Автор Тема: Про мальчика Джонни с фамилией Красныйшап  (Прочитано 3068 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Труляляна

  • Доминар Питерской Империи
  • Администратор
  • *****
  • Откуда: С этого края Вселенной
    Здесь с: 00:45 – 16.05.05
  • Сообщений: 12190
  • И тебя вылечат...
    • FarGate
Меня зовут Джон Джей Редридингхуд. Что, трудно выговорить мою фамилию? Тогда зовите меня просто Джонни.  История, которую я хочу вам поведать, еще не закончилась, и ей конца не видно, но я хочу разобраться, с чего же все это началось. Может быть, вы мне в этом поможете?

* * *
В то утро Лана Редридингхуд, женщина с трудной фамилией, а по совместительству моя мать, подозвала своего шестнадцатилетнего сынишку и сказала:
- Джонни, бабушка Салли, та самая,  что лет тридцать живет на планете Конифер, заболела.
Еще бы, прожила старушка не много ни мало 279 лет, при этом не имела ни одного искусственного органа, что в наше время большая редкость.
Я тут же стал судорожно соображать, чем мне грозит это бабушкино недомогание, но вышло все как нельзя лучше. Мама всучила мне билет на межгалактический транспорт, выдала огромную корзину домашних пирожков (такое тоже не в каждой семье встретишь, все давно поручают стряпню роботам, но Лана любила готовить своими руками, и все знакомые и друзья нахваливали ее кулинарные таланты) и велела отправляться на Конифер со вкусной посылкой и словами поддержки.
Отлично, решил я, полет займет дня два, у бабушки можно будет проторчать недельку (как же такой заботливый внучек, как Джон Джей Редридингхуд может оставить больную бабушку?), и еще два дня на возвращение. Да это почти две недели отсутствия в школе. Об этом не каждый может мечтать, тем более что в колледже в это время в самом разгаре были восьмибалловые тесты.
Конифер - планетка маленькая, но развлечений для юного стервеца там хватает, чего только стоит парк Стрекозоидного периода, не говоря уже о Гроте Забвения. 
Медлить я не стал, запихал с сумку пару свитеров и старые добрые джинсы, чмокнул маму в щеку и, вскочив на аэробайк, умчался на космодром.
Проверка документов и прочие формальности заняли не больше 15 минут, и вот я уже возлежал у себя в каюте, единственный пассажир крошечного кораблика под романтическим названием Скарлет.
Бабушка Салли, добрая старушка, когда я был маленьким она читала мне… нет, не сказки - истории про космических пиратов, про приключения в дальних галактиках и все это по видеофону, не скупясь на межгалактическую связь. Теперь мне предстояло увидеть ее воочию.
«Интересно, как она выглядит?» - думал я, ведь видеофон позволял изменять внешность до неузнаваемости. Она представала передо мной то греческой богиней, то одноглазой пираткой, то древней старушкой, шамкающей челюстью, но я то знал точно, никогда она не показывала мне свое истинное лицо. Теперь бабуля не отвертится.
От размышлений о внешности бабушки Салли, мои мысли плавно перетекли к предстоящему гиперпрыжку. Я столько раз читал об этом в книгах, но сам никуда дальше Плутона не летал. Что же я почувствую? Прилив сил, радость, верх блаженства или апатию, щемящую боль и дикий страх? Сколько не бились над этим вопросом ученые, так и не смогли определить, почему полюса эмоций так разнятся. А в околонаучных кругах бытовало мнение, что тут прямая взаимосвязь с душевными качествами каждого индивида.
«Мудрёно», - я нажал несколько кнопок на плоском пульте у изголовья кровати. На стене напротив засветился экран, на нем появилась рыжеволосая средних лет женщина, со слегка помятым лицом.
Улыбнулась, обнажив ряд неровных, но белых зубов и спросила:
- Что будет угодно мистеру Редридингхуду? – фамилию она произнесла медленно, словно боясь перепутать буквы.
- Ничего важного, миссис… - замялся я, зря я не потрудился узнать имена членов экипажа.
- Мисс, - поправила меня рыжеволосая, - мисс Вирджиния Вулф - капитан этой посудины.
Я поморщился, не ожидал я, что капитаном окажется женщина. Ведь на космическом корабле, как и на корабле морском, присутствие женщины всегда считалось дурным признаком. Это правило не распространялось только на пассажирские лайнеры.
- Мисс Вулф, я только хотел узнать, сколько времени должно пройти после старта корабля, чтобы можно было произвести гиперпрыжок? Да… и зовите меня просто Джонни.
- Как будет угодно мистеру Редридингхуду… Джонни, - кивнула она и тут же поспешила ответить на вопрос. – Как только мы отлетим на достаточное расстояние от земли. Обычно в гипер мы уходим через 3-4 часа после отлета.
- Благодарю Вас мисс Вулф, исчерпывающий ответ, - я не знал, как себя вести с этой женщиной, поэтому был крайне вежлив и изъяснялся витиевато.
- Парень, вот что я тебе скажу… - мисс Вулф сменила официальный тон на доверительный. - Называй меня или Капитан или Вирджи, не люблю я формальностей.
- С удовольствием, Вирджи, - я облегченно вздохнул, нравится мне со взрослыми запанибрата общаться, чувствую себя при этом взрослее, значимее.
Капитан объявила, что до старта осталось 5 стандартных минут, и отключилась. Когда экран погас, Я вновь улегся на кровать, заложил руки за голову и погрузился в юношеские мечты о далеких галактиках и умопомрачительных приключениях. Я и не подозревал, что, год спустя, буду мечтать о том, чтобы мирно сидеть за партой в колледже и зубрить ненавистные ранее 15 законов высоких материй Ангелины Юнц.

