Автор Тема: Ты - человек  (Прочитано 2106 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн ОгоньВода

  • Ни дня без фанфика!
  • Человеки
  • *****
  • Откуда: Башня рядом с чаапа'ай
    Здесь с: 14:05 – 22.03.07
  • Сообщений: 1241
  • Танцующая с грозой
Ты - человек
« : 12:24 – 03.04.07 »
А сейчас мы передаём слово…

«Ты – человек!»
- Доктор, проснитесь!
Стал пробиваться сквозь сон голос. Хотелось отогнать его, но он звучал ещё громче, невольно заставляя открыть глаза. Увидев рядом с лицом терминал компьютера, доктор несколько секунд не двигался, стараясь что-то понять, а потом вспомнил. Вчера он допоздна засиделся в кабачке у Мэка и не выспался, а теперь уснул в кабинете на столе.
Сев прямо, он осторожно потянулся, и только потом увидел перед собой широкое лицо и короткую перепончатую корону валуанина. Это был Мэк, хозяин кабачка в Старом Городе, к которому он ходил каждый вечер делать уколы. Валуанцы так плохо привыкали к земной атмосфере, что им приходилось долго делать прививки. Многих это отпугивало, но не такого предприимца, как Мэк, благодаря которому у доктора всегда было сонная жидкость для больницы. Сейчас корона Мэка имела серый оттенок, что свидетельствовало о лёгком волнении. Заметив это, доктор сразу же спросил:
- Что-то случилось, Мэк? Что-то с иммунитетом?
- Нет, босс, всё хаки с имуком. Но, кажется, у меня скоро будут проблемы. Я хотел поговорить с вами о них. Вы должны помочь мне.
- Что-то, связанное с кабачком?
- Да. С одним из моих клиентов. С ним творится что-то странное. Первый раз он пришёл два месяца назад и с тех пор заходит каждый день. Заказывает стакан сонника, садится в угол и смотрит в середину стакана, пока не застывают глаза. И таким вот читом он сидит несколько плет подряд. Потом встряхивается, выпивает сонник, платит и уходит.
- И так каждый день?
- Да, босс.
- Что же тут странного?
- Он гаянин.
- Кто?!!
Доктор даже подскочил на стуле. Считалось, что жители Гаи, человекоподобные гуманоиды, самые хладнокровные существа в этой части Галактики, а тут один из них дошёл до такого! Ведь для каждого существа с внутренним гипнозом сонник хуже, чем любой наркотик для человека?!
Гаяне… Странная раса, не желающая «водить дружбу», как говорит Мэк, ни с кем. Редкий гаянин служит на кораблях земного системата. Даже не то, что редкий – один на тысячу. У них холодный разум, не имеющий привязанностей, похожий на компьютер, поэтому они лучше чувствуют себя рядом с машинами. Ведь на Земле живёт лишь один гаянин – дипломат, представитель Гаи. Точнее жил.
- Ладно, а что же ты хочешь от меня?
- Я хочу, чтоб вы как-нибудь зашли пораньше и взглянули на него. У меня какое-то нехорошее предчувствие.
- Хорошо, я зайду. А пока, если что – сразу звони!
- Отлично, босс.
Мэк сделал жест прощания и вышел, а через минуту доктор совсем забыл об их разговоре.
И не вспоминал до тех пор, пока Мэк не позвонил ему ночью домой. Его корона была тёмно-серой и шевелилась, когда, увидев доктора, он громко крикнул:
- Приезжайте скорее, босс! Гаянин решил убить себя.
- Как?
- Сонник. Если через два часа он не очнётся от него, его организм перегреется и гаянин попросту сгорит!
- Хорошо, уже еду!
Приблизительно через полтора часа доктор был в кабачке. Посетители разбежались, и только гаянин одиноко ютился в дальнем углу. Красивейшее существо, он был похож на статую из тёмного хрусталя, одетую в чёрно-золотую форму звездолётчика.
Быстро сбросив фееру, кинув её подбежавшему Мэку, доктор осторожно приблизился к гаянину и несколько раз взмахнул рукой у него перед глазами. Не заметив никакой реакции, достал из кармана фонарик и посветил в зрачки сидящего и, опять ничего не добившись, сильно потряс головой. Неожиданно приняв какое-то решение, он топнул ногой, потом осторожно оттянул стул гаянина от стола, повернул в сторону и посадил самого инно прямо. Затем взял другой стул, поставил перед ним, сел и стал смотреть ему прямо в глаза, постепенно погружаясь через спящее сознание в подсознание.
И, наконец, он оказался там, в подсознании гаянина, куда вошёл так же, как и в подсознания других больных. Но того, что было здесь, не было нигде! Пустота. Замкнутая на себя чёрная пустота… И ничего… Нет даже золотого фонарика надежды. Вспомнив, зачем он здесь, доктор начал мысленно звать:
«Человек! Где ты? Кто ты?»
