Автор Тема: Баюн-гора (Stargate SG-1 Fan Fiction)  (Прочитано 45459 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Верочка

  • Хочу и не молчу!
  • Человеки
  • *****
  • Откуда: Ижевск
    Здесь с: 15:29 – 20.11.08
  • Сообщений: 3123
  • Погладь котэ!

«Баюн-гора»
(Stargate SG-1 Fan Fiction)

Автор: Верочка
Бета: Справляюсь сама.
Дисклеймер: Данное произведение задумано не для извлечения коммерческой выгоды и каких-либо материальных благ, но исключительно с целью увеличения и без того немаленького наследия данного фэндома (как вариант - порабощения мира или иных лулзов =).
Предупреждение: AU. Предположим, что Данечка остался жив в конце пятого сезона. Келонцы согласились поделиться с землянами наквадрией добровольно (хоть это и маловероятно, знаю). «Триста второй» был успешно создан, а Джонас Куинн остался в Келоне.
Жанр: Action + Agnst + Deathfic + POV OFC = Фиг знает что.

_______
Исправленная версия находится здесь: http://vera-andreevna.diary.ru Поиск по тегу "креатив".


Глава 1. Убитая Ласточка

Было очень холодно, и глаза слипались сами. Но я изо всех сил старалась не заснуть, чтобы хоть немного побыть в одиночестве. Утром они снова придут. Я не хочу их видеть. Но выбора у меня нет.
Иногда они забывают обо мне, и я целый день провожу, ожидая их появления и каждую секунду внутренне содрогаясь. День за днем, день за днем одно и то же... Однажды я сказала им: «Все равно, сколько наших вы собьете, они прилетят снова. Вы думаете, что сможете добиться всего? Ошибаетесь!» - и целую ночь не спала, пряча в жестком сене свое разбитое лицо. С тех пор я молчу. Чего они хотят? Выкуп? Я не знаю. «Может, они наконец-то убьют меня», - подумала я, и мысли смешались. - «Лучше пусть убьют, я не боюсь смерти. Жаль свою Ласточку...»

Три года я провела в Борисоглебском летном училище. Так уж получилось, что по распределению я попала в 31-й гвардейский авиационный полк имени Н.Е. Глазова, который дислоцировался на Зерноградском военном аэродроме, в местечке недалеко от Ростова-на-Дону. Меня посадили на «МиГ-29», и одноместный ловкий самолетик очень полюбился мне. На нем я и взлетела по карьерной лестнице, заработав славу отчаянного и безбашенного пилота. Это были лихие времена: как раз незадолго до выпуска снова вспыхнул конфликт на Кавказе. Спустя год этот район поутих, но даже в ту пору иногда мне помогала лишь удача. В один прекрасный день удача изменила. В начале лета 2002 года Ласточка 28-летней майорши рухнула в горах Кавказа далеко за границей, отделявшей ее от родины.

Полагаю, не одна я ютилась сейчас в маленьком сарайчике, заваленном сеном и старой травой. Я слышала, на чужой территории не раз падали вертолеты и истребители. Возможно, их пилотов давно нет в живых. Значит, им повезло больше, чем мне.
Сквозь тягучую дрему я увидела вспышки света. Неужели опять рейд? Нет, наверное, это всего лишь гроза.
Гроза приближалась. Что если молния попадет в сарай? Он наверняка загорится. И спасать меня здесь никто не будет. Конечно, смерть в огне - не совсем то, о чем я всегда мечтала. Но я предпочту такую смерть такой жизни. О чем я думаю? Это глупо. Лучше заснуть, мне наверняка приснится что-то хорошее. Или очередной кошмар.
Я услышала стрекот вертолетов. Где-то рядом рвались ракеты. Значит, все-таки рейд. Они случаются все чаще, но почему-то ни одна ракета не упадет сюда. Все равно они убьют меня, рано или поздно. Я не боюсь смерти. «Но почему именно я?» - спросила я себя. - «Почему именно мне нужно погибнуть здесь?» Разум окончательно отказался повиноваться мне, и я заснула.

Первым, что я увидела, был луч, бивший прямо поверх моей головы в противоположную стену. Я лежала на кровати в освещенной солнцем комнате. Возле меня стояла Яна Крымская в белом халате с вечно настороженным взглядом.
- Привет, доктор, - сказала я. - Это хороший сон. Снись мне еще.
- Она думает, что спит, - раздался голос по другую сторону кровати. Я повернула голову.
Это был Алексей Шумилов.
- Подполковник, - выдавила я. - А ты что делаешь в моем сне?
- Я - твоя неосознанная эротическая фантазия, - ехидно сказал он. - Очнись, майор, ты не спишь!
- Галлюцинация никогда не признается в том, что она - галлюцинация, - не согласилась я.
- А ты никогда не признаешься в том, что ты неправа.
- Просто боюсь поверить, что все закончилось. Вдруг это не так? Знаешь, сны бывают такими реальными…
- Это не сон. Можешь положиться на мои слова.
- Да ну?
- Я никогда бы не обманул тебя… даже будучи галлюцинацией.
Не сдержавшись, я прыснула, а затем рассмеялась во весь голос.
- Ну вот, - удовлетворенно сказал Алексей. - Узнаю прежнюю мисс Бесшабашность.
- Только тихо, - шепнула Яна, оглядываясь. - Не одна ты здесь такая.
- Невезучая?
- Или наоборот, это ведь как посмотреть. Тебя же вытащили оттуда.
- И кому я обязана своим чудесным спасением?
Яна взглянула на подполковника. Я проследовала за ее взглядом и увидела, что он корчит странные физиономии, видимо, призывая ее к молчанию.
Я спросила:
- Это случилось не без твоей помощи, ведь так?
- В общем, да, - скромно произнес Шумилов. - Как ты догадалась?
- Иначе ты не стоял бы тут, над моей постелью. Неужели у тебя нет других дел?
- Всего лишь хотел навестить болящую, - возмущенно сказал он. - Меня обидели в лучших чувствах.
- Прости, - всерьез ответила я.
- Прощу, если... - он собирался что-то сказать, но дверь распахнулась, и в нее заглянул белобрысый сержантик:
- Товарищ подполковник, вас вызывают.
- Кто? - спросил Шумилов, полуоборачиваясь. - Соловьев?
- Да, товарищ подполковник.
Алексей бросил: «Сейчас», - и сказал мне:
- Видела бы ты себя в зеркало! Поправляйся скорей, в небе тебя не хватает.
- Боюсь, мне больше не летать, - с тоской ответила я. - Ласточка ведь разбита.
- Ну, это мы еще посмотрим, - сказал он. - И не смей унывать, - после чего скрылся за дверью. Здесь я его больше не видела.

Подполковник появился несколько недель спустя. За это время все синяки и травмы, которые я заработала в плену, почти совсем зажили, ну а я успела «достать» половину офицерского состава полка и уже отчаялась добиться правды о том, куда делся Шумилов.
Стоял обыденно-прекрасный знойный четверг. Наслаждаясь выдавшимся временем для отдыха, я сидела на бревнах, грудой сваленных возле казармы, щурясь на солнце.
- Привет, - услышала я рядом с собой поразительно знакомый голос.
- Подполковник, - произнесла я. - Откуда ты здесь?
- Ничего себе вопрос! - удивленно сказал Шумилов.
- Нет, я имею в виду... - я смешалась. - Может, скажешь, куда ты подевался после того, как меня освободили? Ты так внезапно исчез - я и не знала, о чем думать.
- Тебе ничего не рассказали? Хотя... - он сел рядом, - этого следовало ожидать.
- И что же мне должны были рассказать?
- У меня были кое-какие неприятности.
- Неприятности?
- Не обращай внимания, - он помотал головой, - я вылезал и не из таких передряг.
- Шумилов, не мнись, как невеста на выданье, - немного грубовато сказала я. - Что случилось?
- Я попал под следствие.
- За что?! - изумилась я.
- За то, что ты сейчас здесь.
- Не понимаю…
Шумилов вдохнул.
- Видишь ли, это была несанкционированная операция. Я имею в виду твое освобождение. Я много раз предлагал варианты, как нам вызволить тебя, но там, наверху, почему-то не спешили на выручку к мисс Бесшабашность, которой они стольким обязаны.
- Но ведь все обойдется? - немного неуверенно спросила я. - Соловьев тебя прикроет, я уверена.
- Конечно, - ответил подполковник, - не о чем беспокоиться. Хотя если нет, то мне придется умотать отсюда на второй космической.
«- Не стоило тебе возвращаться за мной», - чуть было не сорвалось с языка, и я тут же на себя огрызнулась: «Тебе, что, не хочется жить? Не хотелось, даже тогда, когда ты молила о смерти?» Я пошарила руками в карманах и тихо произнесла:
- Черт.
Шумилов вперил в меня вопросительный взгляд.
- Сигареты забыла в казарме, - объяснила я.
- С каких пор ты начала курить?
- С тех самых, - ответила я с невеселой усмешкой. - Без дела не останешься: любая авиакомпания с мясом оторвет пилота с таким стажем.
- Это идея, - оживился он. - Отправлюсь в гражданскую авиацию. Буду водить пассажирские лайнеры и флиртовать с хорошенькими стюардессами.
Я фыркнула:
- Как хочешь.
- А как насчет тебя? - спросил подполковник.
- Я в порядке.
- Безумно рад.
Я опустила голову.
- Мне не хотелось говорить это, но... Может быть, мне не стоило идти в армию, - сказала я и принялась отковыривать щепку от бревна. - Ведь ясно же, что не стоило. Но что меня ждало в том городе? У меня никого не было. Что я могла поделать, будучи совсем одна? Я полагала, что если я буду хорошим пилотом, то со мной никогда не случится того, что случилось, - я тяжело вздохнула. - Выходит, я плохой пилот.
- Плохие пилоты не становятся майорами в 28 лет. Ты - отличный пилот. Не унывай, тебе просто не повезло.
- Боюсь, это мой потолок, и после всего я не смогу стать никем большим. К тому же моя Ласточка погибла.
- Ласточка - всего лишь самолет. Тебе дадут новый.
- Но второй Ласточки у меня никогда не будет. Во всяком случае, спасибо, что спас меня.
- Не за что, - сказал Алексей. - Мы же друзья.
- Да, - эхом откликнулась я. - Друзья…

Прошлой зимой Шумилову перевалило за сорок, но он все равно продолжал якшаться с такой мелочью, как я. Общаясь с ним, я каждый раз уверялась в том, как мало мы знаем о нашем окружении. Себя он обычно представлял так: «Офицер и христианин». На войне не бывало неверующих… Шумилов иногда в шутку утверждал, что успел изучить меня насквозь за неполных три года, что я успела провести под Зерноградом. Так ли это было? Человеческая душа - тонкая штука, о ней не расскажешь в трех словах. Но можно попытаться выразиться более многословно.
Итак, я - майор Марина Сундукова. Я - истинная Львица. Я эгоистична, я не люблю делиться славой, как, впрочем, и всем остальным. Я ненавижу быть во втором составе, поэтому я так полюбила свою Ласточку: в одноместном истребителе не приходится быть вторым пилотом. Я могу в сердцах сказать человеку любую гадость, хотя знаю, что потом обязательно стану жалеть об этом. И если кто-то причинит мне боль, то я сделаю все, чтобы отомстить ему.

То утро выдалось довольно спокойным, и это меня несказанно обрадовало. Во владениях Яны Крымской было немноголюдно, а потому я уселась на свободной коечке и наблюдала, как она занимается своими делами. Какой кайф, бездельничая, смотреть, как работают другие!
- Ты уже решила, как будешь отмечать день рождения? - спросила меня Яна, изучая медицинские карты. - Наверное, жалеешь, что начало отпуска выпало на конец месяца, а не на середину?
Я пожала плечами.
- Не думаю, что мне вообще хочется отмечать его.
- Почему? - она хмыкнула. - Это напоминает тебе о твоем возрасте?
- Мне будет всего-то двадцать девять! - возмутилась я. - Нет, просто придумывать каждый год что-то новое не хватает никакой фантазии.
- Зачем придумывать что-то новое?
- Жить - значит меняться, - я окинула блуждающим взглядом стены и потолок. - Правда, это не всегда идет человеку на пользу.
- Ты все еще скучаешь по своей Ласточке?
- Не напоминай мне, ладно? И когда же мне надут новый самолет? Мне так хочется летать!..
- Думаю, с этим придется повременить, майор, - услышала я голос из дверей и нехотя поднялась с насиженного места, вытягиваясь по стойке «смирно». «Отдых закончился», - подумала я. - «Нужно было, как и гласит заповедь, держаться поближе к кухне».
Сказавший подошел ближе, и я сумела разглядеть нашивки полковника.
- Вольно. Полковник Чехов, - представился он.
- Майор Сундукова.
- Знаю. Я знаю все о вас, майор.
- Многие так говорили, - осторожно ответила я, - но ни один из них еще не оказался прав.
Чехов оставил мою реплику без внимания.
- Как я уже сказал, пока вам придется отложить полеты. По крайней мере, на несколько дней, но может быть, и дольше.
- Как интересно… - немного иронично сказала я. - А что же по этому поводу думает полковник Соловьев?
- Готовится подписать приказ. Сегодня вы вместе со мной вылетаете в Америку.
- Вы не оставляете мне выбора, товарищ полковник.
- Вы можете отказаться, если хотите, но в этом случае я пошлю повторный запрос. Вам не отвертеться, - полушутливо сказал полковник Чехов.
- Могу я узнать цель визита? - осведомилась я.
- Участие в переговорах по поставке Соединенным Штатам партии истребителей средней дальности полета.
«Мы торгуем с американцами? Еще интереснее...»
- Переговоры - не моя специальность, - твердо сказала я. - Я пилот.
- Уверяю, вы не будете разочарованы, - ответил Чехов. - Это задание обещает быть очень и очень увлекательным.
- Что может быть увлекательнее полетов?
- О, - загадочно произнес он, - не говорите это прежде времени. Вас ждет большой сюрприз.

Для чего придумали эту дурацкую форму? Слов нет, красиво, но я гораздо уютнее чувствую себя в полетном комбинезоне. Я села на свое место и поправила юбку. В иллюминаторе день медленно, но верно вступал в свои права.
- Располагайтесь, нам предстоит долгий полет. Лично я собираюсь вздремнуть, и на вашем месте сделал бы то же самое, - бросил полковник Чехов.
- Не думаю, что с американцами легко будет договориться, - негромко сказала я будто бы в никуда.
- Не волнуйтесь, это простая формальность, - ответил мне Чехов. - На самом деле, у них нет выхода. Они примут наши условия, никуда не денутся.
- И зачем им наши самолеты? - недоверчиво хмыкнула я. - Выращивать в них кактусы? И, главное, зачем мне лететь туда? Я пилот, переговоры - не моя специальность.
- Я уже слышал это. Но мы летим туда не только ради переговоров, поэтому разочарованы вы не будете.
- Вы повторяетесь, товарищ полковник.
- Как и вы.
Я вздохнула:
- Что за парижские тайны, полковник Чехов? Вы же военный человек, неужели так трудно сказать прямо?
- Будьте терпеливы, майор. Эта штука из той серии, что лучше увидеть один раз, но своими глазами.
«Эта штука»?
- Американцы что-то прячут от нас? - спросила я.
- Можно сказать и так.
Однако… что они от нас скрывают? Я умру от любопытства, если не узнаю это. Хорошо, полковник Чехов, не хотите говорить - не нужно.
Придется ждать.

Я очнулась оттого, что солнце било в глаза. «Неужели я умудрилась заснуть? Надеюсь, я не храпела». Я выглянула в иллюминатор. Мы летели совсем низко над песчаной поверхностью. Трудно было поверить, что мы уже в другой части земного шара.
«Поспать бы еще пару часов...»
Я почувствовала касание. Самолет теперь не планировал над посадочной полосой, а ехал прямо по ней. Стало совершенно ясно, что мы почти сели. «Мы в Америке», - подумала я. - «И что дальше?»
Двери ангара открылись. Самолет доехал до конца полосы и медленно вкатился внутрь. Я вцепилась в сиденье пальцами, подрагивавшими от нетерпения. Ненавижу быть пассажиром. Скорее бы выйти из этого самолета!
Через несколько минут самолет встал окончательно.
- Сейчас подадут трап, - сказал пилот из полуоткрытой кабины. Я поднялась и потянула ноги, онемевшие за время полета. Чехов тоже открыл глаза и поднялся, оглядев салон самолета сонным взглядом, как будто с трудом понимая, где он очутился.
- После вас, майор.
Спустившись по трапу, мы оказались в просторном ангаре. Здесь было немноголюдно и, несмотря на обилие техники, ангар казался немного пустынным. Возле дверей стояли два человека в голубой форме. Они говорили о чем-то, но слов было не разобрать, и до меня доносилось невнятное бормотание. Я отвернулась от них и огляделась еще раз. Это было странное ощущение.
Чехов направился к ним. Еще на подходе он бодро заговорил по-английски:
- Good morning, general! Glad to see you again.
На это откликнулся один из них, полноватый старичок, лысый, как коленка. Я быстро перевела для себя:
- Добро пожаловать, полковник Чехов. Мы ждали вас. Полагаю, вы знакомы с полковником О’Ниллом?
- К сожалению, да,
- сказал ему второй. Он был высоким, с наглым прищуром, шрамом над левой бровью и поблескивающей сединой во взлохмаченных волосах. «Интересно, он когда-нибудь здоровается с расческой?»
- Вы как всегда любезны, полковник, - с иронией молвил Чехов и представил меня. - Майор Сундукова.
- Генерал Хэммонд,
- представился лысый старичок и протянул ладонь. Со смутным чувством я пожала ее. О’Нилл с видимым неудовольствием последовал примеру Хэммонда. Он что-то тихо сказал, и я расслышала: «Сначала Картер, а теперь еще и эта».
- Майор Сундукова - квалифицированный пилот, одна из лучших в российских ВВС,
- сказал Чехов.
- Не сомневаюсь! - патетично произнес О’Нилл.
- В чем дело, полковник? - спросила я. - Не нравлюсь вам?
- О, нет, очень нравитесь! Уверен, вы превосходный пилот.
- Тогда почему же я вижу эту гримасу на вашем лице?

О’Нилл покусал губу.
- Просто я не люблю русских.
- Зря,
- спокойно отозвалась я. - Мы ничем не хуже вас.
- А как насчет вас самой, майор?
- Я толерантно отношусь к представителям других наций.
- Да вы просто идеальный человек!
- воскликнул О’Нилл.
- Полковник! - с укором произнес Хэммонд.
О’Нилл замолк. Две секунды спустя он выдавил:
- Прошу прощения, майор.
- Не за что,
- благородно произнесла я, представив, как зависаю над лохматым О’Ниллом с машинкой для стрижки в руках аки карающим мечом. - Не волнуйтесь так, не сегодня-завтра я все равно улечу обратно, оставив вас в своем маленьком американском мирке.
- Не совсем, - тихо сказал мне Чехов, - иначе какой был смысл прилетать сюда?
- А действительно, какой?
Он помотал головой:
- Все вопросы потом, - и обратился к Хэммонду. - Вы помните условия нашего соглашения, генерал?
- Да, конечно,
- сказал Хэммонд и зачем-то неслышно вздохнул. - Прошу за мной.
После полутемного ангара пустыня показалась мне ослепляющей. «В первый мой визит в Америку все было намного веселее», - подумала я, вышагивая вслед за Хэммондом. - «И что я делаю в этом Богом забытом пустынном месте?» Я украдкой взглянула на Чехова. Он так и не ответил ни на один мой вопрос, хитрый змей. Все, больше я не буду задавать вопросов. С меня хватит.
У задних ворот нас ждала машина: опять нужно было трогаться в путь. И сколько же это будет продолжаться?
- Всего пару часов, и мы на месте, - неожиданно произнес Чехов. Я вздрогнула и кивнула.
Пока продолжалась поездка, я успела впасть в полную прострацию. Я даже не заметила, как местность из пустынной сменилась на травянистую, затем на лесную, а на горизонте медленно появилась возвышенность. Возвышенность все росла и росла. Я увидела забор, жесткую сетку с натянутой сверху колючей проволокой и патрули, которые вышагивали туда-сюда, а затем - огромную арку прямо в горе. Когда мы подъехали достаточно близко, я смогла прочесть то, что было написано на арке: «Cheyenne Mountain Complex». Шайенский горный комплекс.
- Гора Шайен, штат Колорадо, - объявил полковник Чехов.
Слово «Колорадо» почему-то вызывало у меня четкую ассоциацию с крокодилом. Проехав по тоннелю, тянувшемуся из арки, автомобиль остановился, и мы вышли.
Я оказалась перед огромными воротами. Хэммонд достал карту, похожую на банковскую карточку, и вставил ее в магнитный замок рядом со створками ворот. Ворота открылись.
Это был на самом деле целый комплекс: куча коридоров, лифтов, дверей, и рядом с каждой дверью в стене обязательно находился магнитный замок. Настоящий секретный объект. Вот только с хай-теком они немного переборщили.
- Должен сказать, что вы оказались здесь только по настоянию полковника Чехова, - это были слова Хэммонда, которые он произнес, вызывая лифт. - Мы не готовы были пойти на это, но нам пришлось.
- Пока я не увидела здесь ничего интересного,
- ответила я.
- Как раз это мы и собираемся вам сейчас показать.
Последовала пауза. Лифт тихо щелкнул открывшимися зверьми. Мне вдруг жутко захотелось сказать: «Генерал, с тех пор, как был подписан приказ о моем командировании в Америку, прошло уже где-то двенадцать часов, а никто так и не удосужился объяснить мне, в чем, собственно, заключается весь смысл этой поездки». Но я подумала и пришла к выводу, что лучшая тактика в настоящий момент - сохранять гордое молчание.
- Вам осталось терпеть секунд десять, майор, - проговорил Чехов полголоса. - Когда вы войдете вот в те двери, - он чуть двинул подбородком, - вам станет ясно если не все, то многое.
- Это радует, - я безрадостно хмыкнула, медленно сосчитала про себя от десяти, и на счет «ноль» мы вошли в те самые двери.
Первым, что я увидела, был просторный зал. Вначале я даже не поняла, на что должна смотреть, но тут глаза остановились на металлическом помосте. На нем крепилось огромное, почти в четыре моих роста, кольцо.
Это было то, что не описать словами. Оно было то ли темно-синего, то ли темно-зеленого цвета; материал, из которого было сделано кольцо, походил и на металл, и на камень, и ни на одно из них сразу. По периметру кольца на расстоянии сорока градусов друг от друга располагались красные треугольники. Я насчитала их семь, также разглядев, что кольцо состоит из двух частей. Внешняя была более массивна, а внутренняя оказалась испещрена символами. Внутри самого кольца находилась заслонка совсем другого, нежели кольцо, скорее серого цвета, похожая на заслонку объектива фотоаппарата: она состояла из плавных треугольников и в центре образовывала нечто вроде цветка.
Внезапно внутренняя часть кольца пришла в движение, и один из треугольников загорелся ярко-оранжевым цветом. Кольцо продолжало вращаться в разные стороны, а треугольники загорались один за другим. Последним загорелся тот, что был прямо по центру.
Пространство за заслонкой полыхнуло ослепительно-голубым, и все стихло, только зал наполнился невнятным гулом.
- Код «эс-джи-три», сэр, - раздался голос по громкой связи.
- Открыть диафрагму, - сказал генерал Хэммонд. Заслонка втянулась внутрь кольца, и моему взору предстало нечто совершенно необъяснимое - голубая гладь, которая подергивалась рябью, словно поверхность озера.
Из голубой глади вышли двое. Они были в камуфляже пустынного раскраса и с автоматами, прижатыми к груди. Они спустились по помосту, а вслед за ними появилось еще двое. Голубой круг исчез. Треугольники погасли.
- Это Stargate - Звездные Врата, - произнес чей-то голос - по-русски, но с заметным акцентом. - Поэтому отряды называются SG. Всего их 25.
Я оглянулась. Рядом со мной стоял мужчина лет на семь-восемь старше меня. «Он ничего», - отметила я. На носу красовались округлые очки, отчего его взгляд приобретал рассеянность и даже загадочность.
- Меня зовут Дэниэл Джексон, я доктор археологии. Приятно познакомиться.
- Да,
- ответила я. - Доктор археологии? Разве это не военная база?
- Не совсем,
- сказал Дэниэл Джексон. - То есть, конечно, да. Но здесь много гражданских.
- Что такое Звездные Врата?
- Инопланетное устройство.

Мой взгляд стал более осмысленным.
- В самом деле?
- С его помощью можно оказаться на другой планете где-то в нашей галактике. И даже за ее пределами.
- Это интересно... И на многих планетах вы уже побывали?
- Мы их изучаем. Некоторые обитаемы, некоторые враждебны, некоторые вполне пригодны для того, чтобы мы жили там,
- проговорил доктор Джексон. - Вижу, вы не удивлены.
- Нет, не удивлена,
- сказала я, наблюдая за тем, как закрывают заслонку Врат. - Видите ли, в свое время я зачитывалась Хайнлайном и Бредбери, так что не могу сказать, что я удивлена. Вернее, меньше, чем это могло бы быть.
- Джек не в восторге от того, что вы и полковник Чехов здесь.
- Джек?
- О’Нилл.
- А... ясно. Да, я уже поняла, что он не любит русских.
- Это не из-за того, что он не любит русских. Не обижайтесь, он такой человек. Для чего вы здесь?
- Разве вы не знаете?