* * *
А что же наш славный капитан Вирджи Вульф? Пока я предавался мечтам, она усердно готовилась к старту. Перво-наперво она извлекла из кармана просторного комбинезона плоскую фляжку и стала жадно поглощать ее содержимое. Утолив жажду, она осоловелым взглядом уставилась на приборы. Ничего интересного она там, по всей видимости, не обнаружила, поэтому, вытерев засаленным рукавом  комбинезона губы, произнесла в передатчик:
- Питер, Пауль, мальчики, у вас все готово? – при этом у нее странным образом заплетался язык. Вернее странного тут был мало, капитан была банальнейшим образом пьяна - в стельку, в дугу, в зюзю… по всему видать, эта фляжка была не первой за сегодняшний день.
- Пауль, дорогуша, ты готов? – послышался в передатчике певучий мужской голос.
- С тобой, всегда, - ответил тот, кого назвали Пауль, и оба расхохотались.

Застань я тогда эту сценку, подхватил бы свои вещички, и бежал подальше от этого корабля, сверкая пятками. Но мне было не до этого, в своих мыслях я побеждал злобных инопланетных тварей, завоевывал целые планеты и даже подцепил красотку в баре.

- Тоже мне весельчаки, - Вирджи мотнула головой, чтобы разогнать туман, застилавший глаза и точными движениями (это она могла делать даже в бессознательном состоянии) принялась колдовать над консолью управления. Она отдала несколько коротких распоряжений Питеру и Паулю и уже через минуту, корабль плавно оторвался от земли  и устремился ввысь. Подъем прошел как нельзя лучше, мальчики были на высоте, работали отточено и быстро.
Несколько часов полета Вирджи клевала носом, сидя на капитанском мостике, доверив полет автопилоту, но вот запищал таймер - пришло время для гиперпрыжка. Она с трудом разлепила веки и принялась шарить по пульту в поисках пластины с координатами планеты Конифер.
- И какой болван придумал наносить путевые листы на прозрачные пластины? - Ее вопрос повис в воздухе. Капитан смачно выругалась и, тут же, словно после магического заклинания, увидела прямо у себя под носом искомую пластину. Изучая ее, Вирджи прищурилась, попыталась сосредоточиться и, можно сказать, это ей почти удалось:
- Ну, Конивер, родина стрекозоидов, где же ты? Сейчас я тебя найду… сейчас… а, вот, - она ткнула накрашенным в ярко красный цвет длинным ногтем в левый верхний угол пластины. Застучала пальцами по клавиатуре, вводя координаты выхода из гипера. Ох, и не легкое это дело - космическая навигация, особенно если ты слегка навеселе. Все это сильно утомило капитана, и она в изнеможении опустилась на кресло.
Сейчас у нее были не лучшие времена, она поругалась с очередным парнем, который, конечно, был намного младше её, мама проела ей плешь рассказами о вреде алкоголя и о том, как она мечтает нянчить внучков. Да еще её брат Фриц проиграл 1000 бартонов в мелантийский вист. В общем, забот было выше крыши. И этот рейс должен быть частично их решить, ну естественно не касаясь первых двух пунктов, а вот финансовое положение семьи очень даже мог поправить. Трюмы, набитые оранжевой пылью - любимым лакомством стрекозоидов, да мальчишка на борту, в общем и целом, набегала кругленькая сумма.
Предупредив экипаж и пассажира приготовиться к прыжку, капитан активизировала кресло. Специальные крепления сомкнулись на руках и ногах, теперь можно было расслабиться и получать удовольствие. Сейчас она забудет все, что ее тревожило. Еще ни один мужчина не смог доставить ей большего удовлетворения, чем эти гиперпрыжки.
«А вот бедолагу Пауля сейчас вывернет наизнанку», - подумала она и закрыла глаза, предвкушая блаженство, на вершины которого сейчас вознесется.