И из этой чёрной пустоты пришёл тихий, как шёпот, голос:
«Я не человек. «Они» назвали меня роботом, бездушной машиной.»
«Нет, ты человек! Если ты так страдаешь, то ты – человек!»
«Я не знаю, я уже ничего не знаю!»
Чтобы хоть немного отвлечь его, доктор спросил:
«Скажи, как твоё имя?»
Голос зазвучал громче:
«Моё имя не предназначено для землян. Вы не только не выговорите его, но и не услышите. «Они» называли меня Эллиот.»
«Красивое имя! «Они» наверное, любили тебя, если назвали так?»
«Да, любили, когда-то очень давно. А потом «они»…»
Голос задрожал и затих.
«Что же они сделали, Эллиот?»
В голосе послышалась горечь:
«О, «они» сделали худшее, что только могли – обвинили меня в предательстве!»
«А ты не предавал их?»
«Нет, никогда!»
В голосе прозвучала такая страстная нотка, что доктор кивнул сам себе:
«Ты любишь «их». Любишь после всего того, что «они» сделали!»
«Да. И буду любить всегда. Ведь кроме «них» у меня никого нет!»
«А кто же это – «они»?»
«Экипаж корабля, на котором я служил, пока меня не выкинули. Он называется «Астра-Релона»
«Они обвинили тебя в том, что ты не делал. Почему ты не объяснил им это?»
«Зачем? Они не поверили бы.»
«Мне жаль тебя. У тебя нет надежды… Поэтому ты хочешь умереть??»
«Да. Кто вы?»
«Я – доктор. Меня позвали ради тебя. Мэк хочет, чтобы я не дал тебе погибнуть.»
«Не надо. Я сделаю, как решил, вы меня не остановите!»
Через мгновенье он продолжил чуть взволнованно:
«Вам пора, доктор. У вас есть ещё три минуты, чтобы уйти, иначе вы останетесь тут навсегда!»
«Выйди, я хочу посмотреть на тебя.»
«У вас три минуты, доктор!»
«Я хочу этого!»
«Хорошо.»
Темнота просветлела, и доктор увидел тень. Тень, полную горечи и тьмы, в которой горел маленький огонёк заботы о человеке, чужом, который пытается его спасти. Поняв это доктор решительно сложил руки на груди:
«Ты мой пациент, и я уйду отсюда только с тобой.»
«Нет, землянин, уходи сам!»
«Я – врач! Это моё решение, моё желание, и я от него не отступлюсь!»
«Одна минута, доктор!»
«Или мы уходим вместе, или я остаюсь!»
Доктор из последних сил сопротивлялся стремлению Эллиота вытолкнуть его, пока тот обречённо не вздохнул и не сказал:
«Хорошо. Идёмте…»
Быстро схватив его за руку, доктор в последний момент выскочил из подсознания в действительность. Он всё ещё сидел на стуле напротив стула Эллиота, но уже держал его за руку и быстрым, профессиональным движением ощупывал середину груди. Пульс едва прощупывался, но всё же гаянин был жив. Мысли доктора перебил голос Мэка:
- Что с луот? Он жив?
- Да, но без сознания. Вызови такси, я отвезу его в больницу. Ему срочно нужна помощь.
Потом, позже, помогая доктору усаживать гаянина в такси, Мэк сунул ему в руки небольшой контейнер, но тот не заметил, занятый мыслью о том, чтобы быстрее довезти пациента до больницы.
***
Пять минут. Осталось пять минут до того момента, когда гаянин очнётся от лекарств, которыми его напичкал доктор, чтобы снять действие сонника. Прошло два дня с тех пор, как его привезли в больницу, а доктор, начав думать тогда, так и не сумел решить, что же сказать этому хрустальному одинокому существу, как расшевелить его душу, чтобы он смог жить дальше, как сказать ему, как объяснить всё это… Оставалось только надеяться, что в нужный момент слова придут сами.
Пять минут прошли и гаянин, пошевелившись, открыл глаза. Осторожно наклонившись к нему, доктор прислушался к его дыханию и лишь немного позже заметил сконцентрированный на себе взгляд пациента, который, оглядев землянина, спросил:
- Это ты тот, кто вытащил меня из сонника?
- Да.
- Зря… Лучше бы я умер, вам не нужно было входить в меня.
- Почему?
- Теперь мне придётся жить с этим. С этой тяжестью в душе.
- Но почему, объясни? Ведь ты же ничего не сделал!
- Вы же знаете, есть люди, которые так не считают.
- Так объясни им, что ты не виноват!
- Они не будут меня слушать. Они даже не хотят видеть меня.
- А если они придут, расскажешь им всё, что у тебя в душе?
Повернувшись к доктору и внимательно вглядевшись в его глаза, гаянин тихо прошептал:
- Я…я не знаю…
Доктор жёстко повторил:
- Да или нет?
Эллиот отвернулся, закрыл глаза и ответил:
- Да.