Дэниэл Джексон медленно кивнул.
- Русские хотят, чтобы вы были в команде ЗВ-1. Передавали им отчеты об инопланетных миссиях. О враждебных и дружественных расах. О технологиях. В общем...
- ...шпионила,
- я добавила по-русски. - Во времена Советского Союза у нас говорили так: «Наши люди - разведчики, их - шпионы».
Он усмехнулся.
- Разведчик - благородная профессия, а шпион - постыдное клеймо? Вы с этим согласны?
- По-моему, никакой разницы нет.
- Вы говорите не как кто-то, кто вырос в Советском Союзе.
- Это не имеет значения. Давайте лучше поговорим о Вратах.
- Врата... Врата были найдены еще в 1928 году в Египте, в Гизе, но до недавних пор никому не удавалось понять ни что это такое, ни как это работает, и кольцо перевезли в США и спрятали в секретной лаборатории. Впрочем, в 1945 году одному человеку удалось открыть Врата. Он вошел во Врата, и тоннель закрылся. Это человек оказался на планете, где ему пришлось прожить более полувека, прежде чем программу изучения Врат возобновили, и его нашли.

Сорок пятый год... В сорок пятом году советские солдаты бросали знамена фашистов к подножию Мавзолея на Красной площади. И в это же время кто-то проходил сквозь светящееся кольцо в американском бункере, чтобы оказаться на другой планете... возможно, в тысячах парсек от Земли. Эти два факта никак не хотели сходиться в моей голове.
- Программу возобновили в 1996 году, когда мне удалось расшифровать символы, чтобы открыть Врата. Спустя год команды ЗВ начали путешествовать по нашей галактике, изучая планеты. Кажется, у вас есть такая поговорка: «Любопытство кошку сгубило», - вновь сказал Дэниэл Джексон по-русски. - Так вот, это про нас.
- И что это значит?
- Оказалось, что вместе с Вратами мы обрели могущественного врага - расу гоа’улдов, что-то вроде разумных змей. Они довольно беззащитны, но умеют проникать в тела других существ, подчиняя их своей воле. Они сильно развиты в технологическом плане и очень агрессивны - в этом-то все и дело. Есть еще асгарды, ток’ра, джаффа - их гоа’улды используют как своих носителей. Но главным образом наша галактика населена людьми.
- Неужели? Людьми?
- Раса людей не подразумевает тех, кто родился на Земле. Как мы полагаем, люди - это потомки древней, очень развитой расы, ныне канувшей в лету. Кстати, эта раса и создала систему Звездных Врат. Каждые Врата в этой галактике связаны с каждыми в гиперпространстве. Каждые Врата имеют свой адрес из семи символов.
- В гиперпространстве? Вроде как в «Звездных войнах»?
- Да, что-то вроде этого.
- Как я поняла, вы, доктор Джексон, и полковник О’Нилл состоите в команде ЗВ-1?
- Верно.
- Кто еще?
- Майор Саманта Картер и джаффа Тил’к.
- Джаффа?
- изумилась я. - Носитель гоа’улда?
- Точно.

Доктор Джексон говорил очень спокойно, но все же мне стало немного не по себе.
- Пойдемте, - сказал Дэниэл Джексон. - Я вас с ними познакомлю.
- Ладно,
- я встряхнула головой. - Пойдемте.
«Как он умеет не заблудиться в этом царстве хай-тека?» - подумала я о Джексоне. Если мне и вправду придется остаться в ЗВ-1, то нужно будет научиться ориентироваться тут без сопровождающих-старожилов. Но хочется ли мне оставаться? Что за глупости, конечно же, да! Путешествия в другие миры, невероятные приключения... должно быть, это круче всего, что я знала. Даже круче, чем быть пилотом. Нет, это непрофессионально - считать таким образом. Но если вдуматься...
Однако не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, что мне здесь не рады. Кто-то выставляет свое отношение напоказ, как О’Нилл, кому-то хватает ума скрывать его. Но если все будут против меня, то ничего из этого не выйдет, будь я хоть сама Чудо-женщина. Посмотрим, что будет дальше.
Я снова вспомнила про Чехова. А ведь хитрый змей был прав: если бы он просто рассказал мне о Вратах, то я бы не поверила ему, посчитав это за неумную шутку, мне нужно было увидеть. Не могу сказать, что это открытие перевернуло мой мир, но один факт меня все же огорчает: выходит, до шестьдесят первого года был еще сорок пятый, и Гагарин не был первым человеком, кто покинул пределы нашей планеты. Тем не менее, те, кто говорят, что Гагарин стал первым человеком в космосе, не врут: он действительно первым покинул границы атмосферы и вошел в упругий вакуум. И это осознание приятно согрело мне душу.
По пути к нам с Дэниэлом Джексоном присоединился О’Нилл, успевший сменить свою парадную голубую форму на зеленую, как у Джексона. Я с завистью глянула на него и тут же отвернулась, вспомнив о данном себе обещании жестко игнорировать О’Нилла.
- Ты не встречал Сэм? - спросил О’Нилла Дэниэл.
- Кажется, я видел ее пару минут назад в столовой, когда проходил мимо, - от этих слов мой желудок скрючился и стал настойчиво напоминать о правах человека. Когда же я ела в последний раз?..
Садист ты, Джек О’Нилл.
- Тогда мы тоже направимся туда, - произнес Дэниэл и обратился ко мне. - Вы не против?
- Конечно, нет,
- наглым голосом сказала я. - Умираю с голоду!
О’Нилл хмыкнул. Джексон улыбнулся и сказал:
- Вот и отлично.
В общем, в столовой неведомой мне Саманты «Сэм» Картер не оказалось. Меня это огорчило не особо, поскольку единственным, что меня волновало в данный момент, была возможность наконец-то пообедать, хотя по прежнему расписанию, должно быть, давно минуло время ужина. Мне досталась тарелка непонятного на вид блюда, видимо, это был местный аналог макарон по-флотски, а также чашка кофе, что не могло не радовать. Когда я наконец насытилась, то пришла в совершенно благодушное состояние и даже соизволила откликнуться на вопрос О’Нилла, до того стоявшего у меня в своеобразном «игнор-листе»:
- Могу я спросить, сколько вам лет, майор?
- Что за некорректный вопрос, полковник...
- усмехнулась я.
- Просто мне любопытно узнать, сколько вам понадобилось времени, чтобы достигнуть таких, - он сделал неопределенный жест рукой, - высот.
- Шесть лет,
- ответила я.
- В каком возрасте у вас заканчивают школу? В восемнадцать? Вы выглядите старше, чем на 24 года.
- Вы просто гуру в области тактичных вопросов, О’Нилл. Интересно, сколько синяков на вашем очаровательном личике вам приходилось выводить за всю вашу жизнь? Впрочем, раз вы так хотите, то я отвечу. Перед тем, как попасть в летное училище, я успела выучиться в университете, плюс ко всему прошел еще год, прежде чем я отправилась на пилота. При этом вам нужно учесть, что курс обучения длится три года, и выпускникам присваивают звание лейтенанта. Кстати, школу я закончила в шестнадцать лет,
- эту тираду, как мне показалось, я произнесла с совершенно каменным лицом. Оно таким и осталось, даже когда я закончила говорить. Я глядела на О’Нилла, и мысль о том, что мне, возможно, придется служить вместе с этим человеком, начинала претить все больше. Очнуться меня заставил только голос Дэниэла:
- Перестань, Джек, - он уставился куда-то поверх моей головы. - О, а вот и Сэм.
Сэм Картер оказалась симпатичной блондинкой; похоже, как и Дэниэл, она была рождена в «поколение икс». С коротко подстриженными на военный манер волосами желтовато-пшеничного цвета, прядки которых торчали в разные стороны, она жутко напоминала мне Шарлиз Терон и Мэг Райан одновременно.
- Полковник, Дэниэл, мне сказали, что вы здесь, - с ходу выпалила она.
- Привет, Картер, - произнес первый. - Что-нибудь интересное?
- Нет, не особенно,
- она покосилась на меня. - Вы уже были в главном зале?
- Если вы говорите о зале с Вратами,
- я подала голос, - то да, мы побывали там.
- Майор Сундукова. Рада познакомиться с вами.

Я махнула рукой.
- О, не лукавьте. Я знаю, мне здесь вовсе не рады.
Картер наконец опустилась на стул. Рядом со мной, напротив Дэниэла, как раз оставалось одно свободное местечко.
- Я - майор Саманта Картер. Можете называть меня Сэм или использовать воинское звание.
- Можно, я буду звать вас Самантой?

Она удивилась.
- Почему не Сэм?
- Мужское имя не годится для девушки. Сэм - тоже хорошее имя, но Саманта все-таки лучше.
- Ладно,
- она оглянулась. - Не хватает только Тил’ка.
- Он сейчас с ЗВ-9.
- Вы видели полковника Чехова?
- Полагаю, он разговаривает с генералом Хэммондом.

«Ох, попадись мне этот хитрый змей...»
- Это касается моего пребывания здесь, не так ли?
- Вероятно, так оно и есть.
- Не смотрите на меня волком, О’Нилл. Я ничего не могу поделать с тем, что меня направили сюда. Да и вы тоже не сможете ничего с этим сделать. Если я откажусь, пошлют кого-нибудь другого.
- Не все ли вам равно?
- Вас волнует то, что я русская? Или вы просто не любите женщин?
- О, нет, мне нравятся женщины!
- выпалил он.
- Значит, вас возмущает то, что мне удалось, как вы говорите, за столь короткое время продвинуться так далеко. Да и гендерный фактор тоже играет роль, как бы вы не отрицали это.
- Как бы то ни было, русский войдет в состав ЗВ-1 только через мой труп!
- заявил О’Нилл. - О, простите, я сказал это вслух...
- Ну,
- хмыкнула я, - раз вы настаиваете, это можно устроить.
- Я постараюсь сделать так, чтобы этого не случилось.
- Шовинист, ксенофоб... Удивительно, как вы терпите джаффа в вашем отряде.
- При чем тут Тил’к? Тил’к - это другое дело.
- Уверяю вас, то же самое. Если вы не измените свою точку зрения на вещи, вам придется нелегко.
- Я как-нибудь обойдусь без вашего совета.

Я поднялась на ноги.
- Видите? Это как раз то, о чем я говорила. Всего хорошего.
Чехова я отыскала кое-как. Наверное, я поступила опрометчиво, отправившись в «плавание» по Шайенскому комплексу без поводыря, но мне уж очень хотелось сохранить личико и заодно утереть О’Ниллу нос. Правда, мне это вряд ли удалось. Ладно, это и вправду не мое дело.
- Ну что, впечатлены?
- Сверх всякой меры, - покивала я.
- Вижу, у вас на языке так и вертятся вопросы.
- Только один. Вы соврали насчет истребителей, не так ли?
- Не соврал, а сказал неправду.
- Значит, здесь есть что-то другое, за что меня обязаны включить в эту команду.
- Это уже второй вопрос.
- И?
- На самом деле те Звездные Врата, которые стоят в главном зале, - не те самые, что раскопали американцы в Гизе. От тех по некоторым причинам им пришлось избавиться.
- Тогда чьи?
- Наши.
- У нас есть Врата?
- Как видите, мы отдаем их американцам. Конечно, не навсегда, в аренду. За это они заплатят нам своими зелеными бумажками и примут вас в состав ЗВ-1.
- Откуда появились эти Врата?
- Мы выловили их в Тихом океане, не так давно.
- Вторая мировая тоже закончилась не так давно - прошло всего-то полвека. Наши в это время с боем брали каждый метр Берлина, а американцы испытывали в своих бункерах средство для покорения других планет.
Чехов рассмеялся.
- Один-ноль, майор, один-ноль. Год или два назад. Развивать свою программу мы не стали: на это ушли бы миллиарды долларов. Гораздо удобнее сдавать их в аренду, взамен получая деньги и технологии, которые можно выгодно использовать.
Я похмыкала в кулачок.
- Так вы согласны?
- Можно подумать, у меня есть выбор.
- Как ни странно, есть. Подумайте, майор, такой шанс выпадает только один раз.
- Но если я соглашусь, мне уже вряд ли придется летать?
- Возможно, да, а возможно, и нет. Повторяю, выбор за вами.
- Ничего себе выбор, - пробормотала я.
- Это значит «да»?
Я поправила прядку волос на голове и выпрямила спину.
- Предположим, что так.
Почему я согласилась?.. Я понимала: возможно, я больше никогда не смогу летать. Мне больше не придется испытать того полного счастья, что настигает человека лишь в полете. Но моя Ласточка, с которой я так сроднилась, была разбита. От Ласточки не осталось ни единого целого перышка. Я в последнюю секунду успела потянуть на себя красный рычаг, и меня выбросило из чрева Ласточки наружу. Я наблюдала крушение своего самолета, пока медленно и плавно опускалась с парашютом на землю…
- Я знал, что вы не откажетесь.
Услышав это, я невесело повела уголком губ. Похоже, меня еще раз перехитрили.
- Как продвигаются переговоры с генералом Хэммондом?
- Все в норме. Еще пару часов, и мы достигнем полной договоренности.
- И когда мы отправимся назад?
- А вы, майор, останетесь здесь и приступите к своим обязанностям как члена ЗВ-1.
- А мой отпуск?! - возмутилась я.
- Я пошутил, - признался Чехов. - Как только договоримся и подпишем все бумаги, тогда и вылетим. Это займет часа два-три, так что я бы посоветовал вам пока заняться изучением материалов по программе Врат.
«Ага», - подумала я, - «с разбегу до Китая». Дэниэл, кажется, сказал, что Саманта - лучший специалист по Вратам, если будет нужно, у нее и спрошу. А пока пойду еще поглазею на Врата. Кажется, смотреть на них мне не надоест никогда.
В зале Врат я увидела Джексона и О’Нилла. Выразительно глянув на О’Нилла с легкой улыбкой, я остановилась недалеко от них и демонстративно отвернулась. О’Нилл злобно глянул на меня и что-то сказал Дэниэлу.
Была еще одна причина, по которой я не смогла отказаться. В детстве все мы грезим космическими полетами, просто невероятно, как нам хочется побывать на других планетах. Скольких из нас родители заставали за постройкой ракеты из картона? А мы уверяли, что на ней можно улететь на Луну... Все мы становимся старше, нас начинают занимать совсем другие вещи, и все, что беспокоило раньше, отбрасывается, как нечто совершенно ненужное. В итоге к сорокалетнему возрасту бывший мечтатель превращается в заштатного инженера-бухгалтера-юриста, обремененного кучей детишек и не меньшей кучей проблем. Бесконечные подгузники, бессонные ночи, кредиты, родительские собрания, «Покажи дневник», «Почему не убрался в комнате?», и так далее. Все, что остается теперь - только вздыхать о прошедшей молодости и за чашкой вечернего чая предаваться мечтам о том, что, может быть, когда-нибудь люди полетят на Марс... В то время как иные работают во всяческих НИИ на гроши, перепадающие институтам от государства, которых хватает только на метеоспутники. Древняя цивилизация, исчезнув, оставила нам такой щедрый подарок! Разве от него можно отказаться? Не-е-ет. От такого не отказываются.
И, наконец, злить О’Нилла было просто приятно.
« Последнее редактирование: 14:15 – 05.07.11 от Верочка »
Я на @Дневниках: http://sailor-lead-crow.diary.ru/

Оффлайн Верочка

  • Хочу и не молчу!
  • Человеки
  • *****
  • Откуда: Ижевск
    Здесь с: 15:29 – 20.11.08
  • Сообщений: 3123
  • Погладь котэ!
Re: Под Баюн-горою... (ver. 1.5)
« Ответ #1 : 00:26 – 24.11.09 »
Глава 2. Диана и Афина. Часть I

Магнитный замок издал писклявый звук. Дэниэл распахнул дверь, и я присвистнула.
- И все это - документация по проекту?
- С этим непросто будет разобраться.
- Шутишь?
- с иронией сказала я. - Это как два байта переслать.
Стала замечать, что моим излюбленным приемом постепенно становится ирония. Должно быть, сказывалось губительное воздействие полковника Джека О'Нилла, хотя обмен фразами между нами чаще всего происходил в ходе коротких перепалок. Иногда градус кипения доходил до того, что мне стоило огромных усилий не назвать его «чертовым сукиным сыном» и не запустить в него чем-нибудь тяжелым. В таких случаях Дэниэл бросался нас успокаивать, а Саманта просто смотрела своими огромными глазами, переводя взгляд то на меня, то на О'Нилла, и было непонятно, кому она сочувствует больше. Однако, однажды она призналась мне, что О'Нилл поначалу поступал так же и с ней и пару раз умудрился довести ее до слез, - должно быть, просто для того чтобы подбодрить меня. Ну уж нет, заставить меня плакать - отнюдь не легкое дело, с гораздо большей охотой я надавала бы обидчику по мордасам, хотя с О'Ниллом, к сожалению, я так поступить не могла. Но на крик я никогда не срывалась.
- Думаю, львиная доля этих файлов - отчеты о миссиях, так?
- Что ты хочешь найти?
- Дэниэл, слово «хочешь» в данном контексте неуместно,
- я издала смешок. - Первым делом, конечно, я займусь самими Вратами, затем - технологией, поизучаю файлы о расах. Надо же знать, с чем мне придется иметь дело, если, конечно, придется.
- Что ты имеешь в виду?
- А то ты не знаешь. Мне ведь по-прежнему не доверяют, поэтому и не посылают на миссии,
- я прошлась вдоль стеллажей, читая надписи на корешках папок.
- Брось. Вся команда ЗВ-1 ни разу не прошла сквозь Врата с тех самых пор, как тебя прислали. Лично я даже рад небольшому затишью.
- Хотела бы я быть так же уверена в этом, как ты.

Дэниэл потоптался у двери, размышляя о чем-то.
- Воспользуйся своей картой, когда будешь уходить, - только и сказал он.
- Хорошо, - коротко ответила я.
Краем глаза я увидела, как захлопнулась дверь. Затем прошлась из одного конца комнаты в другой. Светильники под потолком загорались, когда я подходила ближе, и гасли снова, стоило мне удалиться. Наигравшись со светильниками, я приблизилась к первому стеллажу и достала с верхней полки одну из папок. На ней значилось имя: «Джонатан Джек О'Нилл».
Я усмехнулась и поставила ее на место.

Прошло уже пять дней с тех пор, как я окончательно перевезла свои вещички в Колорадо-Спрингс (так назывался город, расположившийся у подножия Шайен), и восемь - как я впервые увидела Врата. С подачки полковника Чехова мой отпуск передвинули на октябрь. Я была вовсе не против, но и не особенно обрадовалась этому, так как совершенно не представляла себе, чем можно занять свой досуг в этом незнакомом городе. Тем более, в такое время.
На миссии ЗВ-1 пока не пускали, и я пропадала в архиве, выходя оттуда пару раз за день и насовсем покидая хранилище только вечером. Хоть Дэниэл и утешал меня, говоря, что миссии возобновятся совсем скоро, хоть я и носила теперь форму с нашивками ЗВ, честно говоря, я была совсем этому не рада. Как бы то ни было, но с О'Ниллом у меня не цапаться не получалось, Тил’ка за все это время я видела едва ли пару раз, поэтому общалась я преимущественно с Дэниэлом и Самантой.
Так получилось, что в этот день я засиделась в архиве до семи, когда за мной пришел Дэниэл. Он отнял у меня папки с документами и чуть ли не за руку вытащил из хранилища. Я подкрепилась, скинула зеленую форму и отправилась в город.
Здесь я снимала небольшой одноэтажный домик в жилом районе Колорадо-Спрингс. Машины у меня не было, а на кой она мне? Водительских прав, кстати, у меня тоже не было, даже просроченных. Я ездила на велосипеде. Чем хорош велосипед - тем, что он не ест бензина и не требует техосмотра. Чем он плох? Тем, что зимой на нем ездить невозможно. Впрочем, это легко проверить опытным способом, только до зимы еще нужно дожить.
Доехав до своего дома, я втащила велосипед на крыльцо и приковала его цепью к поручням, а сверху повесила большой замок – это была моя нехитрая противоугонка. Затем я отперла входную дверь, сняла обувь и курточку, прошла на кухню, чтобы поставить чайник, и обомлела. Прямо на кухонном столе, нагло задрав хвост, сидело гибкое маленькое существо. У кошки были выразительные глаза, гладкая пятнистая шерсть и топорщившиеся усы. Еще одна кошка, серая с серебристым отливом, спокойно расположилась в моем кресле. Должно быть, я забыла закрыть окно, и кошки, воспользовавшись отсутствием хозяев, решили разжиться каким-нибудь лакомством.
Я прислушалась. До меня не доносилось ни звука, кроме прохладного шума улицы и спокойного урчания кошек. На всякий случай я решила обойти весь дом и посмотреть, не воспользовались ли моей забывчивостью еще и воры, а также проверить его на предмет наличия других пушистых тварей. Оказалось, что ничего не пропало. Других кошек я также не обнаружила, хотя для верности заглянула даже в приоткрытый шкаф. Я хорошенько заперла все окна и двери и вернулась на кухню.
- Так, и что мне с вами двумя делать? – задумчиво произнесла я. Сидевшая на столе кошачина повела мордой, к чему-то принюхиваясь. Серебристо-серая лишь моргнула.
- Мы, наверное, не понимаем по-русски?
Кошки внимательно посмотрели на меня, а одна из них даже негромко мяукнула.
- Значит, все-таки понимаем? Вот и отлично. А ну-ка выметайтесь отсюда, обе, - я протянула руки к пятнистой кошке, чтобы снять ее со стола и выпроводить вон, но та вдруг зашипела и несильно куснула меня, тотчас же, впрочем, убрав зубы и лизнув мою руку языком. Но с места она так и не сдвинулась.
- Ах, так! – сердито произнесла я, схватила пятнистую кошку и, не обращая внимания на укусы, опустила ее в кресло рядом с серебристо-серой. Сама я села на стул, и уставилась им в глаза.
- Вот что, сестры по разуму, - сказала я. – Мне некогда с вами возиться. У меня работа. Долг зовет, понимаете? Конечно, кошка – друг человека, и все такое, но я могу уйти завтра, а появиться только через неделю. Кто в таком случае будет вас, поганок, кормить?
Кошки даже ухом не повели. Я покачала головой, встала со стула и полезла в холодильник.
- Должно быть, я совсем чокнулась, если разговариваю с кошками.
Я достала из холодильника колбасу, оставшуюся от вчерашнего завтрака, и кинула кошкам по кусочку. Себе я тоже отрезала кусок. Кошки схватили колбасу прямо на лету и принялись жевать ее, сидя на моем кресле. В ответ на это я только повела бровью.
Задумчиво пережевывая мясное лакомство, я оглядела кошек. Кошачья шерсть была чистой и причесанной, это было видно сразу. На кошачьих шейках чернели тонкие кожаные полоски, но капсул, где обычно бывают бумажки с адресами хозяев животных, на ошейниках уже не осталось.
- Значит, вы чьи-то? – задала я вопрос, на который, конечно, кошки не могли мне дать ответа. – Может, вас ищут хозяева?
Кошки, давно проглотившие угощение, только умильно облизывались. Я кинула им еще колбасы, и они вмиг сжевали ее. Я махнула рукой и отправилась в спальню. Облачившись в старые джинсы, тонкий свитер и носки, я умылась и расплела косу, распустив волосы по плечам. Затем затянулась сигаретой, осторожно выпуская дымок в приоткрытое окошко.
Кошки тем временем хозяйкой походкой обследовали дом и разошлись по углам: одна из них вспрыгнула ко мне на постель и свернулась там калачиком, спрятав морду в лапы, другая же устроилась на подоконнике в гостиной. Она казалась живой статуей: изящной, с длинной шеей и тонкими лапами. Настоящее воплощение стремления и грации. На какой-то момент я даже залюбовалась ей, забыв обо всем на свете.
- Так, - оборвала я себя, - я не могу вас у себя оставить, и, кажется, я уже сказала, почему.
Кошка на подоконнике подняла голову. Я вздохнула, прошла через гостиную и присела рядом с серебристо-серой статуей.
- Ну, что же мне с вами делать? - я подняла руку и погладила кошку. Гладкая шерсть приятно струилась под ладонью. Эти красивые и гордые животные всегда были моей слабостью, и если в первую минуту мне еще достало бы сил выставить их из своего дома, то теперь – уже нет.
Кошка, мурлыча, потерлась о мою руку.
- Ладно уж, оставайтесь пока, - я зевнула и грустно посмотрела на кошку. - Утро вечера мудренее, завтра я решу, что с вами делать.
Я разделась и залезла в свою постель, внутренне готовясь к тому, что завтра мне придется расклеивать объявления о находке кошек или ехать в приют. «Но не сегодня же», - сказала я себе. Как говорила несравненная Скарлетт О'Хара, «подумаю об этом завтра».
Однако мне не спалось. Впрочем, за последние несколько дней это стало обычным моим состоянием, ведь биологические часы оказались «переведены» почти на половину суток, и режим дня сбился. Поэтому ночью я часто просыпалась и, будучи не в состоянии уснуть, слонялась по дому, а днем постоянно клевала носом. Я проворочалась в тяжкой полудреме примерно до полуночи, но затем, вконец отчаявшись погрузиться в сон, поднялась и оделась снова.
Кошки спали чутко. Услышав, как я хожу по дому, они вскочили со своих мест и проследовали за мной на кухню. Я сварила себе крепкого кофе и разделила оставшуюся колбасу между кошками - кошачьей еде у меня, ясное дело, взяться было неоткуда. Налив кофе в пузатую кружку, я переместилась в гостиную. Там я пощелкала кнопками, переключая каналы в телевизоре, и легла на узеньком диванчике, укрывшись пледом.
Кошки, прошмыгнув в гостиную, вскочили ко мне на диван. Пятнистая устроилась у меня в ногах, а серебристо-серая уселась прямо перед носом, закрыв мне весь обзор. Я рукой спихнула ее с дивана, и она с видом оскорбленного достоинства заняла облюбованное накануне место на подоконнике.
Единственный канал, который был в состоянии поймать этот старенький телевизор, показывал какую-то молодежную комедию. Мне пришлось скинуть с себя плед, встать с дивана и покрутить антенну, но упрямый ящик ничего другого ловить не желал. Молодежные комедии я терпеть не могла, поэтому выключила телевизор и отправилась со своей кружкой, опустевшей наполовину, обратно в кухню. Поставила кружку на кухонный стол и уютно устроилась в любимом кресле. Серебристо-серая кошачина, деликатно потыкав меня мордой, примостилась на моих коленях, а я почесала ее за ухом. Мурлыча, она таинственно уставилась на меня. Глядя в ее большие глаза, в которых почти не виден был зрачок, я погрузилась в полутранс. Рука, гладящая кошку, двигалась все медленнее и, наконец, совсем замерла, успокоившись на гладкой шерсти.

