говорил так тихо, что где-то на середине вопроса Дженсен бросил прислушиваться и просто пил свой кофе. Когда вопрос был закончен, он повернулся к правой части зала…
Дженсен: Вы, ребята, что-нибудь услышали?
Фанаты (хором): Нет.
Дженсен (довольный, что не он один такой  глухой): Хорошо.
Джаред громко транслирует вопрос и отвечает, что в таком случае лучше бы, чтобы у Дженсена родилась девочка.
Дженсен: Да, чтобы привнести немного мужественности в персонаж Сэмика. (Yea to man the character of Samba.) 
После того, как хохот стих, Джаред уточнил, что у них с Женевьев будет мальчик.
Еще один вопрос - хотят ли Дженсен и Джаред, чтобы их дети снимались в этом сиквеле?
Джаред: Не делай этого!...  Дождись четвертого сезона и сыграй ангела. Так у тебя будет куча свободного времени, ты сможешь путешествовать». «Быть ближе к дому», - добавляет Дженсен. «А еще мне приходит в голову, - продолжает Джаред, - что если ты умрешь, они тебя вернут. Так что ничего не бойся».  Джаред еще раз упоминает чудесную мазь, которая помогает Сэму и Дину  не бояться никаких ран и порезов.

[11:00] – [13:03]
Дженсен рассказывает, как его рукам не везет с пистолетами. Сначала он порвал левую ладонь Кольтом, а недавно опять поранил руку.

[13:05]
Джаред рассказывает историю (подробности я не очень услышала), как он сделал подлянку Джиму [Биверу], и тот назвал его задницей (You are an asshole).
Джаред: Я продолжаю попытки рассмешить Джима.
Дженсен: Он – кремень.

[13:44]
Фанатка говорит, что Эми Гаменик вчера рассказывала историю, как во время съемок сцены в Импале (Джон и Мэри спереди, Сэм и Дин на заднем сидении) между дублями Джаред висел на телефоне и разговаривал с  Женевьев об анальных железах его собаки. Это правдивая история?
Джаред не смущается, но выглядит ужасно удивленным появлению подобного вопроса.
Дженсен утыкается лбом в микрофон и некоторое время так и стоит.
Джаред начинает отвечать, задав залу контрвопрос: есть ли у кого маленькие собачки с проблемными анальными железами. Дженсен не выдерживает.
Дженсен: Я отвечу на этот ‘вопрос’.  Поскольку мы так много времени проводим на площадке, нам приходиться разбираться с персональными проблемами…
Джаред:  в присутствии кого угодно.
Дженсен: в присутствии кого угодно, и это был один из таких случаев.
[14:48]
Джаред соглашается, и вдобавок, к удовольствию фанатов, изображает собачку с проблемными анальными железами. Зал ржет.
Дженсен: Медсестра в зале есть? … О, смотрите, кто-то поднял руку.

 [16:05] – [18:17]
В зал входит Клиф, парни ему машут, и Джаред шутливо отмечает, что Клиф приоделся для конвенции. Если на других сотрудниках охраны костюмы с галстуками, то на Клифе джинсы и футболка.
Клиф: По крайней мере, я наконец надел штаны.
Зал катается со смеху.
Джаред: Я в галстуке, а Клиф в штанах.
Дженсен: Даже в январе на вершине горы Сеймур в двухметровом снегу на Клифе будут футболка и шорты.
У Джареда тоже имеется история на тему дресс кода. В прошлом году в ресторане ему выдали напрокат пиджак, так как он пришел без оного. Пиджак был мал, рукава едва доставали до локтей, но поскольку надо было только дойти до стола, он его надел. И вот идет он по залу и вдруг замечает, что на Клифе нет никакого пиджака. «Почему ему тоже не выдали пиджак?» - спрашивает Джаред. «У нас нет его размера», - отвечают ему. «У вас и моего размера нет», - замечает на это Джаред. Он проходит девять метров до стола и снимает ужасный пиджак.
Дженсен прибавляет, что в пятницу хотел сходить в ресторан, но узнав, что туда нужно приходить в пиджаке, отменил. Сказал, что не хочет проходить через подобный цирк. Есть много роскошных ресторанов без дресс кода. Ты платишь деньги… они дают тебе еду.

[19:33] – [20:04]
После того, как они с Женевьев рассказали близким друзьям о ребенке, Джаред сказал ей, что хочет приколоться и поместить в твиттере сообщение вроде: «У нас будет ребенок и шанс 25%, что он мой»  Женевьев ответила Джареду, что да, это смешно, но лучше не надо, поскольку родственники, например, мама тоже читают твиттер. «Ладно, - сдался Джаред. – Повеселимся другим способом».

[24:33} – [25:08 ]
Дженсена спрашивают, пойдет ли он с женой на бега (breeder’s cup) в этом году. Он отвечает, что не планирует. Но вы же в прошлом году ходили?  Мы были свободны, вот и пошли. Это не то место, куда он ходит регулярно, и он не такой уж игрок. Хотя скачки ему нравятся. У агента Данииль была ложа, она их позвала, и они пошли. Это была разовая акция.

[26:00] – [29:38]
Вопрос Дженсену о пчелах в 7.05. около его лица. Он рад, что они были ненастоящими?
Дженсен отвечает, что, да, явно видно, что они не настоящие и он очень этому рад. Когда он прочел сценарий, он просто голову повесил. Скажу вам как профессионал, говорит Джаред, что даже гениальному актеру очень трудно сыграть пчел у лица так, чтобы это не выглядело странно.
Дженсен: А ты видел сцену?
Джаред говорит, что да, хорошо получилось. Ему понравилось, как Дженсен выплевывал пчелу. Это трудно сыграть, говорит Джаред и машет руками перед лицом.
Дженсен снова вспомнил «Жуков», где у них было 65 000 настоящих пчел и их покусали. Дженсена 2 раза: пониже спины и в ляжку. Дженсен рассказывает, как спец по пчелам сказал им, что пчелы смирные и не укусят, если вы не будете делать агрессивных движений. Парни спросили, а что будет, когда скажут «Мотор» и они будут отмахиваться от пчел. Спец по пчелам сказал: «Упс!» и ушел. Для повторных дублей пчел собирали пылесосом и снова выпускали. Естественно, пчелы злились. А у Дженсена был огнемет, и это тоже пчел не радовало. Тогда спец по пчелам предложил: «Просто отводите их, парни» (Well guys just guide them away). К восторгу зала Дженсе и Джаред изображают, как бы это выглядело – плавные, ласкающие движения открытыми ладонями.
Дженсен: Наконец мы с Джаредом возмутились. Мы заявили, что протестуем. Тогда Ким Маннерс сказал (подражает голосу): «Поставьте для меня ящик». А там все были в защитных костюмах – кроме меня и Джареда. Ким Маннерс вошел в гущу пчел в шортах и футболке, сел на ящик и сказал: «Если вы должны это терпеть, я тоже буду это терпеть. Камера, мотор!» (if your going to go through it, I’m going to go through it, so lets roll camera.)