Тогда, выйдя из палаты и зайдя к себе в кабинет за феерой, доктор решительно вышел на улицу, сел в такси и направил его к Центральному Космопорту. Добравшись туда меньше, чем за пять минут, он выскочил из машины и быстрым шагом направился к центральному зданию. Войдя и мгновенно разыскав нужное место, доктор подошёл к сидевшей там девушке:
- Где я могу получить сведения о звёздном корабле?
- Если скажете его название – то здесь.
Девушка заметила зелёные веточки на воротнике его фееры и старалась отвечать вежливо.
- «Астра-Релона». Он был здесь приблизительно три месяца назад.
Быстро проверив по компьютеру, сотрудница подняла голову:
- Действительно, корабль с таким названием был у нас три месяца назад, но он только пролетал мимо и не задерживался надолго. Однако вчера его направили к нам на ремонт, и сегодня утром он уже прибыл.
- Команда всё ещё на борту?
- Да.
- Где я могу найти его?
- Я вызову сотрудника, он вас проводит.
Девушка нажала на кнопку, и через минуту к ним подошёл критасанец в форменной одежде. Указав на доктора, сотрудница объяснила ему ситуацию:
- Доктор спешит. Проводи его к пятому взлётному кругу. Туда, где стоит «Астра-Релона».
Быстро кивнув рогатой головой, критасанец пригласил доктора следовать за собой и повёл его через служебный вход на стартовые площадки. На пятом круге действительно находился корабль с названием «Астра-Релона», но доктор не мог себе представить, что им окажется специальный корабль Звёздного Флота для Дипломатического Корпуса и его представителей! Он никогда бы не подумал, что кто-нибудь с Гаи способен долго находиться на корабле, который скитается по мирам, ведь Гаяне в большинстве своём не очень общительный народ.
Главный люк корабля был открыт, и возле него уже собралась большая часть экипажа: очевидно, их хотели уже выписывать на землю. Быстро найдя взглядом капитана и его первого помощника, доктор подошёл ближе. Подождав, когда они обратят на него своё внимание он, не представляясь, перешёл сразу к делу:
- Мне нужно срочно поговорить с вами. Это очень важно.
Капитан хотел, было, что-то сказать, но, увидев зелёные веточки, так же, как и девушка в здании, успокоился, и согласно кивнув, провёл доктора к себе в кабинет. Там, усадив его и помощника, он опёрся ладонями об стол перед доктором и спросил:
- Так о чём же вы хотели поговорить со мной?
- Об очень важном деле. Скажите, имя Эллиот вам ничего не говорит? Точнее, имя гаянина Эллиота вам знакомо?
Еле сдерживая ярость, капитан кивнул и пробормотал сквозь зубы:
- Конечно. Он был офицером охраны на нашем корабле, но потом произошла довольно неприятная история, и я был вынужден попросить его списаться. Однако я не думал, что об этом станет известно постороннему.
- Насколько я понимаю, вы списали его здесь, в этом порту, три месяца назад, ведь так?
- Да, но откуда вы…
Теперь в ярости был доктор. Громко хлопнув ладонями по ручкам кресла, он крикнул, перебивая капитана:
- Как же вы могли оставить его одного в этом порту, который так далеко от его дома? Ведь он гаянин, разве вы этого не понимаете?
- Нет.
- Он служил на вашем корабле. Вы дали ему прекрасное имя, но даже не попытались понять, что делаете, когда обвинили его в предательстве и выгнали с корабля, ставшего его вторым домом. Вы даже не подумали о том, что он может с собой сделать!
Тут вмешался Первый:
- Доктор, что с ним? Он жив? Я могу его видеть? Да говорите же, доктор!
Капитан сурово прервал его:
- Помолчи, Первый! А теперь, доктор, может, вы всё нам объясните?
- А что тут объяснять? Вы обвинили гаянина в том, что он не делал, кинули его одного на этой планет, не думая о том, какую рану нанесли его душе.
- Простите, но какое вы имеете к этому отношение?
- Какое? Самое прямое! Гаянин прекрасное, умнейшее существо, а из-за вас он стал принимать сонник, чуть не убил себя и теперь не имеет желания жить.
- Мне очень жаль Эллиота, но я сделал так для его же блага. Я не хотел раскрывать начальству, что он совершил и…
- А вы уверены, что он это совершил? Вы хоть выслушали его самого, прежде чем выгнать?
- Нет, у нас есть неоспоримые доказательства вины гаянина.
- Так вот, вам придётся его выслушать, потому что вы сейчас поедете со мной в больницу и поговорите с ним. Я уже раз спас его жизнь, едва не отдав свою, и мне не хочется делать это во второй раз. А теперь, если вам нечего с собой взять, идёмте.
Доктор встал и пошёл к выходу. Остальные за ним, но помощник по дороге свернул в другой коридор, крикнув, что догонит. Действительно, не успели они подойти к зданию Космопорта, как он, запыхавшись, уже оказался рядом, держа в руках букет стеклянных цветов. На вопросительный взгляд доктора, он, покраснев, ответил:
- Это Элиоту, они его любимые.