Очнулась я от звона будильника в спальне, который был слышен через приоткрытую дверь. И еще от того, что болели все кости: спать в кресле не очень-то удобно. Я согнала со своих колен кошака и залпом выдула остывший недопитый кофе из кружки на столе. Пора было собираться в Командный центр, но для начала я должна придумать, куда мне деть своих кошек. «Надо же, я уже считаю их своими...» Будильник, захлебнувшись, умолк. Начинался новый день.
Утро было одним из таких, когда в зеркало смотришь с неохотой. Сползши с кресла, я добралась до ванной, лениво почистила зубы и поплескала в лицо холодной водичкой. Впрочем, это не помогло: глаза открываться не хотели. Я потерла веки костяшками пальцев и подняла взгляд на зеркало.
Половину лица занимали щеки. Из-за больших плоских щек скулы почти не просматривались, и иногда я даже потихоньку щупала свое лицо, чтобы убедиться, что скулы еще на месте. Большой нос с выпуклым кончиком тоже не прибавлял мне уверенности в собственной неотразимой внешности. Вконец меня добивали глаза-щелочки, совершенно терявшиеся в тени кругов, нередко проявлявшихся под глазами после бессонной ночи. Веснушек не было – веснушки показывались только летом, ненадолго, чтобы сойти под мыльной пеной. Но на переносице, щеках и крыльях носа постоянными гостями были маленькие пигментные пятнышки, из-за которых кожа выглядела темнее, чем на самом деле.
Сбросив одежду, я залезла под душ и простояла там несколько минут. Почувствовав, что вновь засыпаю под струями теплой воды, я с усилием вывернула краник с холодной водой до отказа. Ух, что это была за вода! Просто ледяная.
- Ладно, так и простудиться недолго, - решила я, вылезая из-под душа, и завернулась в просторное полотенце.
Осознавать себя по утрам я начинала лишь за завтраком. Кофе мне в этом никак не помогал, даже наоборот: от него нередко клонило в сон. Я заглянула в холодильник, раздумывая, из чего бы сообразить для себя завтрак. Впрочем, я и так прекрасно знала, что поживиться у меня особенно нечем, скорее, это был своеобразный утренний ритуал.
- Может, стоит позавтракать где-нибудь в городе? - произнесла я вслух, задумчиво сооружая себе бутерброд с маслом. Пятнистая кошка недовольно мяукнула. - Ах, да! Совсем забыла про вас, мои бедолаги, - я нагнулась и почесала ее за ухом. - Ну и прибавили же вы мне забот! Придется сходить в магазин и купить вам еды. И себе тоже.
Наскоро просушив волосы, я принялась одеваться. И вот тут-то меня настигнул один из трех извечных женских вопросов: «Что надеть?» (остальными двумя, естественно, были: «Почему все мужики такие козлы?» и «Как похудеть?»). Изучив свой нехитрый гардероб, я остановила выбор на широкой длинной юбке со шнуровкой и небольшим разрезом. Эта вещица всегда удивляла меня: подчас я недоумевала, как юбка, да еще и такая длинная, может быть настолько удобной. Для верхней части туалета предпочтение было отдано тонкой водолазке с воротником и рукавами до локтя.
Так-с, придется накраситься - теперь-то уж сам Бог велел. Крем для лица, крем для рук... Немножко пудры на лицо и шею, а темные круги придется замазать тональным кремом. Подкрасим брови темным карандашом, так они выглядят более густыми. Настал черед туши и помаде. Тушь выберем более объемную - выделить глаза всегда полезно, а вот помаду возьмем пастельную, почти телесного цвета. «Куда подевалась моя кисточка? Нет, это не иначе, как мировой заговор! А, вот, нашла». Так, с макияжем покончено. Забыла самое главное - расчесаться. И довершить все это дело капелькой туалетной водички и красивой заколкой. И еще, пожалуй, надену эти темно-бордовые деревянные бусы. Все, я готова!..
- Я не узнаю вас в гриме, - сказала я тоном Якина своему отражению. - Кто вы такой?
- Мяу! - ответило отражение тоном пятнистой кошки. Оказывается, пока я одевалась и наводила красоту, она незаметно прокралась ко мне в спальню и теперь терлась о мою ногу, требуя, чтобы ее накормили.
- Уже иду!
- Мя-яу!
- Ладно, ладно, уговорила! Можешь забрать мой бутерброд с маслом. Еще могу налить вам сливок - больше мне нечем вас кормить.
- Мя-я-яу! - возразила она еще громче.
- Кошак, ты вообще понимаешь человеческий язык? - возмутилась я. - Ты ведь в каком-то роде тоже женщина, поэтому должна отлично знать значение слова «магазин». Так вот, я иду в магазин! Ясно?
- Мяу! - с невинной мордочкой произнесла она.
- Ничего не хочу знать! О! Мне звонят, поняла? - я схватила трубку. - Молчи, когда я разговариваю по телефону, если хочешь со мной дружить. Слушаю!
- Майор?

О’Нилл.
- Да, я.
- Ты собираешься в Командный центр?
- Вообще-то, ты мог заметить, что я всегда прихожу в одно время. Я планировала приехать через пару часов.
- Хорошо, поставим вопрос иначе. Для ЗВ-1 есть новая миссия. Если ты хочешь в ней поучаствовать, то в твоих интересах попасть в Командный центр как можно скорее. У тебя есть сорок минут.
- Поняла,
- проговорила я, стараясь сохранять спокойный тон. - Скоро буду, - и бросила трубку.
Первая миссия! Я впервые пройду через Звездные Врата!
- Так, хорошие мои, все магазины отменяются! В приют я вас тоже не повезу, пока можете наслаждаться жизнью в моем скромном жилище, - слова я выдавливала по паре, летая по комнате и кидая в сумку всякие нужные мелочи.
Серебристо-серая подняла на меня внимательные глаза и поглядела, будто бы говоря: «А как же мы?» Ядовитая стрела укора быстро кольнула сердце. Ничего, они не пропадут и без меня. Ведь обходились же раньше? Я распахнула окно в спальне: на нем была решетка с достаточным расстоянием между прутьев, чтобы кошки могли пролезть туда, если захотят покинуть дом и поживиться чем-нибудь съедобным. Я пользовалась этим, если ночью вдруг становилось душно. Нет, они не пропадут.
В прихожей я напялила ботиночки, вышла на крыльцо и заперла входную дверь. Велосипед был на месте - надежная противоугонная система работала без сбоев. Я сняла замок и спрятала его под крыльцом, а ключ положила в сумку. Затем вскинула сумку на плечо, стащила велосипед с крыльца и еще раз подняла взгляд на кошек, смотревших на меня через кухонное окно. Я выкатила своего коня за калитку, вскочила на велосипед и помчалась в Командный центр Звездных Врат.

- Ты, как всегда, пунктуальна, - изрек О'Нилл. Полковник стоял у дверей зала совещаний и смотрел на меня все то время, пока я шла быстрым шагом от лифта по направлению к дверям. Он бросил взгляд на часы. – Но ты все равно опоздала.
- Черта с два,
- возразила я. – Прошло ровно сорок минут со времени твоего звонка.
- Вообще-то, брифинг уже должен был начаться.
- Тогда почему ты тут?
– я промелькнула мимо него, садясь рядом с Самантой. Лысого генерала в зале не было.
- Генерал Хэммонд опаздывает, - сказала Саманта.
- Начальство не опаздывает, начальство задерживается, - буркнула я себе под нос. Дэниэл, сидевший напротив вместе с Тил'ком, улыбнулся.
- Майор Сундукова уже здесь? – произнес появившийся Хэммонд, отчего я внутренне подобралась. – Тогда начинаем.
- Что на этот раз, сэр?
– задал вопрос О'Нилл.
- Планета PX702Z - Корелла. Команда ЗВ-1 уже посещала ее.
- Ах, да!
- сказал полковник. - Если мне не изменяет память, тогда они закатили славную вечеринку в нашу честь! - О’Нилл мечтательно потянулся.
- Просто у них нечасто бывают гости из других миров, - сказал Дэниэл полковнику.
- Вряд ли они и в этот раз будут так любезны. Через несколько месяцев после того, как вы побывали на Корелле, туда высадился десант джаффа, и прибыл Лорд Ю собственной персоной. Кто-то из местных рассказал им о вас, - генерал замолчал. От паузы, которая последовала за этим, сам Станиславский повесился бы на своих подтяжках.
- И что случилось потом? - наконец задал вопрос Дэниэл.
- Лорд Ю был в ярости. Он приказал убить всех, кто контактировал с вами, за исключением магистра, за пособничество Тау’ри и накрыть планету изоляционным полем. После того, как залежи наквадаха на Корелле исчерпались, Лорд Ю покинул ее. Изоляцию с планеты жителям снять не удалось, но, по крайней мере, они снова получили доступ к Вратам и смогли связаться с нами. Майор Картер?
- Да, сэр?
- откликнулась Саманта.
- Постарайтесь снять поле и выясните, не оставил ли Лорд Ю еще каких-нибудь ловушек. Остальные - успокойте местных. Без применения силы.
- Сэр,
- О’Нилл покашлял в сомкнутый кулак. - Если все так, как вы говорите, нам самим понадобится подкрепление.
- С вами будет ЗВ-3...
- Хэммонд замолчал на несколько секунд, что-то обдумывая, - и ЗВ-9. Отправляетесь через двадцать минут, - Хэммонд порывисто встал и вышел из зала совещаний.

- Похоже, сегодня генерал не в духе. Или такое с ним случается только тогда, когда он видит меня?
- Поправь лямку,
- произнесла Саманта вместо ответа, указывая мне на правое плечо. Я поправила лямку рюкзака и пристегнула к кольцу на груди бронежилета автомат.
- Саманта сегодня тоже не в духе.
- С чего ты взяла?
- Потому что ты не отвечаешь на мои вопросы.
- Извини, я, кажется, пропустила их мимо ушей. Можешь повторить?

Я вздохнула.
- До каких пор это будет продолжаться? Всем вам давно пора свыкнуться с моим присутствием.
- Мы уже свыклись.
- Это не бросается в глаза.
- Ты говоришь о полковнике? Не волнуйся, это пройдет.
- Я в этом совсем не уверена.
- Нам пора,
- Саманта направилась к выходу из раздевалки.
- Саманта! - сказала я ей вслед.
Она обернулась в дверях:
- Пойдем, Мэри!
Она и Дэниэл называли меня Мэри. Я быстро подошла к ней.
- Тебе нужно просто подождать. Рано или поздно все придет в норму.
- И долго мне этого ждать? Сколько? Месяц? Два? Три? Или, может быть, несколько лет?
- Не знаю,
- сказала она.
- Сколько пришлось ждать тебе?
Она не ответила, и мы вошли в зал Врат, сохраняя молчание.
- Ты помнишь свой первый проход через Врата? - Саманта кивнула. - На что это было похоже?
- Ты скоро увидишь. Вернее, нет,
- поправила себя она. - Ты не сможешь ничего увидеть.
- Почему?
- спросила я.
- Потому что внутри Врат твое тело распадется на отдельные элементы и будет помещено в буфер, а на другой стороне Врата синтезируют тебя обратно, - объяснила Саманта.
- Бр-р-р, - только и смогла ответить я на это.
- Иногда мне и самой становится немного жутко, хотя я стараюсь быть оптимисткой, - призналась Саманта. - Ведь однажды может произойти какой-нибудь сбой в работе Врат. Мы рискуем всякий раз, только лишь совершая переход. Страшновато? - с улыбкой спросила она.
- Есть немного, - призналась я, поправляя свою туго заплетенную косу, спрятанную под курточку. - Ведь, как ты говоришь, Врата могут и не собрать меня снова. Будет обидно, если это произойдет в мою первую миссию.
- Вообще-то, вероятность очень мала. Уверена, именно сегодня этого не случится.
- Спасибо,
- криво усмехнулась я.
- Так, ребята, кончайте болтать, - в зал Врат вошел полковник О’Нилл, на ходу надевая кепку. - Нас ждут великие дела!
По-моему, теперь нас нужно было называть вовсе не «ребята», а «девочки и мальчики», поскольку количество девочек в ЗВ-1 с моим приходом увеличилось на целых сто процентов. Вслед за О’Ниллом в зале Врат появились Тил’к и Дэниэл. Команды ЗВ-3 и ЗВ-9 уже давно были здесь.
Внутреннее кольцо пришло в движение. В аппаратной набирали адрес планеты с причудливым названием Корелла.
- Первый шеврон активирован, - разнеслось по залу из динамиков. - Второй шеврон активирован. Третий шеврон активирован. Четвертый шеврон... Пятый шеврон... Шестой шеврон активирован...
От небольшого волнения дрожали кончики пальцев. Нечто подобное со мной было перед первым полетом, который я совершила одна, без инструктора. Вспоминать о том, что теперь путь на летное поле мне, возможно, заказан, было неприятно, и я отогнала от себя эту мысль злой усмешкой.
- Седьмой шеврон заблокирован!
Опять тот самый синий свет, и по залу разливается тихое гудение. Открывается диафрагма, и перед глазами предстает волнующаяся гладь.
- ЗВ-3 и 9 - вперед, - произнес О’Нилл, и в этой великолепной глади один за другим начали исчезать солдаты. Двое, четверо, шесть, восемь...
Интересно, как скоро я смогу привыкнуть к этому зрелищу?
- Хотите быть первой, майор? - спросил полковник О’Нилл, подходя к Вратам.
Я осторожно ступила на металлический помост. Не знаю, почему, но он не казался мне особенно устойчивым.
- После вас, полковник, - вымолвила я.
- Как пожелаешь, - произнес он и, ступив в гипертоннель, исчез. Глубоко вдохнув, чтобы не дать себе шанса испугаться, я быстро нырнула следом.
В сущности, граница между двумя мирами, находящимися по обе стороны от открытых Врат, очень точка. И хотя путешествие по гипертоннелю занимает около трех секунд, шаг, который вы делаете в новом мире, является продолжением шага, сделанного в мире старом. Как я ни пыталась осознать это, механизм процесса по-прежнему оставался вне моего понимания.
Сложно преодолеть искушение зажмуриться перед тем, как войти во Врата. Видимо, сходство голубоватой ряби с поверхностью водоема было слишком велико. Находясь у самой каемки тоннеля, я широко шагнула...
... и чуть не скатилась кубарем с каменной лестницы. В последний момент я сумела удержать равновесие, неуклюже взмахнув руками. В уши ворвалась пустота открытого неба, от которой становилось не по себе, так разительно она отличалась от эха Врат и человеческих голосов в Командном центре.
Путешествие произошло несколько быстрее, чем я ожидала.
- Ну как? - я натолкнулась на насмешливый взгляд О’Нилла.
- Замечательно, - сказала я и на всякий случай отошла на край узкого каменного помоста, подальше от центра кольца. Дожидаясь появления остальных, я устремила взор на небо новой планеты.
Наверное, так могло бы выглядеть небо Венеры: много облаков, за которыми было не разглядеть солнца. Не ощущалось ни одного дуновения ветерка - сразу же начинало казаться, что не хватает воздуха. Помост, на котором стояли Врата, был невысоким, и поэтому я спрыгнула с него прямо на землю, а вернее сказать - на поверхность планеты, и обошла кольцо кругом, наблюдая, как, будто из ниоткуда, появляются Саманта, Тил’к, а затем Дэниэл, и гипертоннель исчезает, растворяясь, подобно морской пене.
- Это было быстрее, чем я думала, - обратилась я к Саманте, - и явно не заняло тех самых трех секунд.
- На самом деле, заняло. Просто в то время, пока совершается переход, твое тело разложено на атомы, поэтому ты ничего не чувствуешь - по той же причине, по которой ничего не видишь.
- Точно,
- сказала я.
- Да. Как твои впечатления? - спросила она, улыбаясь во весь рот непонятно чему.
- Замечательно, и если меня еще кто-нибудь об этом спросит, клянусь, я его укушу! - возмущенно сказала я.
- Все оборудование у тебя с собой, Картер? - окликнул Саманту полковник.
- Да, сэр. Я взяла датчик электромагнитных полей, счетчик Гейгера, чтобы определить, появилась ли внутри поля радиация, и еще несколько, они могут нам понадобиться.
- Отлично,
- важно кивнул О’Нилл, и я тихонько прыснула в кулак. Когда он пытался изображать из себя умника, то становился ужасно забавным. - Тогда мы можем выдвигаться.
- Вы уверены, что эта планета обитаема, полковник?
- бросил один из солдат, на что О’Нилл указал рукой на горизонт:
- Посмотрите туда.
- Это город?
- спросила я.
Если это и был город, то он находился очень далеко и был почти скрыт за густыми облаками, склонившимися к самой поверхности.
- Город-крепость, столица Кореллы, - произнес Джексон. - Далиния.
Врата находились на огромном открытом пространстве, поросшем жесткой травой. Платформа Врат выглядела жалко: все камни потрескались, а некоторые совершенно вывалились из ступенек. Похоже, пользовались Вратами очень редко, и я могла понять, почему.
- Насколько я помню, до него миль тридцать, - произнес полковник, все еще наблюдая за крепостью. - Нужно найти укрытие прежде, чем стемнеет.
- А если не удастся?
- Будем идти ночью,
- безжалостно сказал он.

До темноты мы сумели преодолеть большую часть пути. О’Нилл гнал отряды до тех пор, пока не стало совсем темно, но даже тогда мы шли, подсвечивая себе дорогу фонариками. Лишь когда мы оказались под сенью невысоких, густо сплетенных между собой деревьев, полковник скомандовал привал. Кто-то нашел родник, и к нему гуськом потянулись солдаты с фляжками, чьи фигуры в неверном свете фонариков казались зловещими.
Я с облегчением скинула с себя рюкзак и потянулась, разминая позвоночник. Усталость и голод давали о себе знать. Оставалась лишь призрачная надежда, что нас примут в Далинии завтра, а пока приходилось довольствоваться пайком и водой из фляг.
- Почему их Врата так далеко от города? - задала я вопрос Дэниэлу, чье лицо вынырнуло рядом со мной из темноты. - Или город выстроен далеко от Врат? И нас никто не встретил… Странно. Что не так с этими людьми?
- На самом деле, они славные ребята,
- лицо О’Нилла показалось с другой стороны от дерева, прислонившись спиной к которому, сидела я. - Расскажи ей, Дэниэл.
- Если говорить об их технологиях,
- начал Джексон, - то они находятся примерно на таком же уровне, которого земляне достигли бы к середине века, не будь у нас Звездных Врат.
- То есть?
- Межпланетные перелеты в пределах своей системы. Соседние планеты частично колонизированы, но люди там живут под куполами. Каждый такой купол практически автономен, и обеспечивает своих жителей всем необходимым. Однако с Кореллы на колонии ввозят солнечные батареи и лекарства, вот почему так важно снять изоляцию.
- Раз они такие развитые, отчего же они не пользуются Вратами?
- Врата для жителей планеты - своего рода табу. К ним никто не подходит ближе, чем на несколько километров. Города на планете расположены очень густо, но зона вокруг Врат всегда пустует.
- Почему?

Дэниэл двинул плечами:
- Вероятно, какая-то темная история, связанная с Вратами. В это не посвящают чужаков.
Я усмехнулась.
- Но они приняли вас тогда?
- Боюсь, что в первый и последний раз. Люди крепко свяжут в уме наш визит и месть Лорда Ю.

Разговоры повсюду постепенно стихли. Солдаты угрюмо молчали, устраиваясь на ночлег.
- Сколько людей живет в Далинии? - спросила я, расправляя спальный мешок.
- Три миллиона.
- А по всей планете?
- Как минимум в тысячу раз больше.

Я поерзала, стараясь, чтобы корни растений не впивались в мои бока, и зажмурила веки с твердым намерением как можно скорее уснуть. Что-то подсказывало мне, что завтра наступит тяжелый день.
« Последнее редактирование: 01:32 – 07.12.09 от Верочка »
Я на @Дневниках: http://sailor-lead-crow.diary.ru/

Оффлайн Верочка

  • Хочу и не молчу!
  • Человеки
  • *****
  • Откуда: Ижевск
    Здесь с: 15:29 – 20.11.08
  • Сообщений: 3123
  • Погладь котэ!
Re: Под Баюн-горою... (ver. 1.5)
« Ответ #2 : 22:17 – 29.11.09 »
Поднялась я почти с рассветом, но не потому, что выспалась - ужасно горели покрытые тушью глаза. Я вспомнила, что делала вчера макияж, и ужаснулась: должно быть, у меня опухло все лицо. Я встала, тихонько свернула спальный мешок и отправилась к роднику.
Теперь, в свете дня, оказалось, что О’Нилл увел нас от прямого пути в Далинию. «Сусанин чертов», - ругнулась я. Впрочем, ночевать под открытым небом было действительно опасно. Отряды ЗВ расположились у кромки древесных зарослей, простиравшихся далеко в сторону крепости.
Родник находился в низине, где было меньше деревьев. Вытекая из родника, вода собиралась в небольшое озерцо и дальше струйками продолжала свой путь в лес, жадно впитываемая темно-бурой травой. Ничего, кроме этой неестественного цвета травы и спертого воздуха, не напоминало мне о том, что я находилась на другой планете.
Я долго растирала холодную воду ладонями по лицу, пока наконец не удалось избавиться от пятнышек смытой с ресниц туши на веках. Ноги от сидения на корточках затекли - я встала, отряхнула с пальцев воду, вытерла их о штаны; уловив в стороне движение, повернулась и увидела Тил’ка.
«Он, что, делает зарядку?» - спросила я себя. - «Или просто коротает время?» Знаю, джаффа не спят. Им не нужен сон, чтобы восстанавливать силы - с этим справляются их симбионты. Занятие, в которое Тил’к был поглощен, отдавало мыслями о восточных практиках. В мою сторону он не смотрел: не замечал или просто не обращал внимания. Не двигаясь с места, я наблюдала за ним. Тил’к - пришелец, живущий на Земле. «Но для жителей Кореллы я сама буду пришельцем...» Я перевела взгляд на лоб Тил’ка. Там была золотая отметина, знак гоа’улда Апофиса. Тил’к был первым воином Апофиса, но изменил свои убеждения и примкнул к людям. Все это: лес чужой планеты, темнокожий джаффа, выписывающий непонятные плавные движения, и я сама, по щиколотку в бурой траве, - казалось немного нереальным. Единственным, что крутилось в эту минуту в моей голове, была мысль: «Каково это - всю жизнь не спать?»
- Что, понравился Тил’к? - невесть как рядом оказался О’Нилл.
- Скажи, как ты умудряешься быть сразу везде? - с раздражением отозвалась я. - Такое впечатление, что ты следишь за мной.
- Я просто...
- начал полковник.
- Просто не доверяешь мне и ждешь, когда я оступлюсь?
- Ну-у-у...
- протянул он.
- И не надейся, что я попрошусь обратно, - произнесла я, отворачиваясь от тренирующегося джаффа и направляя взор на полковника. - Знаю, я тебе не нравлюсь. Но, честно говоря, мне на это плевать. Запомни, в мире есть еще люди, кроме полковника Джека О’Нилла. Так что тебе не остается иного выхода, кроме как терпеть меня.
В уже проснувшийся лагерь я вернулась, намурлыкивая: «Все шло почти неплохо, пока я не родился в лесу, да-да, все шло почти неплохо, пока я не родился в лесу...»
- Опять поругалась с полковником? - подозрительно спросила Саманта.
- А когда я с ним ругалась? - невинным голосом сказала я.
- Когда? Да это происходит каждый божий день!
- А, ты об этом… Ничего особенного, просто небольшой обмен мнениями.
- Смотри у меня,
- пригрозила она.
- Торжественно клянусь с этого дня беспрекословно слушаться полковника О’Нилла во всем и не перечить ему ни в чем. Аминь, - подняв правую ладонь, шутливо проговорила я.
Она растянула в стороны краешки губ.
- Собирайся быстрее. Полковник сказал, что мы продолжим путь через полчаса... когда поднимал нас, - она взглянула на часы. - Кажется, это было пятнадцать минут назад.