* * *
- Эй, парень, очнись.
Я почувствовал, что кто-то хлещет меня по щекам. Голова трещала, как после той вечеринки, когда мы с Брендоном на спор выпили бутылку виски, сдобрив ее ящиком пива, а потом голыми бегали по коридорам женского корпуса, наводя ужас на благовоспитанных девиц.
Я попытался припомнить, что же со мной произошло, но в голове было пусто, как в желудке у бунита.
- Чтоб меня стрекозоид слопал, ничего не помню, - проворчал я, попытался встать и тут почувствовал, что мои руки и ноги прикованы к кровати. Я открыл глаза, надо мной нависал худощавый высокий парень, лет тридцати, одетый в кожаные штаны и кожаную жилетку на голое тело.
- Оклемался, дорогуша? - произнес кожаный, поправив на носу очки в тонкой металлической оправе. – Ну, ничего, со мной первый раз тоже так было…
- Первый раз?!!  Что было в первый раз? – расширив от ужаса глаза, выкрикнул я - кожаный молодец будто сошел с обложки журнала «Парни в латексе».
- Гипер, - улыбнулся кожаный, - ну что, голова гудит? Тебе повезло, ты вырубился, а вот меня всегда  до-последнего крутит как в центрифуге.

Я вздохнул облегченно и разочарованно одновременно. Ничего страшного не произошло, но гиперпрыжки отныне и вовеки будут для меня великой мукой. А я то надеялся, что войду в разряд счастливчиков. Ну… с девушками у меня на тот момент ничего серьезного еще не было, гиперы же, по рассказам очевидцев, могли быть намного приятнее всех любовных забав.
Щелкнул механизм, освободивший меня от оков. Теперь было ясно, зачем нужно приковывать себя во время этих прыжков: в порыве счастья ли или жуткой боли, которыми щедро одаривал гиперпрыжок - человек становился совершенно неадекватным, это я испытал на собственной шкуре. Поняв, что тут мне ничего не светит, я тут же потерял интерес к вопросу гиперов. Вот такой я парень, быстро загораюсь идеей и также быстро остываю. Ладно, тут облом, ну ничего, все прелести жизни ждут меня на Конифере.

За остальное время полета до планеты, где жила старушка Салли, никаких из ряда вон выходящих событий не произошло. Зато я успел облазить корабль вдоль и поперек, убедиться, что это старая колымага и неизвестно, каким чудом она смогла оторваться от земли, и еще более  удивительно, что она умудрялась не только лететь, но и прорываться через гиперпространство, не развалившись на мелкие части. Этому чуду вражеской техники по всем параметрам самое место было на свалке. Я немного пофилософствовал на тему, за что с меня содрали столько денег, и пришел к выводу, что с единственного пассажира, ради которого корабль отправляется на другой край Вселенной можно содрать и не такую сумму.