- Значит, вы не верите в его предательство?
Помощник пожал плечами и уклончиво пояснил:
- Он – мой друг.
Капитану это явно не понравилось. Ведь и шёл он только из уважения к статусу этого странного, высокого человека.
Выйдя из здания, доктор заметил, что такси всё ещё ждёт его, поэтому они быстро сели и поехали по обратному направлению. По дороге они не разговаривали, и единственным звуком в машине было негромкое позвякивание стеклянных цветов. Путь к больнице казался им длинным и они многое передумали за эти пять минут. Доктор думал о том, что же случилось в детстве с Элиотом. Почему, повзрослев, он отправился к звёздам, почему записался на дипломатический корабль, в охрану? Все эти мысли теснились в его голове и он не находил ответы на свои вопросы. Капитан думал о корабле и о предательстве Эллиота. Если раньше он был уверен в его вине, то сейчас душа землянина была полна сомнений: правильно ли он поступил, не выслушав гаянина, верным ли было решение уволить его с корабля, и действительно ли гаянин совершил это преступление? В отличие от сидящих рядом, помощник думал лишь о том, как Эллиот себя чувствует, как его здоровье?
Наконец такси подъехало к главному входу больницы. Все вышли и доктор, оставив в машине кредитку с зелёным уголком, повёл их через холл к палате своего пациента. Когда они подошли, их встретила медсестра, наблюдавшая за гаянином. Она шёпотом сказала доктору, что он спит. Кивнув, доктор тихо открыл дверь, и они вошли. Но, увидев спящего Эллиота, капитан и его помощник остановились на пороге, не решаясь подойти ближе. Бросив на него один-единственный взгляд, капитан почувствовал угрызения совести. Гаянин выглядел таким тонким и измождённым, темнота его хрусталя посветлела, пушистый волос поблек и стал тоньше, даже рукав рубашки казался шире из-за похудевшего запястья. Внимательно посмотрев на капитана, доктор подошёл к кровати, осторожно присел рядом и, приподняв лёгкое покрывало, ощупал середину груди, проверяя пульс. Прикосновение было осторожным, но Эллиот всё равно почувствовал его и проснулся. Увидев капитана, он попытался встать, но, остановленный твёрдой рукой доктора, опустился обратно, сумев лишь сказать удивлённо:
- Капитан? Я не знал, что корабль вернулся.
Вместо капитана ответил помощник, подойдя к постели и положив цветы ему на грудь:
- Нас направили сюда на ремонт. Мы прилетели сегодня утром.
Пока он это говорил удивление Эллиота прошло и доктор, всё ещё державший руку на его груди почувствовал как резко дёрнулась грудная раковина гаянина. В ту же секунду выражение его лица изменилось, и на нём перестали отражаться какие-то ни было чувства. Оно стало холодным и замкнутым, когда он сказал:
- Простите, капитан, я забыл о приличиях и не поздоровался. Надеюсь, вы извините меня, ведь я никак не ожидал увидеть вас здесь - после того, что вы высказали мне на корабле.
Не смотря на его слова, капитан почувствовал неуверенность гаянина и понял, что тот просто не знает, чего от него ждать. Он хотел заговорить, но тут доктор коснулся его руки и он промолчал. Доктор же повернулся к помощнику:
- Извините, но пациент не должен утомляться, поэтому будет лучше, если вы подождёте снаружи. Там, в конце коридора есть кресла, где вы можете отдохнуть.
-Да, но...
- Идите, сестра вас проводит.
Но прежде чем они вышли, доктор что-то прошептал девушке-критасанке, махнул рукой, отпуская их, и только после этого повернулся к капитану. Тот, сам того не замечая, сел на кровать рядом с гаянином, который о чём-то думал, хмурясь и собирая бусинки своих бровей в одну линию, глядя в никуда. Доктор рассматривал его и постепенно понимал, что означает это выражение: он вспоминал что-то, чего не должно быть, что-то непонятное, нереальное и не имеющее возможности существовать, а теперь старался понять, что же именно. Быстро прервав его мысли щелчком тонких пальцев, доктор обратился к обоим:
- А теперь объясни, что случилось, Эллиот. Потом вы, капитан, объясните, при чём ту он.
Сложив изящные пальцы шатром, и не глядя ни на кого, гаянин стал рассказывать эту странную историю, полную технических терминов и непонятных обозначений. Из неё доктор вынес только то, что кто-то испортил аппаратуру, и это чуть не стоило кому-то жизни. Выслушав Эллиота до конца, он повернулся к капитану, который тоже внимательно прислушивался, и спросил:
- Вы говорили, что есть какое-то доказательство. Я не могу узнать, какое именно?