Как жителям Кореллы удается определять время? Явно не по своему светилу. Но, судя по всему, сутки на Корелле были длиннее земных, или мне только так показалось? Вышагивая километр за километром, я неотрывно смотрела на крепость, становившуюся все четче и крупнее. Довольно высокая внешняя стена с вкраплениями узких бойниц скрывала от глаз городские строения, над зубцами возносились лишь несколько десятков светлых башен, которые разительно отличались на фоне почти черной стены.
Когда отряды приблизились к воротам города-крепости, лишь только людские тени, едва различимые средь травы и облаков, стали короче. О’Нилл взялся за массивное кольцо, вбитое в правую створку где-то на уровне глаз, и трижды стукнул им о каменные ворота.
Створки ворот подались немного в стороны, и навстречу нам вышел старик. Его длинное белоснежное одеяние походило на рясу священника. Когда ворота распахнулись шире, мы увидели молодых людей в таких же белых одеждах. Они выстроились в две шеренги - по обеим сторонам от ворот. Единственное отличие их одеяний от облачения старика составляло то, что у каждого на поясе висел меч в изящных кованых ножнах, а в руках они держали пики. Старик был безоружен.
На морщинистые щеки легли глубокие складки. Я не сразу поняла, что он улыбался.
- Мы ждали вас, - медленно сказал он. - Прошу, входите.
Он отступил в сторону, и процессия землян пересекла черту города. Громадные ворота еле слышно закрылись за последним, но в полнейшей тишине этот звук показался мне щелчком захлопнутой ловушки.
На небольшой площади перед воротами негде яблоку было упасть. Здесь собралось несколько сотен горожан, но, странное дело, ни один из них не сдвинулся с места и не издал ни звука, когда земляне вошли. Они только смотрели во все глаза, и я подумала, что если бы можно было убивать взглядом, то на площади перед воротами города-крепости уже давно лежала бы чертова дюжина мертвых тел. Но в этой ненависти, знакомой слепой беспощадной ненависти толпы они... «Бог мой», - пронеслось в голове. - «Как же они похожи на людей». Но они и были людьми. В какой-то мере.
Старик повернулся и зашагал по городской площади. Толпа расступалась перед ним. Гвардейцы с пиками следовали за стариком на некотором отдалении, сохраняя ровный строй, чеканя шаг.
- Пошли, - выдохнул полковник.
Старик в белых одеждах шел поступью человека, который уже никуда может не торопиться, кроме как в лучший из миров. Мне показались кошмаром те несколько минут, которые понадобились старику, чтобы пересечь площадь с молчащей толпой, но она осталась позади, и я вздохнула с облегчением и позволила себе оглядеться по сторонам. Здания близ городской стены были такого же цвета, как и она, и намного более грубой архитектуры, чем те, что можно было разглядеть впереди, в конце прямой улицы, по которой шествовала процессия из землян, гвардейцев и старика-«священника». Здесь, на окраине, было много одноэтажных хибар, и в оконных отверстиях вместо стекол красовались грязные полотнища. Наконец я устала вертеть головой и опустила взгляд в землю. Обтрепанная брусчатка под ногами скоро закончилась: ее место заняли светлые прямоугольники камня. Было похоже, что мы только что миновали бедный квартал. Правильно, насколько бы развиты ни были технологии человеческой цивилизации, всегда будут существовать классы. «Общество без цветовой дифференциации штанов не имеет цели». Процессия встала.
Строение в конце улицы, которую, как оказалось, мы преодолели полностью, вполне могло бы быть старинным собором где-нибудь в Кельне или Праге. Разумеется, я не относила себя к ценителям искусства, но этим образцом готики нельзя было не восхититься. Старик, поднявшись по ступенькам, подошел к высоким дверям, достал из складок своего одеяния резной ключ и вставил замочную скважину. Внутри что-то пропело тонким металлическим голосом, и дверцы широко отворились сами. Старик жестом пригласил следовать за ним. Гвардейцы остались снаружи.
Под куполом было прохладно и темно. Впервые за все время, проведенное на Корелле, я смогла глотнуть воздуха, который не застревал бы в горле.
- Здесь вы в безопасности, - произнес старик. - Вам покажут комнаты, где вы сможете набраться сил, а завтра приметесь за дело.
Я задрала голову, пытаясь разглядеть в густом сумраке потолок, но закружилась голова, и я прижала ладонь к глазам. Спустя несколько секунд червленые мушки исчезли.
Старик взял со столика рядом с входными дверьми колокольчик на длинной ручке и потряс его. На этот звук из небольших боковых дверок вышли две девушки лет восемнадцати-девятнадцати в сандалиях и простых белых платьях. Сущие ангелочки, если не учитывать наличие ножен на красивом пояске у каждой, и ножны эти были отнюдь не пусты.
- Зата, Гами, - сказал старик. - Позаботьтесь о наших гостях.
Девушки молча поклонились.
- Мастер Ринту, - произнес полковник. Я поняла: он обращался к старику. - Мы хотели бы обсудить с вами кое-что.
- Конечно,
- кивнул старик. - Оставьте вещи в ваших комнатах, а затем я приму вас в своем кабинете.
- Картер, майор, Дэниэл - пойдете со мной,
- распорядился полковник. - Тил’к - ты можешь отдохнуть.
Джаффа неторопливо кивнул.
Зата (а может, это была Гами) отвела меня и Саманту в комнатку на втором этаже и остановилась у двери, терпеливо ожидая. Я сбросила рюкзак, разместив его у изголовья кровати. Затем отстегнула автомат, положила оружие на низенький столик, стянула бронежилет и кинула на кровать, после чего почувствовала себя совсем легко и свободно. Остаться безоружной я не боялась, тем более что на правом бедре у меня висел зет - игрушка гоа’улдов. Дождавшись, пока Саманта сделает то же самое, и мы выйдем, девушка заперла дверь на ключ, вручила его Саманте и попросила следовать за ней.
В кабинете мастера Ринту после огромного холла оказалось неожиданно уютно: шикарный деревянный стол, кресло с деревянными же резными ручками, невысокий потолок, мягкие пуфы и панно на стенах. Дэниэл и полковник разместились на пуфах, Саманта последовала их примеру, а я осталась на ногах. Богатая обстановка, никак не подходившая под образ старика-церковника, смутила меня.
- Я вижу, вы впервые здесь, дитя мое, - обратился ко мне старик. - У вас наверняка накопилось множество вопросов, на которые бы вы хотели получить ответ.
- Да, они есть,
- ответила я, проглотив «дитя». - Но я держу их при себе.
- Напрасно,
- молвил он. - Невысказанное порождает многие болезни.
- Вы священник?
- вырвалось у меня.
Старик развел руками:
- Увы, нет!
- Тогда кто вы такой?
- Седьмой магистр династии Геримей.
- Какое место вы занимаете в Далинии?
- Управляю этим городом. Также я вхожу в Совет Кореллы, имеющий большую власть над этим миром. Я - один из восьми - по числу крупнейших городов - советников.

«Власть», - горько подумала я. - «Конечно. Люди везде одинаковы».
- Мастер Ринту, вы думаете, что это мы виноваты в случившемся? - спросил Дэниэл.
- Вовсе нет. Не вы отдали приказ убить людей, а тот гоа’улд.
- А как же люди на площади?
- подал голос полковник О’Нилл. - Они показались мне немного, - О’Нилл сделал упор на слове «немного», - немного воинственными.
Мастер Ринту легко улыбнулся.
- Люди всегда чем-то недовольны, - ответил мастер. - Вы можете не волноваться, ведь это всего лишь несколько сотен людей из трех миллионов.
- Я бы не сказала, что этого мало,
- я оттолкнулась от стены и прошлась по кабинету.
- Это жители Темного города, - произнес мастер Ринту таким тоном, как будто это объясняло буквально все.
- «Темного города»?
- Бедные районы, расположенные на окраине. Вы не заметили? Там все сделано из черного камня. Большинство из этих людей не имеет профессии. Они зарабатывают себе на жизнь в меру своих умений, а некоторые просто слишком ленивы, чтобы заниматься полезным трудом.
- Майор,
- сказал полковник О’Нилл, и я, утихомирившись, перестала мерить шагами кабинет мастера Ринту и устроилась на пуфе. В кабинете мастера было тепло, покойно и тихо. В какой-то момент даже буравящий взгляд полковника перестал раздражать, и в голову полезли другие, более, скажем, приземленные вещи.
- Сколько времени осталось до захода вашего светила? - задала я вопрос мастеру.
- Вы говорите об Эстере, - вымолвил мастер Ринту.
- Эстера? - переспросила я. - Так вы называете вашу звезду?
- Насколько я помню, в переводе с древнееврейского «эстер» и есть «звезда»,
- сказал Дэниэл.
- Чудно... - я чуть наклонила голову набок. - Так сколько?
- Еще довольно долго,
- ответил мастер. - Этот день едва достиг своей середины.
- Тогда почему бы нам сразу не приняться за дело?
- я выразительно глянула на Саманту.
- Полковник?
- Для начала ответь мне на один вопрос, Картер: каково наше задание на эту миссию?
- Снять изоляционное поле с планеты,
- неуверенно произнесла Саманта.
- Ну и?
- И?
- И как же нам это сделать?
- Нужно найти генератор поля, сэр.
- О, да!
- выдал О’Нилл. - А каким образом? Ты знаешь, как он должен выглядеть?
- Если я хоть что-нибудь понимаю,
- перебила я, - то щит вокруг целой планеты должен питать гигантский генератор. Нам нужно найти что-то очень большое и подозрительное.
- А ты соображаешь, майор,
- сказал полковник.
- Просто я смотрела «Звездные войны», - откликнулась я, - в отличие от некоторых.
- Эй!
- возмутился он. - Ты-то откуда знаешь?
- Секрет.
- Картер! Это ты ей сказала?
- Нет, сэр!
- Не кричи так, О’Нилл. Нервные клетки не восстанавливаются.

Мастер Ринту оставался спокоен к нашим перепалкам.
- После того, как ушел тот гоа’улд, мы обследовали покинутый лагерь близ одной из наквадаховых шахт, но не нашли ничего подходящего - ничего, откуда могло бы исходить изолирующее поле.
- Может, генератор находится не на Корелле?
- предположила я.
- Заканчивай со своими star wars’овскими замашками, - заявил О’Нилл. - Где еще он еще может находиться?
- Корелла не имеет лун, если ты об этом, а соседние планеты слишком далеко,
- покачала головой Саманта, - и к тому же на них нет пригодной атмосферы. Генератор точно где-то здесь, на Корелле.
- Получается, нам нужно обыскать целую планету?

Саманта укусила губу.
- Вряд ли генератор находился далеко от лагеря: за ним ведь нужно было присматривать.
- Если вы хотите, то вас отведут в этот лагерь,
- произнес мастер. - Он находится недалеко от города.
- Нет,
- решительно сказал полковник. - Мы займемся этим завтра, когда люди успокоятся.
- Вы зря так тревожитесь за свою безопасность. Пока я вхожу в Совет Кореллы, вам ничего не посмеют сделать.
- Простите, мастер Ринту, но у нас есть все основания полагать обратное.
- Я пошлю гвардейцев охранять вас.
- Джек, ты ведь понимаешь, что все нужно сделать как можно скорее,
- сказал Дэниэл. - Иначе могут пострадать колонии.
- Только без меня,
- заявил полковник и поднялся с пуфа. - Я не желаю участвовать в этом.
- Сэр, тогда разрешите мне взять с собой ЗВ-3 и Тил’ка,
- попросила Саманта.
О’Нилл поворошил кепку на голове и сдвинул ее на затылок.
- Хорошо, Картер. Поступай как знаешь.
- Я тоже пойду, Джек,
- сказал Дэниэл.
- И я, - неожиданно для себя произнесла я, хотя мне меньше всего хотелось сейчас выходить из убежища под душное небо.
- Ладно. Осмотрите лагерь и сразу возвращайтесь. Дэниэл, особенно это касается тебя. И не вздумай нажимать там на что-нибудь подозрительное.
- Хорошо-хорошо,
- невинно произнес Джексон.
На эти слова Дэниэла полковник с безнадежным видом махнул рукой.

До лагеря Лорда Ю было и в самом деле близко - километра два-три от темной стены Далинии. Но перед тем как мы покинули город, мастер Ринту приказал своим слугам накрыть стол для гостей. Мы обедали за длинным узким столом, в просторном зале на первом этаже. Седьмой магистр династии Геримей восседал во главе стола. По правую руку от него сидела Гами, а по левую - Зата, и мне казалось, что я начинаю различать их.
На самом деле, Корелла (или, по крайней мере, ее главный город) напоминала мне земные Средние Века: готические замки, крепости, гвардейцы и слуги. Сходство было почти совершенным, только все было более цивильным. Кореллианская технология была не хуже земной, но ее употребление не было возведено в такой же абсолют. Даже огнестрельное оружие у них отсутствовало как класс. Вот этот-то вопрос и мучил меня от самых далинийских ворот: зачем мы понадобились им? Молчаливо поглощая угощение, я раздумывала, как бы корректнее спросить об этом. Но мне не пришлось. Мастер Ринту обратился ко мне сам:
- Мы не прячем кинжалов в складках одежды.
- Простите?
- я оторвала взгляд от поверхности стола.
- Это такое изречение. Оно означает, что у нас не было дурных помыслов, когда мы звали вас на помощь.
«Он имеет в виду камень за пазухой», - догадалась я.
- Вам она действительно так нужна?
- Мы бы справились сами, но это заняло бы больше времени. Как справедливо выразился доктор Джексон,
- мастер повел головой в сторону Дэниэла, - могут пострадать колонии. Много сотен лет мы не сталкивались с гоа’улдами. У нас нет таких знаний о них, как у землян.
Не сказав ни слова, я кивнула.
- Я ответил на ваш незаданный вопрос?
- Только на этот.
- Спрашивайте, дитя мое,
- старик вновь укрылся за своей благодушной маской. - Я отвечу.
- Обязательно спрошу, мастер Ринту,
- пообещала я. - Но чуть позже.
Когда пойму, стоит ли вообще это делать.

На ощупь шатер напоминал брезентовую палатку. Я дотронулась до него и провела пальцем по поверхности ткани, оставив чуть заметную тропинку в пыли.
- Это и есть лагерь Лорда Ю? - протянула я.
- Разочарована? - спросил Дэниэл.
- Не то, чтобы... Я ожидала увидеть нечто большее.
- Скорее всего, это лишь один из лагерей джаффа - по всей планете их должно быть несколько десятков. Думаю, Лорд Ю все это время находился в своем корабле на орбите.

Скучая, я обошла лагерь кругом, аккуратно огибая попадавшихся мне на пути землян и гвардейцев и считая шаги. Шагов оказалось триста двадцать пять.
- Есть успехи? - обратилась я к Саманте.
Она возилась с датчиками.
- Я работаю над этим, - вежливо улыбаясь, сказала Саманта. Я поняла, что майор Картер не настроена на болтовню, и отправилась донимать Дэниэла:
- Нашел что-нибудь интересное?
- Можно сказать и так. Посмотри-ка,
- поделился он, показывая мне небольшой ящичек квадратной формы. Снаружи ящичек приятно отсвечивал темно-голубым, а на крышке красовались узоры цвета черного серебра. Серебряные завитки замысловато переплетались друг с другом, как стебли цветов.
Дэниэл поддел крышку ящика. Внутри ящик оказался пуст.
- Ну, хорошего понемножку, - подытожила я.
- Странно. Сочетание голубого и черного цветов не входит в привычки гоа’улдов. Гоа’улды предпочитают золото. И сферическое углубление внутри... - Дэниэл покачал головой. - Странно, очень странно.
- Ты возьмешь его с собой?
- Да. Отнесу в Далинию, а затем, если мастер Ринту позволит, заберу с собой на Землю. Любопытно было бы узнать, что это такое.
- Больше ничего нет?
- Ничего, что привлекало бы внимание,
- проговорил Дэниэл. - Как дела у Сэм?
- Пока никак,
- произнесла Саманта, появляясь под навесом шатра. - Уровень излучения вокруг шахты и лагеря не превышает нормы.
- Отлично, значит, я могу не беспокоиться за свою шевелюру,
- сказала я, теребя косу. - Это плюс!
- Но теперь мы не знаем, где искать генератор,
- возразила Саманта.
- Это минус, - согласилась я. - И что нам теперь делать? Может, этот генератор закопан? Или его затопили? Или он вообще находился на другой стороне планеты? Такими темпами мы будем искать его целый год.
- Понятия не имею. В любом случае, нам стоит вернуться обратно в город.


Лишь только отряды ЗВ вновь очутились в обители мастера Ринту, я попросила его выделить сопровождающих для меня и, предоставив другим разбираться со всем, отправилась на променад по Далинии. Не то чтобы я опасалась покушений на свою безопасность со стороны жителей Темного города, а просто боялась заблудиться. Теперь за спиной у меня, подобно телохранителям, маячило двое гвардейцев магистра из тех, что были с нами в лагере джаффа. Воздух вокруг понемногу темнел, и, кажется, я забрела уже довольно далеко. Наконец один из гвардейцев неловко произнес:
- Магистр просит возвращаться.
После ужина мы с Самантой удалились в отведенную нам комнату. Я сняла ботинки и развалилась на кровати. Потом встала и, не обуваясь, прошлепала к окну. Там я и осталась стоять, наблюдая за городскими улицами в щель занавесок. Город готовился ко сну. Далиния могла оказаться для землянина городом мечты, но только не для меня: слишком уж она была... каменной. По-другому я и сказать не могла. Каменной, хотя и светлой.
Мимо ограды, таясь, промелькнула тень, проявляясь в светлых окнах домов и исчезая снова. Я проследила за ней взглядом. Это был мужчина в потрепанной одежде - вне всякого сомнения, обитатель Темного города. Меня это не удивило. Прогуливаясь сегодня по «светлым» кварталам, я то и дело натыкалась на них. Но он обнажил неизвестно откуда взявшийся меч, и я решила посмотреть, что будет дальше.
Мужчина негромко позвал кого-то, и из-за домов выглянуло несколько теней. Они подошли к первому, а вслед за ними последовали другие тени. Вскоре вся улица была заполнена людьми. Первый что-то сказал тем, кто находился рядом, и остальные замолкли, видимо, пытаясь расслышать его слова. Наконец первый негромко свистнул, и буквально через пару секунд улица опустела.
- Что там? - спросила Саманта.
- Ничего, - я вернулась к себе на кровать и, присев, напялила ботинки. - Извини, я скоро вернусь.
В дверь кабинета мастера Ринту я постучала, внутренне готовясь к тому, что никто не ответит. Но мне открыла Гами.
- Мастер, к вам гость, - произнесла она и посторонилась, чтобы я могла войти.
Мастер Ринту восседал за своим столом с книгой, устроившись под светильником. На пуфе возле стола сидела Зата. Гами, прикрыв за мной дверь, молча присела по другую сторону от мастера.
- У вас есть враги, мастер Ринту? - задала я вопрос, опускаясь на пуфик напротив.
- Недоброжелатели, дитя мое, но не враги. Я стою во главе города без малого полвека. Мои предшественники провели на этом посту еще больше. Все то время, что члены династии Геримей входили в Совет, на Корелле не случилось ни одной войны. Благополучие нашего мира - заслуга предков. Я думаю, это справедливо.
- А я думаю, вам угрожает опасность.
- От кого же?
- старик внимательно посмотрел на меня.
Я покосилась на Зату и Гами. Я уже немного привыкла к тому, что телохранительницы везде сопровождали своего мастера, но говорить в их присутствии было как-то неловко. Впрочем, если мастер Ринту не поверит мне, может, хотя бы они примут всерьез мои слова.
- От жителей Темного города.
- Это исключено. Они совершенно безвредны.

«Так и знала...»
- Я видела людей с оружием. Вероятно, обитателей Темного города.
- Что это было за оружие?
- Мечи.

Мастер задумался.
- Им запрещено носить мечи.
- Их было много.
- Это серьезное упущение охраны. Однако это ничего не значит.
- Мастер Ринту...

Мастер взмахнул рукой, давая понять, что не хочет больше обсуждать это. Тогда я решила сменить тему.
- Мы ничего не нашли в том лагере.
- Да, мне сообщили.
- Поиски могут занять дольше, чем мы все ожидаем.
- Утром я прикажу снять печать. Вас отведут в хранилище. Там находятся артефакты, оставшиеся от предыдущего визита гоа’улдов в наш мир.
- Почему вы не сказали об этом раньше?
- Хранилище веками оставалось опечатанным. Сегодня вечером я приказал проверить печать. Она была нетронута. Я надеюсь, какой-то из этих артефактов поможет в поисках.

Это звучало разумно. Надо же было с чего-то начинать.
- Мастер Ринту, могу я попросить вас? - я привстала, собираясь уходить.
- Конечно, - улыбнулся он сухими губами.
- Нам бы пригодилась карта вашего города. Тогда не придется больше гонять гвардейцев.
Мастер Ринту открыл ящик своего стола и протянул мне планшетку.
- Вас может удивить, что мы пользуемся такими вещами. Это электронная схема Далинии. Видите мигающий сигнал?
Я кивнула.
- Он обозначает место, где вы находитесь. Кажется, у землян есть подобная технология?
- GPS-навигатор. Спасибо, мастер Ринту,
- я отступила к двери и взялась за резную ручку.
- Будьте осторожны с этим. Такие схемы существуют только в нескольких экземплярах.
- Обязательно.

Выскочив в холл, я беспокойно прошлась вдоль ряда дверей. Поднялась по лестнице на третий этаж. Снова спустилась и поймала Дэниэла:
- Постой-ка!
- Что случилось, Мэри?
- Нужно поговорить,
- я отошла от него и перегнулась через перила. Пролетом ниже поднимался О’Нилл.
Я потянула Дэниэла на третий этаж:
- Сюда. Быстрее! - я снова перегнулась через перила и увидела, как полковник проходит влево по коридору и скрывается в одной из дверей. - Дэниэл, скажи О’Ниллу, чтобы он под любым предлогом отправил остальные отряды из Далинии. Пусть отойдут к Звездным Вратам. Это очень важно!
- Это не может подождать до утра?
- Нет, это нужно сделать прямо сейчас. Понимаешь, Дэниэл, сейчас! Иначе мы можем потерять людей!
- яростным шепотом проговорила я. - Скажи ему, он тебя послушает.
- Да что случилось, ты можешь сказать?
- Дэниэл поправил очки на носу.
- Хорошо, если я ошибаюсь, - не обращая внимания, пробормотала я. - Но я в этом совсем не уверена, - я схватила его за рукав и посмотрела в глаза. - Обещай, что сделаешь!
- Ладно, ладно! Правда, я не совсем понимаю, зачем это нужно.
- Некогда объяснять,
- я замотала головой. - Но если я права, мы только потеряем людей. В противном случае они смогут помочь нам потом, - я слетела вниз по лестнице, оставив Дэниэла в недоумении. Притормозила у двери нашей с Самантой комнаты. Комната была пуста: Саманта куда-то ушла. Я кинула планшетку на столик, взлохматила волосы на голове, не разуваясь, села на кровати и заснула.

Мы проснулись от того, что кто-то громко колотил в нашу дверь. Одновременно с этим в окно влетел крупный камень, раскрошив стекло. Я вскочила с постели и потянулась за автоматом. За первым камнем тут же последовали второй и третий. Дверь продолжали нещадно выламывать.
- Мэри, Сэм, откройте!
- Дэниэл!

Саманта щелкнула замком, и в комнату ввалился запыхавшийся Джексон.
- Собирайте все и выходите в холл.
- В чем дело?
- встревожено спросила Саманта.
- Сегодня случился мятеж.
- Темный город?
- коротко осведомилась я.
- Теперь я понял, о чем ты говорила.
- Ты сделал то, что я просила?
- Да, и это, кажется, только усугубило ситуацию - нам не хватает людей. Большая часть гвардейцев убита на подходах к зданию. Мы пока держим оборону у дверей, но они скоро прорвутся.

Одинокий стрекот автомата О’Нилла и звуковые толчки, создаваемые выстрелами из боевого посоха джаффа, тоскливо звучали среди всеобщего безумия. Было глухо, как в морге.
- Мы в осаде. У нас остались патроны. Атакующих больше двух сотен, и их число увеличивается.
- Что с мастером Ринту?
- Не знаю, я как раз шел к нему.
- Я иду с тобой.
- Магистр не отвечает. Я уже пытался звать его,
- вмешался в наш разговор гвардеец. - На первом этаже есть тайный ход, через который можно попасть в его покои.
Саманта отстала на первом этаже, когда ее окликнул полковник. Гвардеец, за которым мы шли, достал связку ключей, выбрал один их них и вставил в едва заметную щель в стене. Дверь, пропев, отодвинулась в сторону, и нашим глазам предстали ступеньки. Только несколько первых было освещено.
Дэниэл достал свой фонарик. Я последовала его примеру.
- Ведите.
В конце хода снова была дверь, которую гвардеец открыл уже другим ключом. Дверь вела в освещенную спальню мастера Ринту. Там же мы и нашли самого магистра. Мертвым, разумеется. Похоже, мастера сильно приложили виском об угол стены, отчего он и умер.
- Они проникли сюда, - с каким-то священным ужасом прошептал гвардеец. - Предатели среди нас.
Возле подножия кровати нелепо лежали два тела в простых белых платьях.
Каждую прикончили парой ударов меча. Они пытались защитить спящего магистра. Сначала убили их двоих, а затем уже самого мастера Ринту. В руках они сжимали свои кинжалы: Зата и Гами до последней минуты оставались верны своему хозяину.
- Возвращаемся назад, - сказал Дэниэл.
- А как же магистр? - растерялся гвардеец.
- Он мертв, разве вы сами не видите? Мы ничего для него не сделаем, но можем помочь тем, кто выжил.
- Где ты пропадал?
- отстреливаясь через дыру в витражном окне, нетерпеливо крикнул О’Нилл Джексону, лишь только мы снова появились из потайной двери. - У нас тут проблемы, если ты не заметил. Они вот-вот взломают дверь!
- Джек, мастер Ринту мертв.
- Да? Кто бы мог подумать?.. Сделайте же хоть что-то, наконец! И зачем я тебя послушал? Помощь остальных сейчас была бы как нельзя кстати.