Мне посчастливилось поближе познакомиться с экипажем корабля. Капитан была в принципе приятная женщина, но как я заметил, любила прикладываться фляжке в которой, судя по источаемым ароматам, была отнюдь не вода. Ее функции как капитана заключались в том, чтобы периодически с грозным видом покрикивать на Питера и Пауля, а в остальное время дремать на капитанском мостике.
Два весельчака Питер и Пауль, заправляли тут всем, они носились по кораблю и делали работу, с которой с трудом справились бы человек пять. При этом они умудрялись развлекать пассажира и присматривать за капитаном.

 * * *
- Скоро прибываем, - блеснув стеклами очков, заглянул ко мне в каюту Пауль.

Я несказанно обрадовался этому известию, за неимением каких-то особых развлечений, дорога успела мне порядком наскучить. Делать было нечего (смотреть фильмы или читать книги во время путешествия я считал ниже своего достоинства) и, чтобы скоротать последний час полета, я отправился на очередную прогулку по кораблю, хотя, как мне казалось, я уже изучил здесь все закоулки.

Однако я ошибался. Нарезая круги по палубе я увидел дверь, почти слившуюся со стеной, наверное, поэтому я и не замечал ее раньше. Найти устройство, открывающее её, не составило труда (техника на этом корабле была незатейливая) - небольшое углубление в стене, легкое нажатие клавиши и дверь со скрежетом отъехала в сторону. Чистенькое помещение, приглушенный свет, несколько криокамер, расположенных вдоль стен. В общем, ничего интересного.

Когда я собрался уже сматывать удочки, то заметил, что панель управления  криокамеры, стоящей у самого выхода, мерцает зелеными огоньками, это означало одно – она находится в рабочем состоянии. Что-то никто из экипажа ни разу не обмолвился о том, что на корабле есть еще пассажиры, да и кому понадобилось помещать себя в криокамеру на столь непродолжительный полет? То, что я сделал дальше, мама бы не одобрила, но любопытство заглушило голос разума. Шкодливо оглядываясь, я надавил на большую кнопку с недвусмысленной надписью «Открыть». Крышка криокамеры медленно поднялась, и моему взору предстал её обитатель. Немолодой мужчина в очках с роговой оправой, с длинными седыми всклокоченными волосами. Он лежал в позе эмбриона, блаженно улыбаясь и что-то бормоча себе под нос.
«Чем-то похож на Энштейна», - подумал я, припомнив портрет ученого, красовавшийся в нашем классе над голографической доской.

Тут я благоразумно рассудил, что если мы все равно уже почти прибыли, то пассажира стоит разбудить, чтобы он успел принять ионный душ и выпить чашечку кофе. Протянув руку, я потряс «Энштейна» за плечо. Тот промямлил что-то, глубоко вздохнул и открыл глаза.
- Малец, принеси мне бутылочку виски, - тут же взмолился он, - душа горит... И передай Ивонне, что он проиграл, сантурию я выпил в одиночку, до дна все 2 литра. - Незнакомец икнул и сел, держась за края криокамеры.
В лицо мне пахнуло перегаром.
«Вот достойный компаньон для капитана», - подумал я, еле сдерживая улыбку.
- Я советовал бы вам выпить крепкого кофейку и принять таблеточку кластелина, - с этими словами я помог «Энштейну» выбраться из криокамеры. Тот смотрел на меня мутным взглядом, старательно пытаясь удержать равновесие. Сомнений быть не могло – он был мертвецки пьян.
- Благодарю покорнейше, - незнакомец расплылся в улыбке, потом резко помрачнел, - тебя не спросили. Твое дело выполнять приказы пассажиров, а не давать советы!
- Простите, сэр, но я тут такой же пассажир, как и вы… вернее нет, я пассажир с билетом, а вот есть ли билет у вас?
«Энштейн» минуту стоял, равномерно покачиваясь и переваривая информацию, потом потянулся к карману и вытащил пластину билета.
- Конечно, есть, ик… - он помахал ей у меня перед носом, - тут межгалактическим по белому написано. Корабль «Анталия» бизнес-класс.
- Не хотелось бы вас расстраивать, сэр, но этот корабль носит название «Скарлет».