- Почему нет? Во всех коридорах в нашем корабле, которые ведут к важным объектам, стоит излучатель, регистрирующий эмоциональные волны. Но, проверив его после происшествия, мы ничего не нашли. Наш врач объяснил, что это значит: прошёл кто-то не имеющий эмоций. Ну а т.к. таким был только Эллиот...
Пока он говорил доктор подошёл к компьютеру и, прочитав что-то, сказал:
- Не только он. У вашего помощника их тоже нет.
От, удивления капитан вскочил с кровати и воскликнул:
-Что?
Доктор уверенно повторил:
- У вашего первого помощника тоже не регистрируется эмоции. В конце коридора у нас, так же как и у вас, есть излучатель.
Неожиданно они оба услышали тихое восклицание и, повернувшись к Элиоту увидели как он, сложи пальцы в какой-то сложный знак, широко раскрыв печальные глаза что-то тихо шепчет. Доктор, подскочив ближе, схватил его за ладони и разделил знак, потом, подняв руку к лицу гаянина, сложил её лодочкой; и, пустив средний эхо-удар, крикнул:
- Очнись, Эллиот, очнись! Что с тобой?
Тихо застонав и зажмурив глаза, гаянин горько сказал:
- О, доктор, неужели это правда? Неужели мои подозрения оказались не пустыми домыслами? Зачем, почему он это сделал...
Капитан со страхом подскочил ближе к лежащему и спросил:
- О чём ты, Эллиот, какие подозрения, кто сделал, что?
Осторожно освободив свои руки из ладоней доктора, гаянин прижал их к лицу, потёр его, убрал руки и, внимательно посмотрев на капитана, ответил:
- Джордж, сэр, ваш помощник, он - андроид, Я давно это подозревал, но не хотел верить...Я считал его другом...
Капитан был явно ошеломлён:
- Подожди, ты подозревал, почему?
- Его прикосновение было холодным, с ним я чувствовал себя спокойным и бесстрастным, я был уверен в том, что могу предсказать его действия. Вы меня понимаете?
-Нет.
- Доктор, может, тогда вы объясните?
- Хорошо. Понимаете, капитан, температура тела гаян намного меньше нашей, она почти равна температуре льда, поэтому непосредственное касание какого-либо теплокровного вызывает довольно неприятную реакцию. Машина не поддерживает в себе температуру, считая это ненужным, поэтому андроидов всегда можно отличить от людей. А если это не действует, то машину вычисляют по логике её поступков. Как сказал Эллиот, часто можно быть уверенным в том, как машина поступит в том или ином случае. Капитан как-то странно на него посмотрел:
- А знаете, доктор, из того, что я здесь услышал, выходят две вещи. Первая - теперь я тоже уверен, что Джордж - андроид.
- А вторая?
По лицу доктора было заметно, что он уверен в своём знании этой вещи. Капитан продолжил:
- Вторая - это то, что вы тоже андроид!
Доктор оскорблёно поднял бровь:
- Я не андроид!
- Если я ошибся, то извините.
- Вы ошиблись, но не совсем. Я не андроид, но я - киборг.
- Ничего не понимаю!
Вмешался Эллиот:
- Доктор имеет в виду, что всё его тело имеет электронную основу, но мозг - только человеческую.
- И что это значит?
- Только то, что доктор чувствует и ведёт себя как человек, но он почти не нуждается в отдыхе и пище, не чувствует боли, когда повреждён, как машина.
- Это правда?
- Естественно. Моё тело погибло очень давно, но я был слишком хорошим специалистом, поэтому один далёкий народ спас мой мозг и сознание, пересадив его в машину.
- Но вы остались человеком?
- Да. Эллиот вам только что это сказал, а я подтвердил.
- Хорошо, я вам верю, но что нам делать с Первым?
- Обезвредить, капитан. Нам нужно срочно его отключить.
Неожиданно раздалась сирена. Доктор бросился к двери, но в ней показалась фигура андроида с чем-то в руке. Едва увидав это что-то, капитан бросился на помощь, а гаянин закричал:
- Отключите цепь мозга, доктор, быстрее!
В ту же секунду как он замолк, андроид чем-то ударил доктора который упал и остался недвижим, и хотел ударить капитана, но тот выбил аппарат у него из рук. Потеряв оружие Первый схватил капитана за шею и стал душить. Увидев это Эллиот, который был слишком слаб, чтобы встать, схватил один стеклянный цветок, странно сдавил его и бросил острой ножкой вперёд. Реакция гаянина-с-холмов не подвела его: ножка попала точно в мозговой центр и уничтожила все его платы. Сразу же отключившись, андроид ослабил хватку и упал, а капитан, почти потерявший сознание остался стоять на ногах, покачиваясь из стороны в сторону, и с силой мотал головой. Встревожившись, Эллиот позвал:
- Капитан, с вами всё в порядке?
Перестав раскачиваться, капитан повернулся к нему и сказал:
- Да. Спасибо тебе, ты спас мне жизнь.
- Быстрее посмотрите, что с доктором. Заряд тока мог повредить его мозг.