Дэниэл покосился на меня. «Не выдал», - промелькнуло вдруг.
- Их больше двух сотен, Джек. Мы бы только потеряли людей.
- И что теперь прикажешь делать? Сдаться?
- полковник сморщился.
- Можно попробовать вступить в переговоры.
- Мне кажется, они не настроены на переговоры.
- Но мы ведь не пытались!
- Это и так ясно. Картер, у тебя остались еще патроны?
- Это предпоследняя, сэр,
- прокричала Саманта, швыряя обойму.
- Мы не в силах их подавить? - спросила я, взбираясь на окно.
- У дверей находится «мертвая зона». Мы можем подавить наступающих, но до тех, - он бросил жест в сторону, - нам уже не добраться.
Створки дверей затрещали предательски громко. Я слетела вниз.
- Давят числом. Черт возьми! - громко выругался полковник. - Держим оборону!
«Бесполезно», - подумала я, держа автомат наизготовку. Нам повезет, если мы переживем эту ночь. Я не ожидала, что этим обернется моя первая миссия. «Думают люди в Ленинграде и Риме, что смерть - это то, что бывает с другими...»
Тот момент, когда поддались створки, я упустила, и внутрь ворвался десяток людей с окровавленными мечами, а спустя несколько секунд хлынула настоящая толпа.
- Брать живыми! - гаркнул кто-то из них. - Среди них наш предводитель.
- Я - ваш предводитель,
- вперед вышел тот самый гвардеец, что показывал нам тайный путь в спальню магистра. Только теперь он был не испуган.
- Мы ждем твоих приказов, командир.
- Я хочу, чтобы вы сохранили жизнь инопланетянам. Они будут нашими заложниками и козырем в предстоящих разговорах с Советом.
- Так это вы убили мастера?
- сказал Дэниэл.
- Он не имел права на место в Совете. Мы все знаем, каким путем его предку, первому магистру Геримей, оно досталось - он разрушил этот город дотла. Кто-то может возразить мне, что это было сделано во благо всей нашей планеты, но я придерживаюсь другого мнения. И сегодня я верну Далинию ее законным владельцам.
В этот момент ясно освещенный рисунок событий предстал передо мной. Много веков назад «темная» Далиния силами первого магистра Геримей превратилась в прах и была отстроена заново. Для ее жителей настали золотые времена. Но постепенно город начал возвращаться к своему темному облику. Прибытие землян стало последней каплей для мятежников. Мы становились свидетелями крушения целой династии. И его жертвами.
- В клетку их, - произнес мятежник.
Я на @Дневниках: http://sailor-lead-crow.diary.ru/

Оффлайн Верочка

  • Хочу и не молчу!
  • Человеки
  • *****
  • Откуда: Ижевск
    Здесь с: 15:29 – 20.11.08
  • Сообщений: 3123
  • Погладь котэ!
Re: Под Баюн-горою... (ver. 1.5)
« Ответ #3 : 22:51 – 30.11.09 »
Глава 3. Диана и Афина. Часть II

У команды отобрали рюкзаки и оружие. Тил’к с большим неудовольствием расстался со своим боевым посохом. Я старательно прятала планшетку с электронной картой под одеждой. К счастью, нас не обыскивали, и мне удалось сохранить карту при себе. Это давало хоть какую-то надежду.
С трех сторон были каменные стены (в одной из них - крохотное слуховое окошко), с четвертой - прочно вваренные в камень толстые прутья, а посередине - дверца и замок. В метре от прутьев - еще одна каменная стена с небольшим углублением, где располагалась охрана.
- Ненавижу, когда это случается, - проворчал полковник, прислонившись боком к стене камеры, ковыряя пальцем выступавший на пару миллиметров краешек камня.
- Не в первый раз, Джек, - сказал Дэниэл. Он выглядел расслаблено-задумчивым, но было заметно, что на душе у него тоже скребли черные кошки.
- Ты думаешь, я к этому когда-нибудь привыкну? - О’Нилл ударил сжатой ладонью по камню. Полковник стоял в паре крупных шагов от меня, и получалось, что я в своем углу была почти закрыта от надзирателей, внимательно следивших за нами. Это дало мне возможность еще глубже запрятать планшетку. Я не хотела, чтобы ее отняли.
Полковник заметил мое лихорадочное движение и поднял на меня глаза, полные молчаливого вопроса. Я метнула предупреждающий взгляд и поднесла указательный палец к губам. Полковник прикрыл веки, а затем снова распахнул их. Должно быть, это означало кивок.
- Что они хотят сделать с нами? - произнес джаффа.
- Мне это тоже очень интересно, Тил’к, - ответил О’Нилл.
- Их предводитель сказал, что использует нас как козырь в переговорах с Советом, - проговорил Дэниэл. - Значит, пока мы нужны им живыми.
- Надолго ли?

Археолог вздохнул.
- Этого я не знаю.
- Хорошо,
- протянул полковник, - раз нас еще не собираются казнить, я намерен как следует выспаться, - он беззастенчиво растянулся на деревянной лавке, крепко прикрученной к полу. Саманта тоже тихонько дремала, положив голову на согнутые колени. Кто знает, сколько часов уже прошло после того, как настал рассвет, и сколько еще нас собирались держать в этой клетке. Неприятное ощущение плена было до дрожи знакомым.
По крайней мере, на этот раз я была не одна.
Вскоре к двум надзирателям присоединился третий. Он спросил, кто из нас командир. Полковник назвал себя. Дверца камеры распахнулась.
- Нам нужны двое, - произнес надзиратель. - Решайте, кто будет вторым.
Тил’к медленно поднялся.
- Я с тобой, О’Нилл.
Я вылезла из своего угла.
- Я пойду.
- Извини?
- проговорил полковник.
- Я пойду, - с расстановкой, как для ребенка, повторила я.
- Нет, ты останешься. Тил’к, за мной.
- Нет, пусть идет,
- громко сказал надзиратель, чему-то ухмыляясь про себя. - Выходите.
Нас вели по узкому коридору. Впереди цепочки маячил надзиратель, вооруженный мечом, за ним следовал полковник. Замыкал эскорт второй надзиратель. «Их всего двое», - подумала я. С надзирателями я и полковник могли бы справиться даже без оружия, но там, в клетке, по левую руку и уже далеко за нами, оставались доктор Дэниэл, темнокожий джаффа Тил’к и умница Саманта, еще ожидающие своей участи. Подставлять их было нельзя.
- Зачем ты увязалась со мной? - спросил полковник.
Я пожала плечами, хотя полковник все равно бы не увидел этого.
- Я подумала, что если мы будем вместе, тебе не нужно будет беспокоиться, что я смогу ляпнуть не то. Можешь считать, что от одной проблемы я тебя избавила.
- Ты очень любезна,
- проговорил О’Нилл. - И что бы это значило?
- У тебя есть проблемы поважнее - ты ведь командир. И ты должен придумать, как вытащить нас отсюда.

Надзиратель-замыкающий вышел из себя.
- Хватит болтать, девчонка! - он ткнул рукояткой меча мне в спину. - Отсюда не сбежишь, - процедил он.
- Осторожно, - поморщилась я. - Там кость.
- Тиф, командир предупреждал, что снимет с тебя голову,
- сказал первый.
- А что я сделал? - возмутился Тиф.
- Ты не держишь язык за зубами! - рыкнул его собеседник. Он остановился, перегораживая проход и указывая на крепкую дверь в правой стене. - Заткнись и открывай.
Бывший гвардеец встретил нас, сидя на столе. Как ни странно, он был все еще в своих белых гвардейских одеждах.
- Входите, - сказал он и бросил поверх наших голов. - Свободны. Присмотрите за остальными.
- Да, командир,
- поспешно проговорил Тиф и юркнул за дверь.
Командир мятежников слез со стола и расположился за ним. Он указал нам на приземистые деревянные стулья с подлокотниками.
- Прошу, мадам, - легонько подтолкнул меня полковник.
- Мадемуазель, - поправила я, полуоборачиваясь.
Бывший гвардеец вытянул из-под стола две кружки, налил в них из бутылки, стоявшей в зарешеченной бойнице, и поставил перед нами.
О’Нилл опасливо притронулся к своей кружке, заглядывая в нее.
- Пейте, - усмехнулся гвардеец. - Это не отравлено.
- Неужели?
- протянул полковник.
- Нам не нужна ваша смерть, тем более, - он указал на меня, - смерть такой очаровательной леди.
- У вас явно проблемы со зрением,
- пробормотала я, беря в руки кружку, - если вы так говорите, - я поднесла кружку к лицу. Напиток пах вином и пряностями. Глинтвейн.
Гвардеец рассмеялся.
- Не смотрите так на меня. Я ничего не имею против вас лично.
- Может, вы просто отпустите нас?
- Боюсь, мои соратники не одобрят меня за столь... непопулярное решение.
- Тогда помогите нам бежать,
- волнуясь, сказала я.
- Не могу. Вы нужны. Мы ведь хотим добиться чего-то от Совета.
- Зачем мы Совету? Какой им толк от четырех людей и джаффа?
- Это все,
- гвардеец поднялся со своего места и распахнул дверь. - Тиф, отведи их обратно, - устало крикнул он.
Очутившись в камере, О’Нилл вновь рухнул на скамью.
- Я ничего им не сказал, - гордо заявил он.

Служба в армии научила меня многим вещам. Я крепко усвоила: спи, когда можешь, иначе потом будет некогда. Ешь, если есть что, иначе потом может настать время, когда армейский паек покажется тебе пищей богов. Порцию принесенной в мисках надзирателями сероватой зернистой каши, похожей по вкусу на перловую, я смела без остатка и мимолетно пожалела о том, что даже не пригубила глинтвейн, предложенный бывшим гвардейцем. Вино и пряности помогли бы согреться.
Время вне горизонта событий перестает существовать. Мысли болтались в мозгу, словно крысы в пустом мешке. Но ведь не может же быть, чтобы совсем ничего не происходило... Увы мне, увы! Я пыталась читать про себя стихи - все, какие только могла припомнить. Это чуть-чуть помогало. Совсем чуть-чуть. Не знаю, чем спасались остальные, но в камере царила полнейшая тишина. Парочку наших надзирателей сменила другая. Им довольно быстро надоело следить за нами: обмениваясь репликами, они играли в карты. Сильно пахло пересушенной травой.
«Не думаю, не жалуюсь, не спорю.
Не сплю...»
Вспомнив о том, что кореллианские сутки длиннее земных, я окончательно скисла. Подремывая в своем углу, я подумала, что было бы неплохо спихнуть полковника с лавки, чтобы тоже полежал на каменном полу, как остальные. В конце концов, мог бы проявить солидарность! А, впрочем, шут с ним.
- Ты опять проигрался, - лениво сказал один надзиратель другому.
- Ну конечно! Ты же спер моего туза!
- Не ври, я честно отыграл его. Ты должен мне еще пятнадцать монет.
- Ты - мерзкий выпивоха, вор и шулер!
- крикнул ему в лицо напарник.
- Естественно, - рассмеялся тот. - Раздавай.
- С меня хватит,
- надзиратель бросил карты на стол.
- Боишься?
- Тебя?
- тот снова схватил колоду. - Ставлю еще десять монет против тех пятнадцати!
- Так, что тут у нас?
- кто-то приближался, шагая по коридору. - Кажется, я запретил играть на деньги.
- Скучно, командир!
- пожаловался проигравшийся, быстро накрыв колоду рукавом.
Бывший гвардеец мельком взглянул в нашу сторону и указал на дверцу.
- Пришлите еще людей. Я за ними.
- Вам удалось созвать Совет, командир?
- поинтересовался надзиратель.
- Наше дело не будет стоять на месте. Семеро советников еще живы, и если они будут вести себя благоразумно, то такими и останутся.
Когда подоспели стражники, гвардеец вставил в замок камеры ключ. Ключ сделал два полных оборота, щелкнув внутри замочной скважины.
В узком тюремном коридоре было не протолкнуться. Стражники в белых гвардейских мундирах повели нас по коридору, через одного: один стражник – один заключенный – один стражник – один заключенный – один стражник… В некоторых из них я узнала гвардейцев мастера Ринту.
Круговерть адского шапито неспешно продвигалась по ломаному темничному коридору. Поглядывая сквозь прутья клеток, я только сейчас заметила: почти все камеры были пусты. Пройдя несколько постов и повозившись с ключами от ворот тюрьмы, стражники, подталкивая за собой четверых землян и одного джаффа, высыпали на улицу, полную зевак. Двери домов то и дело открывались тут и там. Улица становилась необычайно людной.
Как лучи, улицы расходились от крохотного пятачка возле тюремных ворот. Вот если бы нам удалось вырваться от стражи и разбежаться в разные стороны, добраться до Темного города, затеряться в его проулках и, возможно, покинуть Далинию… Полковник обернулся, будто нечаянно, и я поймала его взгляд. «Интересно, он думает о том же, о чем и я?..»
О’Нилл дернулся в сторону, нанося удар в солнечное сплетение стражнику, державшему его за локоть. Стражник выронил меч и повалился набок, врезавшись лбом в булыжники мостовой. Джексон не замедлил последовать его примеру. Остальных я не видела: они были позади меня.
- Врассыпную! - громко крикнул полковник.
Я сунула в репу ближайшему стражнику и бросилась прочь, не совсем даже понимая, куда. Кто-то схватил меня сзади за косу. Зверея, я двинула стражнику локтем в лицо. Схватившись за нос, он выпустил мои волосы, но время было безнадежно и бездарно упущено. Ко мне уже бежали несколько стражников, а продраться сквозь толпу не стоило и пробовать. Падая плашмя на мостовую с болью в затылке, я успела подумать только о том, как несправедлива жизнь.

Шевелить головой было бесполезно: стоило мне оторвать затылок от прохладного камня, как кожа снова взрывалась бешеным огнем. Все, что мне оставалось делать: скосив глаза, наблюдать за надзирателями.
- Довольны, братья-анархисты? - громко спросила я.
Тиф расхохотался. Ничего, хорошо смеется тот, у кого зубы хорошие, а про Тифа этого явно не скажешь.
- Командир велел привести тебя, когда ты очнешься.
- Напрасно,
- сказала я. - Я и с места не двинусь.
- Тогда придется тащить тебя через плечо вниз головой.

Услышав это, я нехотя встала, держась ладонью за затылок.
- Давай, малыш. Делай свое дело.
Видимо, правил обращения с военнопленными, как таковых, на Корелле не водилось, иначе Тиф не подталкивал бы меня в спину каждую секунду.
- Еще раз толкнешь меня, и я вырву тебе руки и вставлю в задницу, - пообещала я. Честно, мне стоило большого труда сформулировать это на чужом языке.
Проигнорировав это, Тиф втолкнул меня в светлицу предводителя. Прошипев ему вслед, я сказала гвардейцу:
- Все было бесполезно. Другим удалось сбежать, и теперь вам нечем запугать меня и нечего предъявить Совету. Досадно, да?.. - меня оборвал Тиф, чья голова снова появилась в проеме двери.
- Командир, нам удалось поймать еще одного беглеца.
«О, нет! Бог мой, неужели же это…»
Беглецом оказался Джексон. Я с укоризной поглядела на ученого.
- Извини, - Дэниэл развел руками.
Командир кивнул Тифу:
- Ты свободен, - и обратился к нам. - Что вы наделали?!
Он был в ярости. Я вздрогнула от неожиданности.
- Мы всего лишь…
- Почему вы не сбежали, когда у вас была возможность? Если б вы знали, каких усилий мне стоило организовать вам побег! Теперь мне придется удвоить меры безопасности. Встреча Совета сорвана. Вы хоть понимаете, что это значит?

Гвардеец задохнулся словами, выхватил из бойницы все еще стоявшую там бутылку глинтвейна и сделал из горла большой глоток.
- Больше я ничего не могу для вас сделать. Вас казнят завтра, ровно в полдень, на городской площади.

«Завидую ему», - подумала я, глядя на спящего доктора. Ночью мне так и не удалось уснуть, как я ни старалась, а теперь уже поздно: рискую не успеть к собственным похоронам. Все-таки он очень трогательно выглядит, когда спит. Я потрясла головой, стараясь согнать расплывшуюся по лицу улыбку. Пошел четвертый день моего пребывания на чужой планете. Страшно хотелось курить…
Дэниэл проснулся и сел, потирая глаза, как ребенок. Мне кое-как удалось сохранить безразличное выражение лица. Нас, женщин, легко купить, надавив на материнский инстинкт. «Тоже мне, ребенок», - усмехнулась я про себя, - «лет на восемь меня старше, а мне и самой скоро стукнет тридцатник». Бог мой, а я, оказывается, оптимистка! Не думай ни о чем, просто нам нужно выбраться с этой планеты. Здесь речь не идет о том, чтобы выполнить задание, а о том, чтобы выжить. Нам обязательно представится еще один шанс, не может не представиться. Хотя кого я убеждаю в этом? Вероятно, сама себя.
Дэниэл вытащил из кармана очки, надел их и затем, окончательно пробудившись, посмотрел на меня.
- Я, кажется, заснул, - проговорил он.
- Не волнуйся, - успокоила я его, - ты ничего не пропустил.
- Сколько сейчас времени?
- О, если бы я знала… Может, спросишь у них?
- я указала на надзирателей.
Дэниэл встал, подошел к внешней стене и подтянулся на цыпочках, пытаясь заглянуть в слуховое окошко.
- И что мы будем делать?
Я повела плечами.
- Ждать.
«Итак, давай сыграем с тобой в игру», - сказала я себе. - «Представь, что ты на Земле, сейчас Средние Века, а вы с Дэниэлом - колдун и колдунья, и вас судит Святая Инквизиция. Да нет, что за чушь! Если бы я и вправду была колдуньей, насколько бы все было проще! Интересно, каким образом они собираются казнить нас? Надеюсь, это будет не больно. Хотя какая разница, больно это или нет, если все равно умрешь…»

…Незадачливую майоршу и доктора-археолога вели по улице, которая тянулась от площади перед воротами Далинии к обители покойных ныне магистров династии Геримей. События двухдневной давности долетали до меня, как эхо через многие столетия. Стражников на этот раз было и в самом деле больше. Наши шансы уцелеть теперь едва ли можно было оценить в доли процента.
«Но это ведь не ноль?»
Если пытаться бежать снова, то до того момента, как пленников введут на площадь. Тогда уже будет не продраться через толпу зевак - я убедилась в этом на собственном опыте. Удивительно, но планшетка с картой, которая уже не могла пригодиться мастеру Ринту, все еще была со мной. Главное - не потерять ее сейчас. Это было бы в высшей степени глупо.
Мне показалось, или вверху мелькнула тень?
- Мэри, смотри! - воскликнул Дэниэл.
Прямо над городской площадью был отчетливо виден силуэт. Тень от корабля легла на сероватые душные облака.
- Это ал’кеш, - уверенно сказал Джексон.
- Гоа’улды вернулись?.. - я не успела договорить: раздалось несколько мощных выстрелов. - Они бьют по щитам!
Закричала женщина, и люди бросились в разные стороны, забегая в первые попавшиеся двери. Легкая паника поднялась и среди стражников. Некоторые из них отступили от колонны на несколько шагов. Это была она - возможность, поделенная на тысячу частей.
- Бежим! - Дэниэл схватил меня за руку. Я послушно юркнула следом. - Нужно разделиться, - он подтолкнул меня вперед.
- Нельзя! - крикнула я, на бегу вытаскивая из-под одежды планшетку. - Мы заблудимся, если не будем держаться рядом!
Кто-то определенно гнался за нами, но это было уже неважно. Мы уходили от погони, лавируя между домами.
Остановить себя я смогла только тогда, когда светлый камень под ногами сменился черным. Тяжело дыша, я поглядела на карту: площадь осталась в нескольких километрах от нас. От городских ворот - единственного выхода из Далинии - мы теперь находились дальше, чем когда-либо.
- Нужно вернуться, - немного отдышавшись, сказала я.
- Сейчас?!
- Конечно, нет. Чуть позже, может быть, когда стемнеет.
- Но зачем?
- У них осталось и оружие, и рации, и припасы - а они теперь нам действительно необходимы.
- Остальные тоже остались без своих вещей.
- Может, они уже на Земле.
- Если так, то они откроют Врата и попытаются связаться с нами по радио.
- Вот именно!
- я резко повернулась вокруг своей оси, оглядываясь. - За нами все еще может быть погоня. Нам понадобится убежище.
Дэниэл согласно кивнул.
Мы тихо пробежались по залитой светом без солнца улице, как беглые преступники, заглядывая в окна домов. Наконец Дэниэл остановился возле какой-то лачуги и жестом подозвал меня. Когда я подошла, он сказал мне:
- Кажется, я отыскал то, что надо, - и вошел, чуть слышно скрипнув дверью.
Я вошла следом и прикрыла дверь за собой.
- Сойдет на сегодня, но когда вернутся хозяева, нам придется срочно убираться отсюда.
- Они не вернутся.
- Почему ты так…
- начала я. - Нет, можешь не отвечать.
Посреди крохотной комнаты лежал мертвец с ножом в горле, а во рту у него ползали черви.
- Боже… - сказал Джексон.
- Гадость, - подтвердила я.
Труп пришлось оттащить в угол, обернув его ветошью. На то, как морщился доктор, было жалко смотреть. Что и говорить, запах внутри стоял просто тошнотворный.
- Может, нам стоит вынести его на улицу? - с надеждой произнес Дэниэл.
Высовываться и подставляться лишний раз мне не хотелось, вот только как объяснить это подозрительно зеленеющему Дэниэлу?
- Не надо, - сказала я. - Труп могут заметить стражники. Здесь должен быть погреб или что-то вроде. Если найдем, то спрячем тело туда. И давай закроем дверь.
Перетащив тяжелый комод, мы подперли дверь изнутри. Глиняными горшками на окнах я придавила грязные занавески, вытряхнув землю и набросав в пустые горшки мелких осколков посуды, валявшихся тут же, на полу. Если нас обнаружат, мы узнаем об этом немедленно.
- Теперь нужно сделать что-то с нашей одеждой. Тебе стоило бы избавиться от очков.
- От очков?
- Ты ведь хочешь, чтобы нас не нашли?
- Да, но при чем здесь мои очки?
- Они не могут расклеить наши портреты на каждом углу, как сделали бы на Земле, так? Розыск будут вести по множеству мелких примет. Они будут искать двоих: мужчину и женщину в зеленой форме. Мужчина должен быть в очках. Ну же, Дэниэл, не упрямься. И надень вот это,
- я указала на найденные штаны и рубаху из грубой ткани. Для себя я выбрала точно такой же костюмчик, предварительно убедившись, что он окончательно не пропах духом мертвечины.
Я расстегнула куртку, отложив в сторону планшет с картой Далинии. Дэниэл деликатно отвернулся. Я тоже повернулась к нему спиной. Наступила неловкая тишина.
- Ты готова? - спросил он, когда я перестала шуршать одеждой.
- Да. А ты?
- Да, готов.

В чужой одежде Дэниэла и в самом деле было не узнать. Надеюсь, то же самое можно было сказать и обо мне.
- Как-то она странно пахнет, - сказал Джексон, нюхая ворот рубашки.
- Странно? - спросила я.
- Согласен, это слабо сказано.
- Ну, каков будет наш следующий шаг?
- Предложишь что-нибудь еще?
- Я выдохлась. Твой черед.

Дэниэл постоял, прислушиваясь к чему-то.
- Поищем еды? - в конце концов сказал он.

- Именем закона, назовите себя!
«Это уже третий», - подумала я. «Или четвертый? Кажется, я сбилась со счета».
- Я - Риада, - объяснила я стражнику, - а это мой брат. Его зовут Уинтер. Мы бродяги.
- Что с его глазами?
- стражник покосился на Дэниэла, глядевшего прямо перед собой.
- Он слеп от рождения.
Стражник почесал макушку.
- Вы - странная парочка.
Это было неподходящее слово. В нашем убежище нам удалось найти немного соленого мяса и кувшин со стоялой водой. Хлеб, к сожалению, оказался покрыт белесым пухом, а вот солонина была вполне приятной на вкус. Отсидевшись, мы наконец решились на вылазку. Я еле уговорила Дэниэла снять очки и спрятать их в карманах одежды.
- Я ничего без них не вижу! - возмущался он.
Я взяла его за запястье.
- Я поведу тебя.
- Мне неуютно,
- он подергал плечом.
- Просто доверься мне, - сказала я.
Чтобы больше походить на бродягу, мне пришлось измазать растрепанные волосы в земле, высыпанной из цветочных горшков. Если добавить к этому тот факт, что я принимала душ три дня назад, то становилось совсем мерзко.
- Ладно, - махнул стражник. - Отправляйтесь по своим делам.
- Идем, братик!
- я потянула Дэниэла за руку, и тот послушно потопал за мной.
- Так почему ты назвала меня Уитнером? - спросил он снова, когда мы отошли подальше.
- Не знаю, - чистосердечно ответила я. - Прекрати болтать, на нас смотрят.
- Но я ведь этого не вижу,
- парировал он. - Мы еще не на месте?
- Нет, еще нет. Потерпи немного.
- Легко сказать,
- вздохнул Джексон.
- Сюда, - я впихнула Дэниэла в проулок между домами, быстро огляделась и юркнула туда сама, затем достала карту. - Завернем чуть-чуть влево, и там будет черный ход.
- А если он охраняется?
- Дэниэл все-таки достал из кармана очки.
- Стараюсь об этом не думать.
Черный ход не охранялся, по крайней мере, снаружи. Стражники рассредоточились, рыская по городу. Придет ли им в голову искать сбежавших пленников здесь, под самым носом у логова мятежников, в здании тюрьмы? Слепые бойницы угрюмо смотрели на двоих «бродяг».
Дэниэл осторожно подергал литую ручку.
- Заперто.
Я издала смешок.
- Постучим? - я тут же перебила сама себя. - А это идея! - и изо всех сил вдарила армейским ботинком по двери. Раскатистый треск разнесся по двору, напугав бродячих собак.
- Что ты делаешь? - изумленно спросил Джексон.
- Будь я проклята, если я знаю, - весело отозвалась я.
За дверью раздался торопливый топот, как будто кто-то сбегал по лестнице. Дэниэл метнулся в сторону от двери, прижимаясь спиной к стене. Я, не будь дурой, поступила так же. Внутри кто-то сдвинул засов, и на улицу вылетели два стражника. И, конечно же, заметили нас.
- Вы кто такие? - крикнул один.
- Именем закона… - продолжил второй.
Я с размаху ткнула второго стражника кончиками пальцев в живот. Стражник замолк и осел, выпучив глаза, как рыба. Довершила я дело ударом коленом по лицу.
- Это было жестоко, - произнес Дэниэл, который тоже сумел справиться со своим противником.
Я развела руками.
- C’est la vie.
Джексон покачал головой, видимо, отказавшись от намерения высказать все, что он обо мне думал.
Так нам удалось попасть в здание тюрьмы. На этот раз мы пришли сюда добровольно, но задерживаться здесь не очень-то хотелось. От мелькавших туда-сюда стражников приходилось прятаться. Первым делом нужно было найти комнату, куда нас привели после того, как пала обитель магистра, ведь там, возможно, до сих пор оставалось наше оружие. Вот тут-то и возникала проблема: это была светлица бывшего гвардейца, командира мятежников.
Представив, как обрадуется Тиф, если мы попадемся в третий раз к ним в руки, я подавила в себе желание бежать отсюда без оглядки.
До той самой комнаты мы добирались, прячась в нишах в стенах, предназначенных для надзирателей, и поминутно прислушиваясь. Пока все было тихо. Однако ниши скоро закончились, а до дверей комнаты было еще несколько метров. Узнать, пуста ли комната, мы никак не могли.
Оставалось только рискнуть.
Рванув на себя ручку двери, Дэниэл издал облегченный вздох.
- Нам повезло, - сказал он и вошел.
В ящике стола нашлись зеты, в сундуке под бойницей на куче барахла лежали блоки C-4, а на столе - раскуроченная рация. Ни рюкзаков, ни бронежилетов нигде не было, как не было и пакетов с пайком: наверное, его распробовали стражники.
- Тихо! - Дэниэл дал знак, и я застыла с зетом в руке. - Что это было?
- Прием, прием…
- усталый голос был тихим-тихим, доносился как будто издалека. - Дэниэл, Мэри, вы слышите меня?
- Сэм!
- воскликнул Джексон и принялся раскидывать содержимое сундука, пытаясь достать рацию. Наконец он вынырнул, держа в руке вожделенный кусок пластика с антенной. - Сэм, это Дэниэл!
- Слава богу!
- радостно отозвалась Саманта. - С вами все в порядке?
- Да, мы целы, но есть одна проблема.