Оффлайн Труляляна

  • Доминар Питерской Империи
  • Администратор
  • *****
  • Откуда: С этого края Вселенной
    Здесь с: 00:45 – 16.05.05
  • Сообщений: 12190
  • И тебя вылечат...
    • FarGate
Минуту «Энштейн» стоял в задумчивости, свербя взглядом мое измученное юношескими прыщами лицо.
- Великолепно, - наконец произнес он, не отводя от меня своих колючих серых глаз, - и куда же направляется это судно?
- Летим на Конифер, - отчеканил я, как солдат на строевом плацу, - родину Стрекозоидов.
- Великолепно, - повторил «Энштейн», добродушно улыбнулся, и похлопав меня по плечу, заключил, - значит, ближайшее полгода мне не придется просиживать штаны в библиотеках Талии, вдыхая ставшую уже диковиной книжную пыль.
«Неужели где-то в галактике еще сохранились настоящие книги?» - мелькнула у меня мысль, но вдаваться в пространные размышления на эту тему я не стал. Меня ни чуть не смутило то, как быстро смирился «Энштейн» с тем фактом, что мчится по просторам Вселенной в противоположном от намеченной цели направлении.
Щелкнув передатчиком, я произнес:
- Капитан, у нас гости.
- Знаю, Джонни, - ответила кэп, было слышно, что она улыбается, - Питер и Пауль заняты, так что, если тебе не трудно, приведи гостя на мостик.
«Почему эта просьба звучит как приказ?» - подумал я и послушно поплелся в сторону рубки управления, то и дело оглядываясь на «Энштейна». Он шагал следом и с любопытством школяра осматривал корабль.
В скором времени я уже мялся на капитанском мостике, внимательно изучая пуговицу на комбинезоне кэпа.
- Вот, - промямлил я.
Выплывший из-за моей спины «Энштейн», увидев капитана, заметно помрачнел.
Вирджи, наоборот, была совершенно довольна, растянув рот в улыбке, она вскочила с кресла, оказавшись лицом к лицу с нашим безбилетником.
- Эни, ты опять взялась за старое? – поинтересовалась кэп у непрошенного гостя, - и что это за прикид? Я таких чудиков во всей Вселенной не видала.
- Сразу видно, что история и точные науки тебя мало интересуют, - парировал «Энштейн».
Я в недоумении переводил взгляд с кэпа на гостя.
- Вы что, знакомы? – я почесал в затылке, «Энштейн» не был похож на человека, путешествующего на кораблях, подобных нашей посудине. Он явно привык к комфорту и обслуживанию по высшему классу.
- Джонни, мальчик мой, - фамильярно обратилась ко мне кэп, и я заметил, что она опять под мухой. – Эни знакома не только мне, но и сотне-другой капитанов больших межгалактических лайнеров и таких мелких суденышей, как наше.
- Знакома? – я  вперил взгляд в безбилетника, стараясь понять, где в его внешности капитан смогла найти хотя бы намек на принадлежность к слабому полу.
- Промахнулась, теряю квалификацию, - горестно изрек(ла?) «Энштейн», - Гламур закинул меня не на тот корабль, за что еще поплатится, когда я вернусь… если я вернусь.
С каждым словом его голос становился все тоньше, пока не перешел на писк.
«Приплыли», - думал я, молча наблюдая за этой сценой.
- Довольно маскарада, - кэп достала заветную фляжку, взмахнула ей в воздухе, словно произносила тост, и с нескрываемым удовольствием сделала несколько крупных глотков.
- Ты права, скрываться больше незачем, тут все свои, - Эни покосилась на меня, и тут мне пришлось придержать рукой челюсть. Та, кого я так наивно принял за чудаковатого профессора, вдруг перестала походить не только на мужчину, но и на человека вообще. Ее поверхность подернулась мелкой рябью, затем контуры стали расплываться. Я не успел сообразить, что происходит, когда от «Энштейна» простыл и след, а передо мной и капитаном, приветливо улыбаясь беззубым ртом, возвышалось нечто неопределенной формы, с бирюзовыми навыкате глазами и носом в виде трех дырочек посередине того, что должно было символизировать лицо.
Я силился понять, где у этого существа руки или ноги, но это оказалось сложной задачей. Оно колыхалось, словно мамин арбистовый кисель на плите. Такая ассоциация вызвала неприятные воспоминания. Кисель этот я терпеть не мог и пил его, закрыв глаза и зажав рукой нос. Мама говорила, что он очень полезный, но мне слабо в это верилось.
Капитан хитро улыбнулась и пощипав кончиками пальцев нос, плюхнулась обратно в свое удобное кресло. А существо, проплыло мимо, задев меня краешком субстанции, которую видимо надо было именовать телом.
Я поморщился, отскочил в сторону и осторожно обернулся. Передо мной стоял мальчишка, которого я сотни раз видел в зеркале.
- Что ж, Эни, я уважаю твой выбор. Добро пожаловать на мой корабль! - кэп поводила фляжкой у себя перед лицом, и так и не решившись выпить, закрутила пробку, и спрятала ее в нагрудный карман комбинезона.
Я оторопело молчал, а что тут было говорить. Существо не нашло ничего лучше, как стать моим близнецом. Я был не в силах ни возразить что-то, ни наброситься на обеих с вопросами.
Первый раз за свою, не такую уж и долгую жизнь, я увидел инопланетянина. Научно познавательные программы и фантастические фильмы я в расчет не беру.
На Земле и принадлежавших ей планетах, инопланетянам появляться было запрещено.
Давно минули времена войн за раздел Вселенной. Рассказы о них постепенно стирались из нашей памяти. С каждым годом им все меньше уделялось внимания в учебниках по истории, а книги с рассказами очевидцев больше походили на художественную литературу. Так или иначе, у всех (или почти всех) рас была своя территория, на которую никто не смел претендовать, они не обменивались технологиями, не вели торговлю, все жили обособленно, предоставив друг друга самим себе.
« Последнее редактирование: 01:49 – 23.06.05 от Труляляна »