Подбежав к лежащему доктору, капитан нащупал пульс, потом повернулся к гаянину:
- Это киборг, как я узнаю, жив ли он?
Вместо Эллиота ему ответил доктор:
- Прежде всего, нужно спросить меня самого. Капитан, как ваше горло?
- Спасибо, доктор, но ничего серьёзного с ним не произошло.
- Это хорошо. Эллиот, а что с тобой?
- Со мной? А почему вы спрашиваете?
- Потому что ты стоишь на покрывале - и даже не замечаешь этого.
Действительно, беспокойство Эллиота было так велико, что он не заметил, как вскочил. А когда ему об этом сказали его лицо, приобрело странный голубоватый оттенок. Спрыгнув с покрывала он поднял его и положил на кровать. Посмотрев на гаянина и усмехнувшись, доктор подошёл к распахнутой двери. Сирена уже выключилась, в коридоре было много народа. Большинство из охраны. Заметив саккурраниш с шарфом синего цвета и браслетами майора, доктор зашипел, привлекая его внимание. Майор стоял к нему спиной, но, услышав шипение, резко обернулся, удивлённо прянув ушами и дернув хвостом. Увидев доктора, он передал какую-то бумагу стоявшему рядом лейтенанту и подошёл:
- Здраштвуйте, доктор. Вы меня сшвали?
Его галакт был несколько плох, но вполне понятен. Пригласив саккурранина в палату, доктор представил друзей:
- Это Эллиот, гаянин и м-м-м...Джошуа, землянин. Эллиот начальник охраны, а Джошуа капитан корабля "Астра-Релона".
- Майор Гепад, саккуранин. Вы хотели что-то пшросить?
- Да. Что произошло, и почему этот андроид сюда ворвался?
Только сейчас заметив лежащего робота, саккурранин скользнул к нему, присел рядом и внимательно осмотрел цветок, всё ещё торчащий у него из головы. Потом чуть шевельнул хвостом и повернулся к Эллиоту:
- Жаль, что вы так бросили его.
Доктор удивился:
- Почему?
- Яд ссветка пшошобствовал полному уничтожению вшех плат. В том чишле и памяти.
Вмешался капитан:
- Разве эти цветы ядовиты?
- Да, в определённом восшрасте. И то если знать, как заставить его отдать этот яд.
- Хорошо, Эллиот заставил, но может, расскажите, что там произошло?
Саккурранин поднялся, вылизал ладонь с внутренней стороны и провёл по шерсти на голове. Потом взял кончик хвоста в руку и начал:
- Как доктор и просил, мы включили излучатель в конце коридора. Выяшнив отшутштвие у него эмоций мы передали эти сведения доктору и попытались подключить к излучателю сканер. Когда мы это сделали то выяснили, что где-то в палате есть микрофон и что андроид всё слышал. В это время андроид вшкочил и брошилшя к палате, по пути ранив медшештру. Тогда мы включили сирену и побежали сюда. А теперь я могу уже сшабирать его?
- Да, конечно.
Через некоторое время, когда робота забрали, доктор уложил Эллиота в постель, капитан взял стул и сел рядом. Доктор пристроился с краю. Эллиоту явно стало лучше: его кожа постепенно приобретала естественную темноту. Он лежал и крутил в пальцах маленький стеклянный цветок, капитан задумчиво потирал подбородок, доктор внимательно наблюдал за ними. Первым заговорил капитан, обращаясь к Эллиоту:
- Доктор сказал, что ты едва не убил себя. Почему?
Гаянин помрачнел и доктор решил, что он промолчит, но ошибся:
- Помнишь тот день, когда на Гае я сказал тебе, что у меня нет семьи. И только поэтому ты взял меня в экипаж. Этот корабль стал для меня домом, благодаря вам я многое понял, стал чувствовать. Ты дал мне имя, чтобы не называть по званию. Я много времени провёл на борту, и мне стало казаться, что только вы, на корабле, можете меня понять. А потом произошёл этот случай, и вы обвинили во всём меня. Ты тогда сказал, чтобы я уходил с корабля и не появлялся. Нельзя сказать, что ты был очень любезен. Корабль улетел, я остался, но часть моей души улетела с вами. Я не находил себе места весь день, а вечером шёл в кабачок и уходил в соник, пытаясь найти душу, что-то понять. Мне не удалось этого сделать, становилось ещё хуже. Корабль был далеко, здесь я никого не знал, и в какой-то момент мне стало всё безразлично, я не хотел уходить из соника, т.к. снаружи меня ничего не ждало. В этот момент появился доктор и заставил меня жить, сказав, что если умру я, умрёт и он. Потом целых два дня я был без сознания, а когда очнулся, пообещал доктору поговорить с вами двоими, если вы придёте. Вы пришли, и я сказал всё, как и обещал.