Неожиданно распахнулась дверь. Повинуясь инстинкту самосохранения, я вскинула зет и встретилась взглядом с изумленными глазами гвардейца в белых одеждах.
- Мы свяжемся позже, - медленно сказал Джексон и отключил рацию.
- Не ожидали?
- Что вы тут делаете?
- севшим голосом произнес бывший гвардеец.
- Пришли забрать кое-что.
Разговор прервал стук в дверь.
- Вас же схватят! - яростно прошептал гвардеец.
- Нет, если вы нас не выдадите.
- Но я должен…

Стук повторился настойчивей.
- Кто? - крикнул гвардеец.
- Командир, вы велели отчитаться о поисках беглецов.
- Зайди позже!

Невидимый собеседник топтался у двери.
- Позже, я сказал!
Шаги удалились. Тогда, активировав зет, я нажала на выстрел. Гвардеец упал. Я подошла к нему и перевернула его на спину. Гвардеец корчился, хлопая глазами.
- Спасибо, - сказала я.

«Маленькая ты еще, ничего не понимаешь», - эти слова звучат в моей голове уже почти двадцать лет. Конечно, вы думали, в девять лет я не знала, что такое смерть? Они говорили так, потому что я не плакала. На самом же деле, у меня просто не было слез.
Смерть отца разучила меня плакать над чьей бы то ни было смертью. Выводя Ласточку на крыло, я не видела человека в машине, несущейся навстречу, - я видела лишь объект, который надо уничтожить. Это не всегда легко давалось, но я держала себя.
В полку, куда меня направили после летного училища, самоволки случались, но я запомнила только один случай дезертирства - первый после месяца моего пребывания там и, к счастью, последний. Молодой лейтенант, мой бывший сокурсник по училищу, сбежал со своим табельным оружием. Его искали неделю. Не знаю, что его заставило сделать это, ничто не предвещало беды, говорили, у него просто сорвало крышу. Когда он почувствовал, что в ловушке, он выстрелил в себя. Дважды: сначала в живот, а затем ослабевшими руками направил ствол в висок. Этот «инцидент» надолго запал мне в душу…
Связь с Землей удалось восстановить лишь глубокой ночью. Дежурство нес Дэниэл. Он разбудил меня, чтобы я тоже послушала, что говорила Саманта:
- Отряды ЗВ вернулись на базу, осталось вытащить только вас двоих. Еще в Далинии мы подслушали разговоры стражи о том, что вас собираются казнить на городской площади. У нас были почти сутки на то, чтобы добраться до Врат, уйти на Землю и оттуда связаться с джаффа.
- С джаффа?
- переспросил Дэниэл.
В рации что-то стукнуло, и в разговор вмешался тот, кто некогда был первым воином Апофиса.
- Свободными джаффа, которые согласились помочь, - с плохо скрываемым торжеством в голосе произнес Тил’к. - Они дали нам ал’кеш.
- Мы надеялись, что успели вовремя,
- сказала Саманта.
- Погоди секунду, Сэм. Значит, это не гоа’улды лупили по щитам, когда нас вели на казнь?
- Нет,
- мне показалось, я даже через микрофон в аппаратной Командного центра слышу, как Саманта улыбается.
- Но как вы узнали, где находится площадь? Планета полностью затянута облаками!
- А мы и не знали. Зато нам удалось найти вас.
- Как?
- Может, ты не знал, но в вашу одежду вшиты маячки,
- сообщила она. - Пощупай подкладку воротника.
Дэниэл был ошарашен.
- Могла бы и раньше сказать. То есть луч асгардов мог бы забрать нас с планеты в любой момент? - уточнил он.
- Не все так просто, Дэниэл. Поле, оставленное Лордом Ю, не пропускает ни один вид энергии. Сканеры ал’кеша не смогли определить частоту поля, без чего нельзя синхронизировать транспортные кольца. Вы не можете уйти через Врата: теперь они хорошо охраняются, мы посылали M.A.L.P.
- Картер,
- где-то совсем рядом появился голос О’Нилла, - просто скажи им, что нужно сделать.
Саманта вздохнула в микрофон.
- Вам придется самим отключить поле и активировать платформу колец.
- Ты нашла источник поля?
- С большим трудом,
- призналась она.
- И что нам делать?
- Дождаться, пока мы не прилетим снова. Видя ваши маячки, мы поведем вас с орбиты. Связь через шесть часов. Отбой,
- голоса в рации умерли.
- Шесть часов? - протянула я.
- Нам лучше выспаться, - сказал Дэниэл. - Завтра будет тяжелый день.
- Спи,
- я достала свой зет, - моя очередь дежурить.
Пока доктор засыпал, я достала свою куртку, отыскала ножик где-то на полу и распорола воротник. Маячок был круглым, как таблетка.
Возможно, завтра мы вернемся домой, на Землю.
Я на @Дневниках: http://sailor-lead-crow.diary.ru/

Оффлайн Верочка

  • Хочу и не молчу!
  • Человеки
  • *****
  • Откуда: Ижевск
    Здесь с: 15:29 – 20.11.08
  • Сообщений: 3123
  • Погладь котэ!
Re: Под Баюн-горою... (ver. 1.5)
« Ответ #4 : 23:26 – 01.12.09 »
- …А заканчивается все тем, что приходится спасать собственную шкуру, - подытожила я, догрызая кусок солонины. - Вывод напрашивается сам собой.
Дэниэл ответил:
- Ты рассуждаешь, как военная.
- Я и есть военная.
- Я много общался с Джеком О’Ниллом, поэтому я заметил.
- Ты хочешь сказать, что я похожа на Джека О’Нилла?
- Иногда,
- на этих словах Дэниэла я начала смеяться. - Очень редко.
- Знаешь,
- отсмеявшись, сказала я, - в чем-то ты и прав. Мы оба офицеры, оба выполняем свой долг и временами поплевываем на устав. Твое сравнение даже льстит мне.
Дэниэл посмотрел на меня сквозь свои очки.
- Правда?
- Только ему не говори.
- Хорошо,
- сказал он и протянул. - Надо же…
Сидеть надоело. Я встала и прошлась из угла в угол, но в крохотной каморке сильно не разбежишься.
- Дэниэл, напомни мне, когда прилетает ал’кеш. Не пора ли нам собираться?
- Да, но я хотел бы задать тебе еще один вопрос, если ты, конечно, не против.
- Ладно. Однако прежде чем ты задашь его, я спрошу у тебя: а что тебе даст мой ответ?

Дэниэл смешался.
- Ты права. Не стоит этого делать, - проговорил он.
- Почему же? Спроси меня, если ты так хочешь.
Джексон молчал. Я замерла, ожидая.
- Это майор Картер, - голос из рации тонко рассек тишину. - Прием!
Дэниэл соскочил с места, но я добралась до рации первой.
- Говори, Саманта.
- Ал’кеш занял позицию на орбите. Дайте нам знать, когда будете готовы.

Я взглянула на Дэниэла. Тот кивнул.
- Мы готовы, Саманта.
- Отлично. Генератор поля находится километрах в пяти от вас. Направление - северо-запад.
- Мы выходим,
- я отключила рацию. - Пошли, Дэниэл!
- Воспользуемся старой легендой?
- спросил он, сосредоточенно запихивая зет в карман.
- Вряд ли мы встретим много стражников в такую рань, - с сомнением сказала я.
- Значит, нам лучше не задерживаться.
С этим трудно было спорить.
На улице начинало светлеть еще стремительней, чем раньше, но улицы в этот час оставались пустынными. Джексон и я поднялись вверх по переулку; пересекая черту, отделявшую «темные» кварталы от «светлых», я по-тихому достала рацию.
- Мы правильно идем? - шепотом спросила я.
- Направление верное, - отозвалась Саманта.
- Хорошо. Будьте на связи.
Мы шли больше часа. Пока нам везло: ни одного стражника мы так и не встретили. Время от времени я вынимала планшетку, чтобы свериться с картой.
- Саманта, проверь наш курс, - попросила я.
- Вы немного отклонились от маршрута, - сообщила рация. - Двести метров, на девять часов.
Пришлось повернуть влево. Сверившись с картой, я обнаружила, что переулок, по которому мы направлялись, сливался со многими ему подобными, образовывая широкую и, должно быть, оживленную в дневные часы улицу.
- Ты уверена? - переспросила я.
- Да, уверена, - ответила Саманта.
Я тяжело вздохнула, предчувствуя неладное, но ничего не ответила.
Мостовая впереди упиралась в высокое здание из белого камня, огибая его кругом и расходясь еще в три стороны. Шпиль обители покойного советника был окутан струящейся дымкой.
Я проговорила в рацию:
- Двести метров, ты сказала?
- Вы уже очень близко,
- откликнулась Саманта.
- Я знаю, - помедлив, произнесла я.
- Выходит, это здесь? - удивленно протянул Дэниэл. - Все это время генератор был у мастера Ринту под носом?
- Саманта говорит, что он именно здесь, а у меня нет причин ей не верить.
- Думаешь, магистр нас обманывал?
- Нет,
- я приостановила шаг, а Дэниэл двинулся дальше, - тогда он бы не был мертв сейчас.
- Один из вас стоит, а другой находится в движении,
- донеслось из рации, - нет, теперь опять стоит.
Я ответила Саманте:
- Это Дэниэл.
- Скажи ему, пусть повернет обратно.

Я окликнула Джексона. Тот отлепился от шероховатого камня стен и направился ко мне.
- Медленнее, - скомандовала майор. - Чуть вправо… нет, обратно… стоп!
Он остановился.
- И что? - спросил Джексон, разглядывая мостовую под ногами.
- Поле покрывает планету равномерно, но в этом месте оно резко изгибается вовнутрь, образуя что-то вроде воронки. Я думаю, генератор находится здесь. Вы что-нибудь видите?
- Пока нет. Но будем искать.

Я подошла к Джексону.
- Раз генератор поля находится в этом месте, - рассуждая, сказал Дэниэл, - он должен быть либо над нами, - он указал пальцем вверх, - либо под нам, - заключил он, указывая нам под ноги.
- Но там, - я указала вверх, на небо, густо покрытое облаками, - ничего нет. Как и здесь, - я опустила руку вниз.
- Ты ошибаешься, - загадочно произнес Дэниэл.
- Неужели нам придется вести здесь раскопки?
- Не совсем. В старинных замках часто бывают подвалы и подземелья.
- Точно,
- я выдохнула, ловя мысль Дэниэла.
- Итак, нам нужно попасть внутрь.
Я прошлась вдоль стены.
- И как мы войдем?
Несколько секунд Дэниэл не отвечал, затем что-то скрипнуло, и я обернулась.
- Через парадный вход, - сказал он.
Звуки шагов гулко отражались от стен. Они казались немного пугающими в полумраке холла. Ни единого стука, ни единого голоса, как будто это место было навсегда покинуто людьми. И это делало его завораживающим, пленительным, манящим…
Дэниэл откинул голову назад и обернулся вокруг себя, а затем снова посмотрел по сторонам, и я увидела, как загорелись его глаза.
- Пройдемся немного? - предложил он, делая шаг к лестнице.
Я произнесла, иронично улыбаясь:
- Ты не забыл, почему мы здесь, Дэниэл?
- Да, но…
- он помотал головой. - Помнишь ту шкатулку, которую я нашел в лагере джаффа? Я хочу найти ее и забрать с собой.
- Думаю, дело тут не только в шкатулке. Ладно, развлекайся. Я подожду здесь.
- Ты же говорила, что нам нужно держаться вместе.
- Не заблудишься,
- ответила я.
Не знаю, сколько я прождала Дэниэла. Временами я слышала стук дверей наверху и невнятное бормотание, как будто Дэниэл разговаривает сам с собой. Может, с моей стороны было неразумно оставлять его?.. Наконец, когда с ал’кеша спросили, как продвигаются наши дела, я поняла, что пора отправляться за Дэниэлом.
Я обнаружила его в кабинете мастера Ринту, за распахнутой дверью.
- Ты нашел шкатулку? - тихо входя, спросила я. - Ал’кеш не будет ждать вечность.
Он вскинул голову, будто очнулся.
- Иду, - он поднялся с кресла. В руках у него была толстенная книга, а на столе стояла стопка из нескольких таких же. Дэниэл потянулся к стопке, но я остановила его.
- Мы не будем это брать, - сказала я.
- Почему? - спросил он.
- Они слишком тяжелые, - попробовала отговориться я.
- Я сам их понесу, - заявил Джексон.
- Дэниэл, нет! Наша единственная цель - выбраться отсюда. Эти книги наверняка очень ценные, они привлекут внимание стражи.
- Можно, я возьму хотя бы эту?..
- он с надеждой вытащил из стопки первую попавшуюся книгу. И тут я разозлилась.
- Слушай, ты, сумасшедший археолог! - я выдрала у него из рук книгу и шмякнула на стол, затем схватила его за запястье и вытащила из кабинета. - Мы и так потеряли кучу времени! Если эта дурацкая книжка тебе дороже собственной шкуры, это твои проблемы, я твоего мнения не разделяю, и вряд ли такое когда-нибудь произойдет... - я задохнулась словами. Запал кончился, я остановилась посреди лестничного пролета и наконец-таки выпустила руку Дэниэла.
- Прости, - протянул Джексон, когда мы вновь оказались на первом этаже. - Знаешь, я нашел еще кое-что.
Я вопросительно на него глянула. Дэниэл протягивал связку ключей.
- Зачем нам эти ключи, если мы не можем найти входа? - я пожала плечами.
- Где-то ведь он должен быть, - сказал он, ощупывая стену. - Помнишь секретный ход, через который мы попали в спальню мастера Ринту?
Я кивнула.
- И?
- Почему-то мне кажется, что он ведет не только туда. Нашел!
- воскликнул Джексон.
Он сдвинул в сторону рельефную фигурку оленя, под которой оказалась замочная скважина.
- Подержи, - сказал он. Я прижала фигурку пальцами. Дэниэл стал подбирать ключи.
По закону Мерфи нужный ключ оказался последним. Когда энтузиазм Дэниэла почти дал трещину, раздался тонкий мелодичный звук, и кусок стены отодвинулся в сторону, открывая лаз. Дэниэл снял со стены чуть тлеющий факел, подул на него и, подождав, пока огонь разгорится, поднес к дверному проему, осветив ступеньки.
Здесь-то его и ждало разочарование.
- Они ведут только вверх, - констатировала я. - Что ты теперь скажешь?
Он засунул в дверной проем сначала голову, затем погрузился туда целиком.
- Дэниэл! - позвала я. - О, черт, что ты делаешь?
Глухое эхо донесло до меня ответ:
- Только не нужно называть меня «сумасшедшим археологом».
- Но это же правда, - сказала я себе под нос. И мне осталось только последовать за ученым.
Фигура Джексона заслоняла от меня свет факела. Приходилось идти почти на ощупь, ориентируясь на редкие мигающие всполохи. Внезапно стало светлее: Дэниэл остановился и обернулся ко мне, выставив вперед факел.
Мы оказались на небольшой площадке в метр шириной. Лестница продолжала путь вверх, но под углом к ней возле площадки начинался узкий коридор. Факел в руке Дэниэла отбрасывал блики на стену в конце коридора.
- Там есть еще одна лестница, - сказал Джексон. - И она ведет вниз.
- Не понимаю,
- недоуменно ответила я. - Зачем нужно было делать еще один ход?
- Не знаю. Но готов поспорить: он приведет нас туда, куда нужно.
- Мне бы твою уверенность,
- пожелала я.
Вскоре повеяло холодом.
- Наверное, мы уже под землей, - предположил Дэниэл.
Лестница закончилась. Факел осветил огромный зал, стены которого на высоте в два-три человеческих роста шли наискось вверх, делая зал в сечении похожим на трапецию.
- Посмотри на это, - восхищенно произнес Джексон. Поверхность стен была полностью испещрена рельефами. Кого здесь только не было: рыцари в доспехах, дамы в пышных платьях, почтенные старцы, изображения младенцев и детей.
В четырех сторонах из рельефа выступали четыре людские фигуры в полный рост. Босой мальчик в короткой тунике. Юноша с кудрявыми волосами, держащий в руке пику. Мужчина, опиравшийся рукой на высокую стопку книг. Морщинистый старец в длинных одеяниях. В лице последнего можно было разглядеть знакомые черты, но он не был точной копией седьмого магистра династии Геримей. В его раскрытую ладонь был впечатан шар из серебра. Дэниэл поднял факел повыше, застыв у последней статуи, пытаясь разглядеть что-то в покойно-неподвижном лице старца.
- Дай мне рацию, - наконец попросил он.
Я молча вынула рацию из кармана и протянула ему.
- Сэм, отзовись, - произнес он.
- Да, Дэниэл, - голос Саманты прерывался из-за помех.
- Где точно находится генератор?
- Прямо перед тобой,
- сказала она. - Вы нашли его?
Я подошла к статуе и наклонила голову, дабы получше рассмотреть шар в руках старца.
«Неужели же в нем и заключается корень всех наших бед?»
- Да, - ответил Дэниэл. - Мы нашли.

- Это немного неправильно,
- произнесла я после очередной попытки выдрать серебряный шарик из каменной хватки.
- Что именно? - переспросил Дэниэл.
- Все! - воскликнула я. - Начиная с того, что мы вообще оказались на этой планете. И потом… Скажи мне, разве у гоа’улдов есть такие технологии? И почему этот злосчастный шарик оказался здесь? Этим скульптурам не меньше нескольких сотен лет. Какое участие во всем этом мог принимать Лорд Ю?
- Может быть, это кореллианская технология. Или технология Древних,
- предположил Джексон. - А гоа’улды украли ее, так же как Звездные Врата и многое другое.
Я присела возле каменной стены, наблюдая, как Дэниэл повторяет то, чем я занималась не далее, как пять минут назад.
- Перестань, - сказала я ему, - это бессмысленная трата времени.
- Нам нужно как-то достать этот шар…
- протянул он.
Я выразительно похлопала себя по карману.
- Не забывай, у нас есть С-4.
- Ты хочешь его взорвать?!
- казалось, Дэниэл не поверил своим ушам.
- Ты знаешь другой способ достать эту штуку? Если знаешь, то поделись со мной.
- Но это повредит скульптуру! Я не буду этого делать,
- заявил Джексон.
- И не надо, - спокойно ответила я. - Я справлюсь сама.
- Это вандализм,
- сказал Дэниэл.
- Послушай! Я понимаю, что твоя работа - изучать памятники древности, а не разрушать их, но твоя забота напрасна, здесь этого никто не оценит! Еще я скажу тебе вот что: я была в похожей ситуации месяца три назад, когда над Чечней сбили мой самолет, и я попала в плен. Я тогда не видела никакого выхода. Тогда мне очень хотелось умереть. Сейчас я тоже не вижу никакого выхода, но теперь мне ужасно хочется жить! - я повернулась к нему спиной. - Если мы не сделаем того, что нужно, то можем целую вечность скитаться по этому проклятому городу.
- Ты справишься с этим? - спросил Джексон.
Я вздрогнула. Дэниэл впервые заговорил со мной на моем языке, не считая того дня, когда мы встретились.
- Дурное дело не хитрое, - ответила я, не зная точно, понимает ли он меня.
Первая попытка не дала ничего. Серебряный шар даже не вырвало из каменной ладони: неведомый скульптор постарался на славу. Шар только оплавился с той стороны, куда я до этого прилепила белый кубик С-4. Пришлось увеличить заряд в три раза. Забившись вместе с Дэниэлом в угол подземного зала, я запустила механизм детонатора.
Грохнуло сильно. Эхо взрыва разнеслось в пустом зале с такой силой, как будто рядом кто-то выстрелил из Царь-пушки. А когда Дэниэл увидел, что статуе оторвало руки почти по локоть, он чуть не упал в обморок.
Шар растерзало в клочья. Когда Дэниэл очнулся от культурологического шока, мы связались с орбитой. И тогда стало ясно, что от главной проблемы мы наконец избавились.
- Теперь нам нужно попасть в хранилище артефактов, оставшихся после гоа’улдов, - торопливо излагал Джексон, пока мы поднимались обратно по лестнице, - только там могут находиться транспортные кольца. По словам мастера Ринту, это где-то в северной части города. Нужно посмотреть, указано ли это место на карте.
- Дэниэл, давай будем решать проблемы по мере их поступления?
- предложила я. - Узкая и плохо освещенная лестница кажется мне не очень подходящим местом для дискуссий.
Резкий, но короткий толчок чуть не свалил меня с ног.
- Что это было?
Через несколько ступенек толчок повторился снова, на этот раз он был более сильным, чем раньше. Такое впечатление, что здание рушилось изнутри.
- Бежим!
Должно быть, взрывчатка, которой мы пытались избавиться от проклятого шарика, задела фундамент здания. Но этого не должно было случиться!
Меня чуть не убил сумасшедший бег вверх по узкой лестнице, за которым последовал не менее сумасшедший бег по лестнице вниз. Стены медленно колыхались и дрожали, корчась, как мне казалось, в предсмертном крике. Выбежав из тайного хода, я рванула ко входной двери. Обернувшись возле самых дверей, я увидела Дэниэла, бегущего к лестнице.
- Ты спятил, Джексон? - с надрывом крикнула я. Мой крик не достиг его ушей, и Дэниэл, с какой-то немыслимой скоростью взбежавший по ступенькам, скрылся из виду. Я поняла, что догнать мне его не удастся, но и уйти без него я не могла. Так я и осталась в нерешительности торчать у входных дверей, каждую секунду ожидая, что крыша, обвалившись, рухнет сквозь остальные этажи и погребет меня под своими обломками.
Пока не появился Джексон, я успела вспомнить про себя все непечатные слова, которые только знала, и придумать с десяток новых. Дэниэл прижимал к груди книгу, вероятно, ту самую, которую я так и не дала ему взять с собой. Я не придумала, что сказать ему, кроме как:
- Бежим быстрее, скоро здесь будет полно народа.
Мы вылетели под открытый воздух и помчались по оживленным улицам в ту сторону, где находилось наше убежище. По-хорошему, нам сейчас следовало не прятаться, а бежать, пока они не опомнились, не поняли, в чем дело, но бежать совсем в другую сторону, на север, чтобы добраться до хранилища, найти транспортные кольца, чтобы впервые за многое время оказаться, наконец, в безопасности… Оказавшись возле границы с Темным городом, мы остановились, отдышались и пошли небыстрым шагом, дабы не привлекать ничьего внимания.
Заметив одежды стражников, мы едва успели юркнуть за угол ближайшего дома. Их было как минимум трое. Стражники копались возле нашего убежища. Вскоре двое из них вышли из лачуги, где до недавнего времени скрывались я и Джексон, неся что-то в большом куске ткани, брезгливо держа его за кончики. В руках третьего были зеленые куртки с нашивками ЗВ-1.
Даже ежу стало бы ясно: своего убежища мы лишились. Было обидно до слез. Не сговариваясь, мы с Дэниэлом втянули головы в воротники рубашек и побрели прочь.