Оффлайн Труляляна

  • Доминар Питерской Империи
  • Администратор
  • *****
  • Откуда: С этого края Вселенной
    Здесь с: 00:45 – 16.05.05
  • Сообщений: 12190
  • И тебя вылечат...
    • FarGate
- Джонни, оставь нас, нам с Эни нужно поговорить с глазу на глаз, - сказала кэп. Ее пальцы застучали по консоли управления, – мы скоро прибудем на место. Мне не нужны неприятности с местными властями.
- Конечно, - буркнул я, но уходить не торопился. Меня словно магнитом тянуло к этому мальчишке, как две капли воды похожему на меня.
- Он не помешает,  - произнес такой знакомый голос, - да, кстати, зовите меня Джей.
- Джей, так Джей, - задумчиво произнесла кэп. Что-то в показаниях приборов ее смутило, - дрейт-контроль ДНК  ты пройдешь, но если у них будут микрогалапсеры, жди беды….
Договорить она не успела, ожил динамик и раздался встревоженный голос Пауля.
- Кэп, включи внешние экраны!
Мы с Джеем переглянулись. Что-то было не так, а это значило, что нас может ждать захватывающее приключение, почище тех, о которых рассказывала бабушка.
Странно, я уже думал о нем «мы» словно он  и, правда, был мне братом. Я чувствовал, что он думает также.
«ОН». Как легко я очеловечил это существо. Что это женщина, хотя и неизвестной мне расы, я старался не думать.
Вспыхнули экраны и мы увидели небольшую симпатичную планетку, окутанную бледно фиолетовыми кольцами. Но полюбоваться ее красотами нам не пришлось. Путь к ней  преграждали три корабля.
Один крупный, совсем не похожий на мирный пассажирский лайнер и два транспортных модуля. На их обшивке яркими буквами светилось слово не предвещавшее ничего хорошего.
- Спецназ, - прочитал я вслух.
- Спецназ, - вторил мне Джей.
- Заткнитесь оба, я читать умею. – Вирджи лихорадочно соображала, что же такого они сделали, что смогли привлечь к себе внимание спецслужб. Вряд ли их заинтересовал межгалактический безбилетник, ничего другого ей в голову не приходило.
- Может быть, у них здесь учения? – робко предположил Пауль, появившийся в рубке управления.
- Тебя не спросила, - прорычала Вирджи. Уж в какие только неприятности она за свою жизнь не попадала, но не теряла присутствия духа, и только неизвестность всегда доводила ее до бешенства.
« Последнее редактирование: 17:21 – 23.06.05 от Труляляна »