Капитан молчал. Доктор успокаивающе положил руку Эллиоту на плечо. Через некоторое время капитан глубоко вздохнул и заговорил:
- Прости, Эллиот. Я был очень расстроен, когда попросил тебя уйти. Но меня учили доверять только фактам. А когда факты говорят одно, а сердце - другое, я был просто оглушен и не понимал, что делаю. Надеюсь, ты простишь меня и вернешься на корабль.
- А ты больше не будешь называть меня "бездушной машиной"?
Капитан покраснел и опустил глаза:
- Эллиот! Я сказал это сгоряча, не надо повторять глупости. Скажи только, ты согласен?
- Конечно! "Астра" - мой дом.
Окончательно успокоившись за своего пациента, доктор прервал их:
- Хватит, поговорите завтра. Эллиоту пора отдыхать.
- А когда он сможет выйти? Мы улетаем через месяц.
- Через неделю он будет совсем здоров и сможет вернуться на корабль.
Капитан улыбнулся:
- Спасибо вам, доктор. Эллиот, я зайду к тебе завтра после обеда.
Проводив глазами землянина, гаянин посмотрел на доктора:
- А с вами всё в порядке? Ток такой силы мог повредить схемы.
- Всё хорошо. Мозг я успел обезопасить, а для схем нужен ток намного большей силы, чтобы их повредить. Теперь спи, тебе нужно больше отдыхать.
Эллиот глубоко вздохнул и закрыл глаза. Глядя, как он засыпает, доктор думал о том, как всё изменилось в их жизни, его и Эллиота. У него появилась возможность узнать что-то новое о других мирах, а гаянин нашёл друзей и новый дом. Доктор вспомнил одного пациента, преступника, с которым он встречался очень давно и который сказал ему перед смертью, что его упрямство не раз спасет чью-то жизнь. И вот перед ним лежит гаянин, человек, которому он спас жизнь, которого вытащил из пропасти. Этот гаянин прекраснейшее существо и за свою долгую жизнь он сможет сделать много хорошего. Но понял ли он цену своей жизни? Для того, чтобы это узнать, нужно время. Задумчиво перебирая пальцами нить ожерелья, доктор вышел из платы и пошёл к себе чтобы отдохнуть: вечером у него будет обход.
Всю неделю Эллиота посещали члены его экипажа по несколько человек, а в день выписки возле больницы его ждал весь экипаж, включая капитана. За день до этого гаянину прислали приказ, в котором его назначали первым помощником и он вышел к встречающим в своём новом мундире. Доктор заметил у него на груди несколько наград и заинтересовался, за что же он их получил. Тут к нему подошёл капитан и сказал что они собираются отпраздновать назначение Первого и хотят, чтобы он к ним присоединился:
- Пожалуйста, доктор! Если бы не вы у нас не было бы этого праздника!
- Я не могу. Я занят.
- Чем же?
- Нужно сделать Мэку последние уколы.
Услышав это имя Эллиот, стоявший к ним спиной, обернулся:
- Вы идёте к Мэку? Мы с вами.
-Все?
- Конечно. У него есть хороший уллский сок и ещё, мне нужно кое-что сказать ему.
Офицеры встретили это предложение восторженными криками и, окружив капитана, Эллиота и доктора, направились в кабачок. Был вечер, солнце село, но им было достаточно отражающего света защитного поля и редких пролетающих светляков. На улице людей почти не было, и экипаж растянулся по всей её длине, тихо беседуя. Дорога прошла незаметно, и скоро они были уже в кабачке, где Мэк, быстро разнеся сок, удалился с доктором. Но они быстро вернулись и присоединились к празднику, продлившемуся всю ночь. Все были счастливы. Доктор думал, что не зря он всё-таки встретил много лет назад гаян и не зря познакомился с Мэком. Мэк, как и все эмтаты был счастлив, потому что счастливы были все. Эллиот был счастлив, потому что обрёл всё, о чём мечтал: друзей, дом, любимую работу. А капитан радовался из-за того, что сердце его не обмануло, и друг остался другом.
Утром, прощаясь с сонным доктором, Эллиот спросил:
- Вы же киборг, почему у вас есть потребность во сне?
- Мой мозг всё ещё человеческий и живой. Поэтому когда он устаёт ему, как и любому другому, нужен сон. А теперь скажи, когда ты улетаешь?
- 20 Эйзра в 12 делений. Я надеюсь, вы придете меня проводить?
- Да. Нужно будет удостовериться, что ты улетаешь здоровым.
- Хорошо. Спокойной ночи, доктор.
- А-а-рееу, н'таи, а-а-рееу.
С лёгким удивлением гаянин провожал доктора, севшего в такси, взглядом, думая, где же он мог выучить его язык.