Жутко мучил никотиновый голод. Про обычный я старалась даже не вспоминать. Нам удалось избавиться от изолирующего поля, но ал’кеш дружественных джаффа по-прежнему торчал на орбите Кореллы, а мы по-прежнему торчали в Темном городе и по-прежнему значились в списках беглых преступников. Мимо с регулярностью, которой позавидовал бы любой рейсовый автобус, шмыгали патрули стражи, вооруженные факелами, однако пока никому из них не приходило в голову заглянуть в подворотню, где прятались мы. Но я на это не жаловалась. Я изучала крошечный кусочек ночного неба, зажатый между крышами, и старалась бороться со сном, как могла.
- Дэниэл! - шепотом позвала я.
- Я здесь, - негромко отозвался тот.
- Посмотри на это, - я указала пальцем вверх, на небо.
- Звезды, - ответил Дэниэл. - Значит, облака рассеялись.
- Рассеялись? Я думала, тут всегда такая погода.
- Вообще-то, нет,
- сказал он. - Облака появились вместе с полем. Наверное, поле создавало что-то вроде парникового эффекта, не давая излишкам тепла уходить в космос. Стало холоднее, ты не чувствуешь?
- Чувствую,
- сердито сказала я. - Мы ведь ночуем на улице.
Тянулась безумно длинная ночь в подворотнях Темного города. Действительно, после того, как генератор поля был уничтожен, кореллианская погода стала суровее. И средь всего этого безумия сон, и даже не сон, а терпкая ночная дрема становилась похожей на штрихпунктирную линию: ты на несколько секунд прикрываешь глаза, затем распахиваешь их, уговаривая себя ни за что не засыпать, но вот - тебя уже трясет за плечо Дэниэл, и воздух вокруг становится чуточку светлее.
- Я не могу так больше, - спустя несколько минут после пробуждения мне наконец удается полностью очнуться. - Мы должны что-то сделать, Дэниэл!
- Тише,
- успокаивает Дэниэл. - Ты ведь знаешь, нам не пробраться сквозь Темный город ночью. Здесь полно гвардейцев.
- У них нет автоматов,
- пробормотала я. - Они не воспользуются зетами, чтобы стрелять в наши спины. У нас есть отличные здоровые ночи. Мы можем просто убежать.
Конечно, это было неправдой. Но так хотелось убедить себя хоть на секунду, что все не безнадежно!
В предрассветный час мы решились на вылазку, пока первые лучи Эстеры еще не коснулись стен Далинии. Говорят, наглость - второе счастье. Хотя, я думаю, наглостью тут и не пахло, мы просто были разумно-осторожны. И вовремя прятались от усталых стражников, хотя сами были не менее усталыми. В любом случае, нам везло. Мы попались только однажды.
Тогда патруль стражи чуть было не прошел мимо. Непонятно, зачем им понадобилось поворачивать обратно. Пришлось заскочить в первый попавшийся переулок. Но оказалось, он обрывается в тупике. Дальше бежать было некуда.

Шаги стражников были уже совсем близко. Мне понадобилось несколько драгоценных секунд, чтобы нашарить в кармане зет.
- Именем закона, назовите… - начал один из стражников.
- Это же беглые преступники! - ахнул другой из-за его спины.
Четверо стражников одобрительно загудели. «Должно быть, уже прикидывают, как просидят в пивнушках награду, назначенную за наши головы», - злобно подумала я. - «Говорите, не было никакой награды? Как жаль!»
- Попались, птички, - стражник не успел договорить. Я вскинула свой зет и пустила из него два луча. Первый скосил ближайшего стражника, а когда он упал, - того, который стоял за ним. Озирая поле брани, я вдруг поймала в своей голове мысль переодеться в одежды стражников, но быстро отогнала ее от себя.

Хранилище «артефактов» гоа’улдов было чуть менее грандиозным сооружением, чем обитель покойного мастера Ринту. Должно быть, богатый урожай оставили после себя гоа’улды несколько веков назад.
- Держи зет наготове, - посоветовала я Дэниэлу.
Мы приблизились к воротам хранилища. Дэниэл потрогал печать, а я в это время прикидывала, сколько понадобится блоков С-4, для того чтобы отпереть эти ворота.
- Именем закона!..
«А не пошел бы ты, мил человек, со своим законом», - устало подумала я, вскидывая зет, но Дэниэл опередил меня, выстрелив первым. Доктор был далеко не глуп, хоть «небольшой» бзик у него и имелся. Все это я прогнала в своей голове, уже чисто машинально налепляя на замок хранилища блок взрывчатого пластилина и детонатор сверху.
- Отойди, - скомандовала я, но Дэниэлу об этом напоминать не требовалось. Взрыв потряс сонную улицу. Когда рассеялся дымок, мы увидели приличных размеров дыру в воротах хранилища. Быстро шмыгая во мглу, я спросила у Дэниэла:
- Ты умеешь пользоваться транспортными кольцами? - и тут же обругала себя: «Раньше нужно было об этом спрашивать!»
- Мы справимся, - успокоил меня Дэниэл.
- Спасибо, а то я уже думала… - я замолкла, запнувшись обо что-то. - О, проклятье!
- Сэм, активируй кольца!
- кликнул Джексон по рации.
Где-то в стороне возникла ослепительная вспышка. Что-то грохнулось и, кажется, даже разбилось.
- Дэниэл, где вы? - взволнованный голос Саманты появился в рации.
- Мы… искали кольца, - невозмутимо произнес Дэниэл, пробираясь в ту сторону, где была вспышка. Он нагнулся и нащупал что-то на полу, затем снова выпрямился.
- Кольца здесь, - сказал Джексон. Я, чертыхаясь, подобралась к нему и встала рядом.
- Уверен? - уточнила я.
- Да, - сказал Дэниэл. - Это должно сработать, - после некоторой паузы добавил он.
- Спасибо, - ответила я. - Хотя ты мог бы остановиться на первой фразе.
- Сэм,
- сказал Дэниэл в рацию, - переноси нас.
«Пожалуйста», - взмолилась я, - «пусть это сработает! Я так хочу обратно на Землю!»
Белая вспышка ослепила меня. Мы оказались борту.
Ал’кеш был маленьким кораблем, но внутри него все так и блистало золотым. Полковник О’Нилл, увидев наш своеобразный прикид, изрек:
- Боже, что это с вами?
- Привет, Джек,
- махнул ему Дэниэл. - Я тоже рад тебя видеть.
- Да,
- произнес О’Нилл. - Ну и видок у вас обоих, - он наконец обратил на меня свое благосклонное внимание. - Это и вас касается, майор.
- Ваша любезность, полковник, как всегда, не имеет границ,
- с иронией ответила я.
- Ладно, пойду скажу Картер, что мы улетаем.
Я чувствовала себя такой уставшей, что готова была плюхнуться прямо на пол. Но любопытство заставило меня добраться до носовой части корабля. Я в восхищении уставилась на огромное смотровое окно.
- Ничего себе! - присвистнула я, оглянулась и встретилась глазами с майором Картер. - Впечатляюще!
- Ал’кеш только что вошел в гиперпространство,
- сказала Саманта. - Добро пожаловать на борт.
- Дэниэл, это твой трофей?
- спросил Джексона полковник.
- Нет, - сказал Дэниэл, - это книга.
- И о чем она?
- Я бы тоже хотела узнать это,
- произнесла я.
Дэниэл пошуршал страницами и медленно прочел:
- «Редкие рецепты кореллианской кухни: с древних веков до наших дней».
- Кулинарная книга?
- я оторвалась глазами от смотрового окна. - Ты чуть не угробил себя из-за кулинарной книги? - я сделала злобное выражение лица, но затем не выдержала и засмеялась.
- Что такое? - спросил Джексон.
- Можешь собой гордиться, - ответила я, давясь смехом. - В твоей библиотеке появится по-настоящему бесценная книга.
- Ребята, располагайтесь, нам еще долго лететь,
- произнес О’Нилл.
- Мы прилетим на Землю на этом корабле? - спросила я.
- Конечно, нет. Мы должны вернуть его назад, - отозвался полковник.
Я зевнула…
- Хорошая работа, майор.
… и чуть не подавилась зевком. Я повернула лицо к полковнику, ожидая увидеть обычную насмешку в прищуренных глазах. Но ее не было. Неужели он говорил серьезно?
- Миссия не удалась, полковник, - ответила я. - Нечему радоваться.
- Как сказать. Вам удалось отключить поле, разве нет?

Я все еще не знала, как реагировать на это.
- Спасибо, - наконец выдавила я. - Это на тот случай, если ты говоришь серьезно.

Ал’кеш дружественных джаффа высадился на планете, называвшейся Чулак. Это значило, что предстоял переход через Звездные Врата на Землю. Тил’к объявил, что задержится на Чулаке. Майор Картер нажала семь клавиш на наборном устройстве и опустила ладонь на багрово-красный шар посередине. Из Врат вырвался сияющий поток, и тут же все стихло.
- Пора домой, - заявил полковник О’Нилл.
Шагать в бездну во второй раз было не так жутко, как в первый, но все же я не могла сказать, что привыкла к этому. Хотя зажмуривать глаза меня уже не тянуло.
- С возвращением! - произнес генерал Хэммонд, когда ЗВ-1 без Тил’ка оказалась в зале Врат, в Командном центре, на планете Земля.
- Спасательная операция выполнена, сэр, - доложил полковник.
- Очень хорошо, - кивнул лысый генерал. - Я жду вашего отчета.
Я понурила голову и протопала к женской раздевалке с мыслью, что рано обрадовалась. Впрочем, написать отчет можно было и завтра. «Точно», - решила я, - «приду завтра пораньше, напишу отчет и отошлю его в Москву. А пока не мешало бы выспаться. И принять душ. Нет, сначала душ, а уже потом домой - спать, спать, спать…»
Минут двадцать я стояла под душем, пытаясь отмыть волосы от крупиц земли, затем долго и с удовольствием чистила зубы. После душа я оделась в свою длинную юбку со шнуровкой и тонкую водолазку и, посидев на скамейке в раздевалке, пока не высохли волосы, вышла и отправилась к лифту, где и встретилась с Самантой.
- Ты уходишь? - удивилась она.
- А ты разве нет?
- Нет,
- она покачала головой. - У меня еще много работы.
- Хорошо,
- сказала я и вызвала лифт. - Я пойду.
- Пока,
- она махнула мне рукой и, повернувшись, ушла по своим делам. Я наблюдала за тем, как она удаляется, пока не закрылись дверцы лифта.
Пока на пропускном пункте сверяли мою рожицу на фотографии с той, что имелась вживую, я достала из сумки «Честерфилд» и сунула одну сигарету себе в рот.
- Здесь нельзя курить, - сказали мне.
Я забрала свой пропуск, нагло чиркнув зажигалкой.
- А я не затягиваюсь...
Солнечные лучи ударили мне в глаза, когда я вышла из-под арки с надписью «Cheyenne Mountain Complex», и я зажмурилась, подставляя им лицо.
Как же хорошо на Земле!

Добравшись до своего жилища, я оставила велосипед на крыльце, как обычно, приковав его к поручням, и вдруг вспомнила, что в холодильнике хоть шаром покати. Поэтому, не входя в дом, я двинулась в супермаркет за два квартала от дома. Там я набрала полную сумку всякой вкусной чепухи, с наслаждением представляя, как приду домой, поваляюсь немного на своей кровати, приму ванну с пеной и приготовлю себе ужин. Меня, однако же, всю дорогу от самого Командного центра не покидало ощущение, что я забыла что-то очень и очень важное…
«Кошки!»
Меня будто треснули по голове чугунной болванкой, и я застыла с ключом от входной двери на ступеньках крыльца. На Корелле я не вспомнила о них ни единого раза, да даже если бы и вспомнила, что я могла для них сделать? Я живо представила себе, во что могло превратиться мое жилье: сорванные клочки обоев, разодранные диванные валики, комнаты, пропитанные кошачьим духом, и мне захотелось тут же смыться отсюда, никуда не сворачивая. Но поворачивать куда-либо было поздно, и мне оставалось только вставить ключ в замок, повернуть его дважды, вынуть из замка, вдохнуть поглубже и толкнуть дверь.
В прихожей следов разрушений не было. Это приятно изумило. Сняв ботиночки и протопав внутрь, я подняла плед, упавший с дивана в гостиной, где я оставила его, в спальне - прикрыла распахнутое окно с решеткой.
Кошки оказались на кухне. Пятнистая сидела на столе, задрав хвост, а серебристо-серая лениво урчала на моем кресле. Когда я вошла, они разом подняли уши, соскочили со своих мест, и принялись тереться о мои руки и совать носы в сумки. Я засмеялась, выпустив сумки из пальцев, и обеими руками прижала кошек к себе, зарыв лицо в густую мягкую шерсть. Я была так рада, что они в порядке!
- Соскучились, девочки мои? - наконец сказала я. - Ну, раз уж вы решили остаться у меня, то мне нужно как-то вас назвать.
Пока я размышляла, кошки внимательно смотрели на меня.
- Тебя, - я ткнула пальцем в серебристо-серую кошачину, - я буду звать Афиной, а тебя, - я указала на пятнистую, - Дианой. Согласны? А, в общем, вас и не спрашивают. Афина и Диана, запомнили?
Я посмотрела на Афину. Она прикрыла глаз, будто подмигивая мне.
« Последнее редактирование: 02:52 – 04.12.09 от Верочка »
Я на @Дневниках: http://sailor-lead-crow.diary.ru/

Оффлайн Верочка

  • Хочу и не молчу!
  • Человеки
  • *****
  • Откуда: Ижевск
    Здесь с: 15:29 – 20.11.08
  • Сообщений: 3123
  • Погладь котэ!
Re: Под Баюн-горою... (ver. 1.5)
« Ответ #5 : 02:19 – 03.12.09 »
Глава 4. Царь горы

- Тынц! Тынц! Тынц!
С таким звуком умирали капли дождя, как пули от бронированных металлических листов отскакивая от оконных стекол, улетая и падая на землю.
Снежинки погибали молча.
Тяжелое, тоскливое, угрожающе низкое небо, и из пьяных туч валится попеременно то дождь, то снег, а иногда и все вместе. И так - уже четвертый день, после теплого, безумно радостного уик-энда. Наступившее с самого рассвета ненастье еще раз подтвердило тот факт, что понедельник бывает только тяжелым, и никак иначе. Снег в октябре - даже в моем городе это случалось не каждый год. И надо же было этому произойти именно в первый день моего первого отпуска в Америке! Интересно, эти события как-то связаны? Вероятно, законом подлости.
Одним словом, погода шепчет: «Займи, но выпей». Чем я, собственно, и занята в данный момент. Делать не хочется откровенно ничего. Если бы не Афина с Дианой, вряд ли кому-то удалось бы вытянуть меня из-под одеяла сегодня утром. Теперь я коротаю время за созерцанием того, как Джеки Чан уже в который раз дерется сразу с десятью плохими парнишами, причем удары наносятся с каким-то неестественным, но ужасно смешным звуком. Люблю такие фильмы. Это вам не какой-нибудь американский боевичок, где в начале обязательно умирает девушка самого главного положительного героя, а в конце и сам положительный герой почиет смертью храбрых. В правой руке у меня банка пива, в левой пульт, а в голове - мысль о том, что нужно вымыть посуду и постирать наконец свои шмотки, но все-таки ужасно лень!
Какая-то неправильная я девушка.
Фильм закончился. Я выключила телевизор и легла на бок, уткнувшись лицом в спинку дивана, выронив пульт, который шмякнулся на пол. Потом повернулась на другой бок, нашарила пульт на ковре и снова включила телевизор. Затем закинула ноги на спинку дивана, свесившись вниз головой. Когда начала кружиться голова, я резко вскочила, возвращаясь в исходное положение. Встав с дивана, я щелкнула выключателем, и в гостиной стало светло.
На часах было девять. Минут десять я просидела на диване, уставившись в голубой экран. Спать совершенно не хотелось, да и какой был смысл ложиться спать, если мне удалось окончательно стащить себя с постели только пять часов назад?.. Наконец я поднялась на ноги, решительно выключила телек, запихнула себя в джинсы, нацепила носки на ноги, свитер на тело и резинку на волосы. Насыпав кошкам сухого корма и налив из-под крана воды, я собрала сумку, обулась, пристегнула к осенней куртке капюшон и вышла на крыльцо. Закрыв дверь, я вместе с велосипедом спустилась с крыльца. Было темно, мрачно и холодно. Я пожалела, что на выходных не озаботилась покупкой перчаток. Подышав на руки, одну я положила на руль, ведя железного коня рядом с собой, а другую сунула в карман.
Мне понадобилось немало времени на то, чтобы отыскать в магазинах подходящий велосипедный фонарь. Фонарь я прицепила к рулю, взгромоздилась на мокрое седло и отправилась в ночь - медленно, чтобы не занесло на слякотной дороге, прижавшись к обочине, чтобы кому-нибудь не пришло в голову наехать на незадачливую велосипедистку. Вскоре мы вместе с моим железным конем покинули пределы Колорадо-Спрингс и попали в лес.
В лесу было до безумия тихо; пахло прелыми хвоинками и мокрым асфальтом. Онемевшими руками сжав руль, я остервенело крутила педали. Где-то за спиной хрустнула ветка. Соскочив с сиденья, я откинула капюшон назад и сощурилась от капель дождя и колких снежинок, падавших на лицо. Треснула еще одна ветка. Я ухватила велосипед за руль и повернула его вокруг себя, освещая фонарем одинокий лес. Никого не было. Я постояла еще несколько минут, но услышала только тихий стук капель об асфальт и оглушительный грохот собственного сердца. Подождав, пока уймется проклятая дрожь в руках, я медленно залезла в седло и вновь поехала по дороге.
Наручные часы показали ровно одиннадцать, когда я вошла в опустевший Командный центр. Я быстро прошмыгнула в раздевалку, а оттуда - в кабинет, где писала отчеты, и села за компьютер.
- Никто ведь не станет возражать, если я проверю почту? - тихонько сказала я себе, открывая окошко браузера.
Но папка входящих оказалась пуста, как и множество раз до этого. Уже несколько месяцев я не получала весточек от Алексея Шумилова. Может, он забыл обо мне? Или просто потерял бумажку с адресом? Гадать было бесполезно, от этого наваливалась такая тошнотная безысходность, словно я оказалась на необитаемом острове одна, без воды, пищи, раздетая до нижнего белья, отнюдь не в тропиках и без единого шанса выжить. От Яны тоже ничего: ни писем, ни звонка. Наверное, мне стоило потратить это драгоценное время не на сидение в Командном центре перед экраном, а на поездку домой, но на кого же я могла оставить своих кошек?
Тем более, меня там давно никто не ждет.
В раскрытую дверь постучали костяшками пальцев.
- Не ожидали? - не отрывая взгляда от экрана, спросила я.
- Разве ты не в отпуске? - произнес Дэниэл Джексон. В голосе были нотки удивления.
- В отпуске, - кивая головой, подтвердила я. - И что?
- Ничего,
- он подошел ближе и наклонился над монитором, заглядывая в экран. Мне пришлось оторваться и посмотреть на него.
- Какие новости? - спросила я.
Джексон уселся на стул напротив. Он пришел один и был, судя по всему, в хорошем настроении. Взлохмаченный ежик говорил о том, что Дэниэл сегодня усердно работал, в расстроенных чувствах то и дело запуская ладони в волосы.
- Дело продвигается. Между прочим, я звонил тебе домой, чтобы узнать, как твои дела, но телефон не отвечал.
Кажется, припоминаю. Должно быть, это было в тот день, когда телефонный звонок разбудил меня в восемь утра. Не отрывая головы от подушки, я спихнула телефон с тумбочки и со спокойной совестью продолжила спать.
- Дэниэл, когда соберешься набрать мой номер в следующий раз, будь добр, посмотри прежде на часы, - посоветовала я.
- Зачем ты приехала? - полюбопытствовал Джексон.
- Скучно стало, - ответила я. - Напрасно, да? О’Нилл уже, наверное, десятый сон видит.
- Нет, Джек здесь,
- неожиданно сказал Дэниэл.
- Неужели? Что он тут делает?
- Я только что съел десерт,
- произнес полковник своим фирменным тоном. - Рассказать, чем я занимался до этого?
- Прошу, избавь меня от подробностей. Ты там подслушивал?
- спросила я.
- Нет, - ответил он. - Просто мимо проходил.
- Не стой в дверях,
- я снова взяла в руки мышку и вперила взгляд в экран. - Или входи, или отправляйся, куда шел.
Полковник медленно вошел, нарочито печатая шаг, и приземлился рядом с Дэниэлом.
- Кстати, я тут подумал, что раз уж вы с Картер имеете одно звание, то мне следует придумать, - произнес он, - как вас различать.
- К чему это?
- спросила я. - Ты всегда называешь ее Картер, а меня - майор. Но если ты хочешь, - я ухмыльнулась, копируя фирменный тон полковника, - то я разрешаю тебе звать меня Мэри.
Полковник посмотрел на меня так, словно собирался пригвоздить к стулу. На его лице ясно читалось: «Обойдешься».
- Ну а что Тил’к?
- Он в своей комнате, совершает кел’но’рим. За эту неделю дважды побывал на Чулаке.
- Я бы тоже пользовался любым удобным предлогом, чтобы слинять, если бы меня заставляли жить здесь,
- многозначительно сказал полковник.
- Я нашел еще одну шкатулку, - сообщил Джексон.
- Еще одну? - протянула я.
- Да. С тех пор, как мы побывали на Корелле в последний раз, мы постоянно их находим. У меня в кабинете уже не хватает для них места, - пожаловался он.
- Опять пустая?
Дэниэл кивнул. Я перестала терзать мышку и задумчиво оперлась щекой о ладонь.
- Вот что интересно: орнамент на них не повторяется, он разный на каждой шкатулке. Но по-прежнему никаких надписей - ни иероглифов, ни рун.
- До твоего появления такого не было,
- с претензией произнес О’Нилл.
- Ты намекаешь на то, что я хожу и везде раскидываю эти шкатулки? - съязвила я.
- Мэри, Джек, не надо, - примирительно сказал Дэниэл. - Лучше скажи, что ты собираешься делать, - обратился он ко мне.
Я повела плечами.
- Побуду здесь до утра, а потом уеду обратно.
Тогда Джексон вкрадчиво произнес:
- Ты не хотела бы прогуляться с нами?
- Если ты помнишь, я все еще…
- начала я. - Погоди-ка, ты хочешь, что меня отозвали из отпуска? Я на это не согласна!
- Нет-нет,
- заверил меня Дэниэл. - Генерал Хэммонд об этом даже не узнает. Он улетел в Вашингтон, так что…
- Что ты задумал, Джексон?
- решительно спросила я.
- Я подумал, раз эти шкатулки начали появляться после твоего прихода, то если ты пойдешь с нами, нам наконец повезет, и мы найдем внутри что-то стоящее.
- То есть я буду чем-то вроде счастливого талисмана?
- уточнила я.
- Не совсем, - кашлянул он. - Но… в общем, да.
- У археологов странные представления об удачливости,
- заметила я.
- Так ты пойдешь с нами? - вопросительно произнес Дэниэл.
- При одном условии, Джексон! - воскликнула я. - Хэммонду обо мне ни слова!
- Договорились,
- сказал он.
- Спасибо, - я выскользнула из кабинета и громко крикнула уже в коридоре. - Увидимся утром!

- Я всегда хотела жить рядом с водопадом, - мечтательно произнесла я. - Здесь есть водопад?
- Вряд ли,
- ответила Саманта, обмахиваясь ладонью.
- Жаль, - заметила я. - Еще немного, и я на собственной шкуре испытаю все прелести процесса денатурации третичной структуры белковых образований, составляющих мою центральную нервную систему.
- Ты можешь выражаться попроще, майор?
- О’Нилл пыхтел где-то позади.
- Скоро у меня мозги от жары расплавятся!
- Да, здесь не меньше тридцати градусов в тени,
- майор Картер отодвинула со лба взмокшие прядки волос.
Я скорчила усмешку.
- Средняя январская температура в Рио-де-Жанейро.
- Ты была в Рио-де-Жанейро?
- спросила Саманта.
- Разве я говорила, что была там?
- Нет.