Оффлайн Труляляна

  • Доминар Питерской Империи
  • Администратор
  • *****
  • Откуда: С этого края Вселенной
    Здесь с: 00:45 – 16.05.05
  • Сообщений: 12190
  • И тебя вылечат...
    • FarGate
- Они нас сканируют, - с кислым видом изрек Пауль. Он копошился у стены с множеством приборов, назначение которых весь полет оставалось для меня загадкой. Вообще, я ни разу не видел особого движения ни в рубке управления, ни на капитанском мостике. Сейчас все было в новинку, все интересно. А предстоящие неприятности добавляли адреналина в кровь.
- Джей, если они за тобой, я сопротивляться не буду. Сама… - Вирджи осеклась, - сам понимаешь, своя рубашка ближе к телу.
- Много для меня чести, я в этих краях никогда не был, - Джей пожал плечами, - да и капитаны обыкновенно предпочитают умалчивать, что у них борту появлялся инопланетянин, зачем им дурная слава. Так что, можно сказать, я широко известен в узких кругах.
- Повторное, глубокое сканирование, - Пауль совсем сник, - сейчас они нам все  кишки просветят.
Динамик вновь ожил, на этот раз это был Питер.
- Капитан, нас захватили стыковочной сетью, какие будут указания?
- Да какие уже к галапсам указания, - усмехнулась Вирджи, - теперь остается только ждать.
Ждать пришлось недолго, на центральном экране возник лысый как колено субъект. Он скривил рот в жалком подобии приветственной улыбки, вытер огромным носовым платком взмокшую макушку и забубнил:
- Ваш корабль проник на закрытую территорию. Нарушил запрет на гиперпрыжки в районе Бета-три, Кроме того, ваши трюмы забиты оранжевой пылью, которая с 2305 года признана сильнодействующим наркотиком и запрещена к перевозке на территории Батистового Альянса. Согласно статьи двадцать девять,  дробь шестнадцать, подпункт одиннадцать, вы нарушили все основные правила и своды, и подпадаете под статью о…
- Что за ахинею он несет?! - вырвалось у меня.
- Молодой человек, я все слышу, ваши действия будут расценены как оскорбление должностного лица при исполнении служебных обязанностей и подпадут под статью сорок девять подпункт шесть Кониверского кодекса…
- Кони-какого? – мне показалось, что я ослышался.
- Кониверского, - тем же безучастным голосом сообщил лысый.


Ну, бабуля и дернула тебя нелегкая заболеть…. Одно дело будоражещее кровь приключение, о котором с упоением можно будет рассказать одноклассникам и друзьям, а вот такой вот расклад меня совсем не устраивал. Я, 15-летний шелопай-юнец, оказался шлок знает где, за миллионы галактических миль не только от родимого дома, но и от места, куда собственно я летел. Если в этом секторе запрещены гиперпрыжки, то дома (про бабушку можно уже и не думать) я окажусь в возрасте 497 лет от роду. Отличная перспективка.

Лысый продолжал бубнить что-то про параграфы и пункты каких-то сводов и правил, которые мы умудрились нарушить все сразу. Судя из его речи, мы были закоренелые преступники и смертная казнь, это меньшее наказание, которого мы достойны.
Джей слушал его речь, открыв рот. И я почему-то знал, что он чувствует. Ему было любопытно, очень любопытно, сейчас он бы отдал все на свете, чтобы прикоснуться к этой сверкающей потной лысине и превратиться  в беспросветного бюрократа. Таких экземпляров в его коллекции еще не было.
Кэп была на удивление спокойна, не обращая внимания на словоизлияния лысого типа, она методично уничтожала содержимое своей фляжки. Я даже не заметил, когда она снова ее достала.
Хуже всех чувствовал себя Пауль. Он был бледнее мертвого стрекозоида, и как кролик на удава испуганно таращился на  лысого.
«Видать у него не все чисто с биографией», - решил я.
Когда лысый, наконец, закончил речь, Вирджи уже мирно посапывала в своем кресле. Пауль сполз на пол и, обхватив колени и уставившись в одну точку, что-то шептал.
Мы с Джеем переглянулись. Чтобы мы ни сказали в свое оправдание, нам не поверят. Лысый был прав, мы действительно нарушили все эти пункты и по их законам были совершенно и безоговорочно виновны.
« Последнее редактирование: 07:02 – 26.06.05 от Труляляна »