Доктор не забыл о своём обещании и приехал провожать корабль. "Астра" отправлялась в путь, но скоро опять должна была вернуться, он это знал. Когда он подошёл к кораблю его встретил младший матрос и провёл в рубку управления сказав что Первый скоро освободится. А пока его не было, доктор поговорил с капитаном и врачом корабля, предупредив их об особенностях анатомии гаян. Когда Эллиот всё же пришёл, то доктору достаточно было одного взгляда на него чтобы понять, что он совсем здоров: хрусталь его кожи приобрёл естественное лёгкое свечение, волосы стали пышными и почти чёрными, как бездна. Даже глядя на его довольно-спокойное лицо можно было понять, что у Эллиота всё отлично.
Гаянин встретил доктора счастливой улыбкой и возгласом на родном языке:
- Саа-нее, каурас.
-Те-саа, н'таи.
- Доктор, вы знаете мой язык?
- Конечно, я выучил его, разговаривая со Старцем.
- Как же его звали?
- Я не могу произнести его оно слишком холодное. Но ваши кажется называли его Святой.
- Вы были знакомы со Святым Старцем, установившим первый контакт наших народов?
-Да.
На лице Эллиота отразилось благоговение, и до самого отлёта он разговаривал с доктором в высшей степени почтительно, а когда прощался, низко склонил голову в знак преклонения перед его знаниями. Он был рад, что знает такого человека.
А доктор, стоя в башне и глядя на удаляющийся корабль, вспомнил имя, которым назвал этого человека Мэк: луот - ищущий, а потом, что в первую встречу валуанин так же назвал и его.
Доктор не прощался с Эллиотом. Он знал, что они ещё встретятся и тогда у них будет больше времени, чтобы поговорить. Намного больше. Вспоминая же корабль, он думал: "Прощай, "Астра-Релона", Звезда Первозданная. И пусть те сто лет, что прошли с первого твоего вылета не скажутся на тебе никогда. Потому что ты - мой корабль".
Добей рэйфа. Подложи накуадную бомбу в Потеряный город.
Когда Вселенная вновь сожмётся, выживут только трое: тараканы, Доктор и далеки
Писатель в истерике
Одну простую сказку, а может и не сказку, а может не простую... хочу вам рассказать

Оффлайн Light/thgil

  • Сериаломаньяг, ранее известный как просто Лайт
  • Свои
  • *****
  • Откуда: Волгоград
    Здесь с: 03:24 – 16.05.05
  • Сообщений: 12964
    • ЖЖ
Re: Ты - человек
« Ответ #1 : 18:04 – 03.04.07 »
как там падонки говорят? аффтор, жжош, пишы исчо!

в общем, мне нравится. сюжет даже интереснее предыдущего рассказа, а по стилю - ну, с экрана я, конечно, привык читать рассказы покороче, поэтому эти кажутся малость затянутыми. но если б он был напечатан, то в самый. публиковаться в журналах не пробовала? ;)
Где-то глубоко внутри я белый и пушистый.
А снаружи - зеленый и скользкий! :P

Оффлайн ОгоньВода

  • Ни дня без фанфика!
  • Человеки
  • *****
  • Откуда: Башня рядом с чаапа'ай
    Здесь с: 14:05 – 22.03.07
  • Сообщений: 1241
  • Танцующая с грозой
Re: Ты - человек
« Ответ #2 : 10:13 – 04.04.07 »
Пригласили напечататься в литературном альманахе. Но там у меня один рассказ-фэнтези напечатан.
Добей рэйфа. Подложи накуадную бомбу в Потеряный город.
Когда Вселенная вновь сожмётся, выживут только трое: тараканы, Доктор и далеки
Писатель в истерике
Одну простую сказку, а может и не сказку, а может не простую... хочу вам рассказать

Оффлайн ОгоньВода

  • Ни дня без фанфика!
  • Человеки
  • *****
  • Откуда: Башня рядом с чаапа'ай
    Здесь с: 14:05 – 22.03.07
  • Сообщений: 1241
  • Танцующая с грозой
Re: Ты - человек
« Ответ #3 : 10:16 – 04.04.07 »
ой, простите склеротика!  xsorry  К этому рассказу ещё стих есть. Мой!

Моя душа - река без берегов,
Моя душа - колодец где нет дна,
Моя душа - то неизведанное в чём
Ты хочешь разобраться и понять.

Моя душа - корабль без парусов,
Моя душа безбрежна будто память,
Моя душа покрыта вся огнём
И сквозь него нельзя её узнать.

И только ты пытаешься понять
То неизведанное, всё в огне.
Мой друг, зачем тебе страдать,
Чтобы узнать хоть что-то обо мне?

Ведь я не дьявол и не бог,
Ведь я простой несчастный человек.
А ты такой, такой, такой...
Мне не хватает слов сказать это тебе!

И я не знаю как тут объяснить
Того, что привело тебя ко мне
Ты лекарь, значит моя жизнь
Уже давно принадлежит тебе.
Добей рэйфа. Подложи накуадную бомбу в Потеряный город.
Когда Вселенная вновь сожмётся, выживут только трое: тараканы, Доктор и далеки
Писатель в истерике
Одну простую сказку, а может и не сказку, а может не простую... хочу вам рассказать