Некоторое время мы шли молча. Просто не было сил говорить: во рту все слиплось от жары. Я достала свою флягу и сделала из нее большой глоток, подержала воду во рту, с трудом сглотнула и сунула флягу обратно.
- Куда мы идем, Дэниэл? - спросила я.
- Хмм… - протянул Джексон. - Не знаю.
- Что значит «Не знаю»?
- Я впервые на этой планете,
- объяснил он.
- Отлично, - сказала я и добавила вполголоса. - Что-то подсказывает мне, что я об этом еще пожалею.
Всем, что мы нашли в радиусе нескольких километров, оказалось заброшенное поселение. Оно было довольно большим - полсотни просторных хижин, сплетенных из соломы и сухих палок; некоторые из них наполовину вросли в землю и напоминали скорее землянки, нежели обыкновенные дома. Похоже, поселение пустовало не меньше десятка лет.
Я следовала за Дэниэлом по пятам, добросовестно выполняя обязанности счастливого талисмана, пока он ходил из хижины в хижину, но вскоре это мне надоело, и я устроилась на отдых в одной из «землянок». Снаружи было и вправду очень жарко.
Кажется, я даже успела задремать.
- К сожалению, это не сработало, - появляясь в полутемной землянке, произнес археолог.
Я вздрогнула и отняла голову от холодной земляной стенки.
- Кто бы сомневался, - сказала я. - Можем мы остаться здесь еще ненадолго? Я очень хочу спать.
- Не забывай, может прилететь генерал Хэммонд,
- напомнил мне доктор.
Это заставило меня снова раскрыть веки. Я начала с неохотой вставать. Но пока я дремала, уткнувшись боком в земляную стену, ноги затекли, и я, только поднявшись, чуть было опять не слетела на землю. Дэниэл едва успел подхватить меня, неуклюже взмахнув рукой. Вошедший полковник отпрянул, отчего Саманта, которая следовала за ним, ткнулась ему в плечо носом и в замешательстве отступила назад. О’Нилл этого не заметил. Или предпочел сделать вид, что не заметил.
Я поблагодарила Дэниэла, а затем отряхнула волосы и одежду.
- Здесь нет ничего интересного, - сказал полковник. - Пойдемте отсюда.
- Погодите-ка,
- сказала я. - Мне кажется, я что-то видела.
- Что именно?
- Что-то знакомое,
- я оглянулась вокруг и ударила себя по лбу. - Ну конечно!
Я кинулась к стене пещеры и принялась с помощью ножа отколупывать от нее кусочки земли пополам с обрывками соломы. Наконец мне удалось вытащить маленький квадратный ящичек - голубой с черным серебром.
- Еще одна шкатулка! - произнес Джексон.
- Ага, - бросила я, пальцами счищая землю с серебряных узоров.
Дэниэл протянул:
- Если и эта пуста…
- Я бы так не сказала. Она явно тяжелее тех, остальных,
- я нашарила замок и пожалела, что у меня нет шпилек. - Я попробую открыть.
Замок поддался неожиданно легко, и крышка распахнулась. В ящичке покоился шар серебристого цвета. На нем не было ни знаков, ни узоров, за исключением узкой полоски, разделявшей его на два ровных полушария. У меня в голове сразу вспыхнула картина: огромный подземный зал… и серебряный шар, впечатанный в руку каменного старца в длинных одеждах.
Я подняла голову и поглядела на Джексона.
- Ты тоже узнал это? - спросила я, уже заранее зная, каков будет ответ.
- О чем это вы? - вмешался полковник.
- Генератор поля, окружавшего Кореллу, был точной копией этой вещи, - произнес Дэниэл.
- Тогда нам нужно ее исследовать, - сказала Саманта. - Забрать на Землю.
- Не так быстро, Картер.
- Но, сэр…
- начала Саманта.
- Эта штука мне не нравится, - остудил ее полковник, - что бы ты ни говорила на этот счет.
Ногтем указательного пальца я осторожно дотронулась до холодного металла. Ничего катастрофичного, вопреки опасениям, не произошло, и я провела по поверхности шара ладонью.
Из-под поверхности выбилось несколько тонких лучей света, а затем весь шар внезапно превратился в сияющую сферу, став раза в полтора больше, чем был до этого, подпрыгнул со своего места и завис в воздухе, испуская нежно-белое сияние, подобно шаровой молнии. Мне ни разу не приходилось встречаться с шаровой молнией, но я была уверена, что она должна выглядеть именно так.
- Что ты сделала? - изумленно спросил полковник.
- Ничего.
- Совсем ничего?
- Я просто дотронулась до него.
- И что теперь нам делать?
- выговорила Саманта.
Я медленно поднесла ладонь к светящемуся шару.
- Майор, не трогай! - повысив голос, сказал полковник, но я проигнорировала его слова.
Статики совсем не чувствовалось, скорее, здесь было что-то другое.
- Приятно, - засмеялась я, поглаживая поверхность. - Как сухой лед, только теплый.
- Как лед может быть теплым?
- спросил полковник. Я не ответила.
Дэниэл тоже протянул руку, намереваясь коснуться шара, но тот будто отшатнулся от его пальцев и подлетел ближе ко мне.
- Кажется, ты его приручила, - произнес Джексон. - Что бы это ни было.
Шар подлетел еще ближе и тихо загудел.
- Может, оно хочет, чтобы ты взяла его в руки?
- Откуда мне знать?
- сказала я. Однако мне ничего не оставалось делать, кроме как последовать словам Джексона. Вдохнув, я раскрыла правую руку ладонью вверх и завела ее под шар. Шар плавно опустился на мою ладонь, и вокруг моего запястья вдруг вспыхнул сияющий браслет - вспыхнул и тут же погас вместе с нежно-белой сферой. В руке остался только серебряный шарик с тонкой линией посередине.
Саманта одарила серебряный шар таким взглядом, как будто из него по меньшей мере должен был вылезти огромный мохнатый паук.
- Знаешь, ты права, Картер, - после некоторого молчания полковник первым нарушил тишину. - Нам все-таки придется это взять. А тебе, - О’Нилл поглядел на меня, - показаться на глаза генералу Хэммонду. И доктору Фрейзер.

Все в Джанет Фрейзер было пронизано мягкостью. Мягкость читалась в волнах ее рыжеватых локонов, в полуулыбке, притаившейся в уголках губ и глаз, в манерах и походке. Ей не подходили такие понятия, как «врач», «медик», «целитель». Она могла быть только доктором. Доктор. Джанет. Фрейзер.
Я терпеливо дожидалась, пока доктор Фрейзер не осмотрит меня. Она поочередно посветила мне в глаза маленьким фонариком, затем сунула мне в рот градусник, ощупала горло, зачем-то проверила пульс. Я сидела, ожидая, когда она закончит и наконец скажет, что со мной не случилось ничего особенно страшного.
- На первый взгляд все в порядке, - произнесла доктор Фрейзер. - Никаких отклонений я не вижу.
- Ура!
- воскликнула я, спрыгнула с койки и потопала к выходу из лазарета. - Спасибо, доктор!
- Но это не значит, что ты не больна,
- сказала она мне в спину.
Мне пришлось вернуться на место.
- Тебе нужно будет остаться на базе на несколько дней для наблюдения. И еще ты каждую неделю будешь приходить на осмотр, пока я не решу, что сегодняшнее приключение никак не повлияло на твое здоровье.
- Но вы говорите, что все в порядке, док?
- Мне пришлось многое повидать здесь,
- сказала Фрейзер. - Когда имеешь дело с инопланетными контактами, ни в чем нельзя быть уверенной.
- У меня же есть телефон! Если что-то случится, я сразу же позвоню,
- уверила я.
Джанет Фрейзер проявила неожиданную твердость:
- Если тебе станет плохо, то будет уже не до звонков.
- О, нет!
- произнесла я. - Док, я не могу здесь оставаться!
- Как она?
- в лазарет вошел генерал. В присутствии этого человека я постоянно ощущала некоторую робость. За спиной Хэммонда виновато маячил Джексон.
- Ничего серьезного, - ответила доктор. - Но пусть пару дней она побудет здесь.
- Хорошо,
- кивнул он. Блики света от ламп запрыгали по лысому черепу.
- Это все ты, Джексон! - злобно сказала я, когда Хэммонд ушел. - Ты и твоя дурацкая идея, - я сцепила пальцы в замок, вытянула руки вверх и потянулась. - Теперь я умру здесь со скуки.
- Я могу принести тебе книгу,
- сказал Дэниэл. - У меня в кабинете их много.
- Было бы неплохо…
- от этих слов Дэниэл оживился, - если бы я могла читать на древнееврейском или древнеегипетском.
- Что ты хочешь?
- спросил он.
- Съезди ко мне домой. Возьмешь с левой нижней полки в спальне любые две книги и привезешь сюда, - произнесла я, пропустив мимо ушей возражения Дэниэла. - Пойдем, я дам тебе ключи и адрес.
- Почему две?
- спросил Дэниэл.
- На всякий случай, - ответила я. - Вдруг одна из них окажется неинтересной.
Через девять минут я вышла из женской раздевалки, дала поджидавшему у дверей Джексону, который умудрился успеть переодеться, ключи и листок с адресом, выдранный из блокнота. Джексон глянул на адрес и сунул листок в карман брюк. «Надеюсь, он догадается прочесть то, что написано на обороте», - хитро подумала я.
На обратной стороне листочка красовалась короткая записка. В ней было сказано следующее: «Покорми кошек».

Дэниэл вернулся, когда я сидела в столовой, тихонько предаваясь мыслям о бренности бытия. Все началось с того, что пришла Саманта. Я попыталась прикинуться ветошью, но майор Картер решительно направилась к моему столику. Я уставилась в тарелку, выражая крайнюю озабоченность ее содержимым. Через некоторое время рядом со мной приземлился Джек О’Нилл и начал разговаривать с Самантой, отчего мысли сбивались, и я начинала злиться. Когда в помещение столовой вошел Джексон, держа в руке книги, я поняла, что поесть в тишине и спокойствии мне не удастся.
Дэниэл поставил передо мной книги и, отодвинув стул, сел напротив.
- Почему ты не сказала, что у тебя есть кошки? - спросил Джексон.
Я задала ответный вопрос:
- Ты прочел мою записку?
- Да,
- сказал он. - Уже после того, как попал к тебе домой.
- У тебя есть кошки?
- удивляясь, произнесла Саманта.
- Их зовут Афина и Диана, - объяснила я Джексону. - Диана - это та, что с пятнами.
- Ты назвала своих кошек в честь античных богинь?
- Да, а что?
- сказала я, отхлебывая кофе из чашки. - Мне кажется, это красивые имена.
- Давно ты их завела?
- Давно,
- я встала со стула, взяла книги и зажала их под мышкой. - Я ухожу, - категорично заявила я.
В коридоре Джексон догнал меня и чинно пошел рядом. Чтобы избавиться от него, я спросила:
- Ты собираешься провожать меня до самого туалета?
- Ты хорошо обустроилась,
- заметил Джексон. - Там довольно уютно.
- Не мели чепуху, Дэниэл,
- сказала я. - Пыль там вытирали ровно три недели назад - в первый и последний раз, кстати говоря. Я уже не говорю о пустых бутылках и стакане вместо пепельницы, - я остановилась у лифта. - Настоящий приют холостяка…
- И ни одной детской или школьной фотографии…
- Ты изучал мои фотографии?
- сказала я.
- …ни одной памятной вещички, одиноко стоящей где-нибудь на полке, - закончил он.
- Я убью тебя, Джексон, - ласково улыбаясь, пообещала я.
- Там нет ничего, что напоминало бы о тех временах, когда ты еще не была пилотом. И не смотри так на меня - ты сама дала мне ключи.
- Ладно, Дэниэл, я передумала. Ты рылся в моих вещах - это я как-нибудь переживу. Но не смей копаться в моем прошлом: там ты не найдешь ничего хорошего.
- Что ты скрываешь, Мэри?
- спросил Дэниэл. - Какое оно, твое прошлое?
Я повернулась к нему лицом.
- У меня нет прошлого, Дэниэл! - твердо и ясно сказала я. - И лучше бы тебе это запомнить.

В конце месяца доктор Фрейзер убрала папку с моим именем на корешке подальше; серебряный шарик с узкой полоской тем временем сбагрили в Зону 51. События возвращались в свою обычную колею. Незаметно подкралась зима.
Звонок раздался в первых числах декабря, за несколько минут до того, как ЗВ-1 собиралась пройти через Звездные Врата, чтобы покорить очередную неизведанную планету. На эту миссию мы отправлялись вчетвером: на сей раз Саманте предстояло остаться на Земле.
Врата гудели, наполняясь энергией.
- Первый шеврон активирован, - расползся по залу голос из динамиков. - Второй шеврон активирован. Третий шеврон активирован. Четвертый шеврон…
- Остановите набор!
- Саманта мелькнула в окне аппаратной.
- В чем дело, Картер? - недовольно спросил полковник, оборачиваясь.
- Сэр, придется немного подождать, - ответила Саманта, наклонившись к микрофону. Ее силуэт в аппаратной исчез. Через полминуты майор Картер появилась в зале Врат. - Мэри, идем со мной.
Я посмотрела на Саманту, затем на О’Нилла. Тот вопросительно глянул на меня. Я молча развела руками и последовала за Самантой.
- Саманта, что случилось? - осторожно спросила я, еле успевая за ее быстрым шагом.
- Ты должна подойти к телефону, - ответила Саманта.
- Зачем? - недоуменно сказала я. - Это могло подождать до нашего возвращения.
- Это международный звонок,
- коротко бросила она. - Из России.
- Вот как…
- сказала я.
Мысли лихорадочно скакали. Если звонок поступил ко мне из России, то, скорее всего, он от полковника Чехова. Чехов хочет отозвать меня из Колорадо-Спрингс? Но я только начала привыкать к миссиям! Опять срываться с места, опять все менять? С другой стороны, если бы Чехов захотел отозвать меня обратно в Россию, то позвонил бы Хэммонду, а тот, в свою очередь, сообщил бы об этом на брифинге. Но кто еще, кроме Чехова, может позвонить в Командный центр и попросить позвать к телефону меня? И снова я возвращаюсь к тому, с чего начала…
- Сундукова у аппарата, - как можно четче произнесла я, подняв трубку.
- Марина?.. - нерешительно сказал голос в трубке.
- Яна?! - воскликнула я, боясь поверить своей догадке. - Янка?
- Здравствуй, - сказала Яна Крымская. - Как ты?
Невозможно представить, как я обрадовалась, когда услышала голос Яны. «Янка, Янка», - твердила я про себя, - «это же Янка…»
- Как ты? - повторила Яна. Голос обрастал шумами и помехами, перелетая через океан, но это не могло огорчить меня.
- Все в порядке, - ответила я, не зная, что еще можно сказать. - В порядке, честно. Здесь хорошо.
- Лучше, чем дома? - спросила Яна.
- О чем ты говоришь, Ян? - сказала я, улыбаясь в трубку. - Что может быть лучше дома?
- Ты приедешь к нам?
- Следующей осенью - обязательно. Если меня не выпнут раньше, - я издала негромкий смешок.
- Так долго ждать? - расстроено спросила Янка.
- Так получилось. Извини, мне надо бежать, - я мельком глянула на Саманту.
- Конечно, - сказала Яна.
- Пока, - я не решалась отнять трубку от уха, надеясь, что Яна нажмет на рычаг первой.
- Постой, - спохватилась Янка. - Шумилов хотел поговорить с тобой.
Я напряглась.
- Правда?
- Да, но его срочно вызвали, так что…
- Ну хорошо. Когда появится, передай ему мой пламенный привет.
- Марина?
- Да?
- Он спрашивал, не вспомнила ли ты что-нибудь.
Я вздрогнула: я никак не ожидала услышать этот вопрос сейчас. Мне захотелось немедленно бросить трубку, лишь бы не пришлось отвечать на него. Но я не стала этого делать.
- Нет, - ответила я, поколебавшись. - По-прежнему ничего.
- Прости.
- Ян, давай прощаться? Я правда тороплюсь.
- Хорошо, - сказала Яна. - Тогда пока.
Не отвечая, я резко шмякнула трубку на рычаг. Вышло немного нервно.
- Что-нибудь случилось? - спросила Саманта. Я собралась с духом и натянула на лицо улыбку. «В этом вся Янка», - подумала я. - «Позвонила она и, скорее всего, из самых благих побуждений, а огребать придется мне».
- Нет, ничего, - спешно сказала я. - Мне лучше поторопиться: остальные уже заждались. Жаль, что ты не идешь с нами.
- К двум часам меня ждут в Зоне 51,
- ответила Саманта. - Желаю удачной прогулки.
Я вернулась в зал Врат, и процедуру набора возобновили.
- Что-то у тебя кислая физиономия, майор, - сообщил полковник. - Тебе устроили разнос?
- И не мечтай,
- с улыбкой процедила я. - Как погодка на той стороне?
- Плюс пятнадцать, солнечно.
- Замечательно,
- сказала я. - Люблю солнечные деньки.

Когда Врата плеснули энергией, разрывая ткань пространства, солнце PX631M, второй планеты в своей звездной системе, сияло над колоннадой. Высокие колонны из желтого «мрамора» отбрасывали тени к Вратам. Привычных уже ступеней не было: мраморная дорога, выстреливая от огромных статуй в виде двух распахнутых крыльев, пробегала через колоннаду, выстилая нижнюю кромку Врат. Солнце этой планеты отдавало красным, чарующе смотрясь над желтым мраморным городом.
Меж двух крыльев показалась человеческая фигурка. Она направлялась к нам спокойным и размеренным шагом. Это была миниатюрная женщина с пухловатым лицом. Прядки ее волос, собранных в нетугой хвост у основания шеи, легко колыхались под теплым ветром. Несмотря на погоду, одета она была в просторное платье на тонких бретельках, перетянутое платком на талии; туфельки с открытым носом мерно выбивали такт по мраморной дорожке. Но больше всего поражал цвет ее кожи: смуглое тело было словно осыпано тончайшими частицами сусального золота.
- Приветствую, - пропела она, наклоняясь. Тил’к поклонился в ответ, поэтому женщина обратилась к нему. - Прошу, скажите, с какой вы планеты.
- Тау’ри,
- произнес джаффа.
- Ее еще называют Земля, - добавил полковник.
- Мы раньше не встречали людей с Земли, - молвила она. - Иначе вы бы знали, что сюда не следует приходить с оружием, - незнакомка сказала это таким тоном, что я даже почувствовала себя виноватой.
- Простите нас, - сказал Дэниэл. - Мы не знали.
Она ласково улыбнулась.
- Ничего страшного. Добро пожаловать на Кирию. Могу я узнать ваши имена?
О’Нилл назвался и представил остальных.
- Очень хорошо. Будьте нашими гостями, - она зашагала по мраморной дорожке обратно в город.
- А как зовут вас? - задал вслед вопрос Дэниэл.
Она обернулась, по-прежнему улыбаясь.
- Деметра.
« Последнее редактирование: 02:54 – 04.12.09 от Верочка »
Я на @Дневниках: http://sailor-lead-crow.diary.ru/

Оффлайн Верочка

  • Хочу и не молчу!
  • Человеки
  • *****
  • Откуда: Ижевск
    Здесь с: 15:29 – 20.11.08
  • Сообщений: 3123
  • Погладь котэ!
Re: Под Баюн-горою... (ver. 1.5)
« Ответ #6 : 02:31 – 04.12.09 »
Мне не нравились планеты, где Врата находились в черте городов: не было времени подготовиться к встрече и хотя бы отдаленно понять, что ожидает тебя именно на этой планете, но Кирия была чудо как хороша. Как поведала золотокожая Деметра, сейчас мы находились в одном из самых древних поселений Кирии, но далеко не самом большом по масштабу. Оно называлось Кораполис. «Город дев».
Кстати, о Деметре. Отчего-то я не могла избавиться от чувства раздражения, возникавшего во мне при виде этой куколки. Деметра была приветлива и любезна, однако невозможно было отделаться от ощущения чего-то лишнего, как будто что-то мешало глубоко внутри. Возможно, это было оттого, что в греческой мифологии Деметра олицетворяла архетип матери, а я никогда не любила свою мать.
- Входите, - певуче сказала Деметра, распахивая двери. Она привела нас в просторный зал с тремя окнами. Одно из окон заслоняло дерево с широкими листьями, подобное пальме. На столе стоял кувшин и чаша с фруктами. - Пока вы здесь, вы будете дорогими гостями в моем доме.
- Мы не задержимся здесь надолго,
- ответил Дэниэл. - Но мы хотели бы больше узнать о вашем мире.
Деметра наклонила голову, выражая согласие.
- Но сперва вы должны увидеться со старейшинами, - сказала она. - Таков наш обычай.
Полковник, уже успевший опуститься в одно из кресел, с готовностью поднялся. Другие же, как стояли, так и остались стоять.
- Нет-нет, - засмеялась она, - всем идти не обязательно. Достаточно двоих.
- Тогда пойдем мы с…
- полковник бегло огляделся.
- Я с тобой, - вставил Джексон.
- …мы с Дэниэлом, - заключил полковник. - Тил’к, майор, ждите здесь.
- Вот и хорошо,
- Деметра повернулась ко мне и Тил’ку. - Чувствуйте себя как дома. И еще одно, - добавила она, - скоро вернется моя дочь. Не пугайте ее.
Они ушли. Джаффа молча прошелся по комнате и сел в кресло, видимо, приготовившись к ожиданию. В зале воцарилась тишина. Я пристально посмотрела на застывшего подобно статуе джаффа. Сперва он не обращал на меня внимания, но потом повернул голову и поднял одну бровь. Я громко хмыкнула и направилась к дверям.
- О’Нилл приказал нам ждать здесь, - сказал Тил’к.
Я шагнула из комнаты и ответила оттуда:
- Я предпочитаю молчать в одиночестве.
Добредя до лестницы, я села на ступеньках. Из распахнутых входных дверей доносился голос улиц. Я подтянула к себе колени и положила на них голову, закрывшись локтями.
- Привет, - сказал кто-то снизу. Я отняла голову от колен и вскочила.
Внизу на лестнице стояла девушка лет восемнадцати. Она была в длинном платье, широкополой соломенной шляпке и перчатках, из которых выглядывали лишь кончики пальцев.
- Привет, - отозвалась я.
- Вы - «путники», да?
- Наверное,
- кивнула я. - Ты дочь Деметры? Персефона, так ведь?
- Прозерпина,
- поправила она.
- Прости.
- Ничего страшного. Мама зовет меня Пини,
- она сморщила носик, - но такое позволено только ей.
На мой взгляд, по земным меркам Деметра выглядела лет на тридцать с хвостиком. Трудно было поверить, что она могла быть матерью Пини.
Девушка сняла с головы шляпку. По плечам рассыпались кудри, точь-в-точь такие же, как у ее матери. Но ее кожа была очень бледной, поэтому волосы казались почти черными на фоне иссиня-белого лица. Создавалось впечатление, будто бы она и вправду только что возвратилась из подземного царства Аида.
- Ты не очень-то похожа на свою мать, - заметила я.
- Ты говоришь об этом? - она коснулась пальцем своей щеки. - Если я не буду ходить в шляпке, то стану цвета солнца. Хочешь, я покажу тебе что-то? - предложила она.
- Хочу, - ответила я.
- Тогда мне нужно взять кое-что из своей комнаты, - девушка взбежала по лестнице, таща за собой шляпку, и скрылась из виду.
Мне пришлось ждать ее минут пятнадцать. Через пятнадцать минут Пини сбежала вниз, уже в другом платье и другой шляпке. В руке она держала крохотный кувшинчик размером с чашку.
- Идем, - она потянула меня за собой.
- Разве тебя не будут искать? - спросила я.
- Не будут, - сказала девушка. - Я всегда возвращаюсь с закатом солнца.
Я шла вслед за Пини, которая повела меня каким-то только ей ведомым путем. Вскоре мы выбрались из города. Совсем рядом была видна колоннада, ведущая к Вратам. Еще ближе - дерево с раскидистой кроной.
В корнях дерева кто-то заботливо прорыл ямку. В ней журчал источник.
- Сюда давно никто не приходит, - сказала Пини, наклоняясь над источником, и набрала полный кувшинчик. - Им не нравится вода. А я думаю, что она очень вкусная, - девушка отхлебнула из кувшинчика. - Раньше говорили, что если испить воды из этого источника, то разом пройдут все печали. Попробуй!
От холодной воды заныли зубы. Я сделала один глоток и протянула ей кувшинчик обратно.
- Нет-нет, - она улыбнулась, отталкивая мою руку. - Ее главная сила покоится на дне. Ну как? - спросила она, наблюдая за мной.
- Гораздо лучше, - сказала я.
Пини улыбнулась еще шире.
- Хорошо.
- Проводишь меня обратно?
- попросила я. - Мне приходится возвращаться домой раньше, чем тебе.
- Пини!
- позвал кто-то. Голос, вне всякого сомнения, принадлежал Деметре.
Девушка скорчила рожу.
- Сейчас она скажет мне, чтобы я больше никогда не пила из этого источника, - Пини повернулась и пошла к матери. Я смочила кончики пальцев в воде и последовала за ней, тайком вытирая руки.
- Тебе не следует пить эту воду, - Деметра поправила дочери шляпку и потрогала ее лицо. - Посмотри, какая ты бледная.
Пини отмахнулась от матери и с любопытством уставилась на О’Нилла и Джексона. Все трое возвращались с встречи со старейшинами.
- Майор, неужели ты оставила Тил’ка одного? - спросил меня полковник.
- Ты ведь знаешь, он не пропадет, - с усмешкой ответила я.
- Идемте, - обратилась к нам золотокожая Деметра. - Пини, возвращайся вовремя, - сказала она дочери.
- Нет, я иду домой, - произнесла Прозерпина и, дождавшись, пока никто не видит, шепнула мне на ухо. - Познакомишь меня с ним?
- С кем?
- спросила я. - С тем, что в очках?
«Неужели малышка запала на Джексона», - подумала я.
- Нет, - смутившись, сказала Пини.

Едва солнце, согревавшее Кирию, склонилось к горизонту, ЗВ-1 отправилась к Звездным Вратам. Полковник не захотел оставаться на ночь, а мне так и не выдалось удобного случая представить Прозерпину О’Ниллу, но я пообещала ей, что мы вернемся завтра же. Малышка сияла.
В этот раз я осталась ночевать на базе, чтобы снова не пришлось вставать за два с половиной часа до утреннего брифинга. Запершись в комнате, я скинула с себя одежду и забралась под одеяло. Мне снилось, как малышка Пини и Джек О’Нилл танцуют вальс среди желтых колонн…

- Не думайте, что я жалуюсь, - негромко сказала я, улучив минуту, когда Деметре понадобится выйти. Золотокожая куколка меня все еще несколько раздражала, - но, может, кто-нибудь скажет мне, зачем мы на этой планете?
- Ты о чем?
- произнес Дэниэл, отвлекаясь от созерцания потолка.
- О чем? - переспросила я. - Для начала ты, Дэниэл, назови мне основные задачи проекта «Звездные Врата».
- Искать новых союзников и добывать технологии для защиты от гоа’улдов. А что?
- Непохоже, чтобы у них было что-то стоящее против гоа’улдов. У них даже медицина не развита наполовину так, как наша!
- Но ведь мы должны искать союзников?
- непонимающе сказал Джексон.
- Для борьбы против гоа’улдов, - уточнила я.
- Ну… - Дэниэл сделал паузу. - Мы же исследователи, так ведь? Мы исследуем эту планету.
- Ага, точно,
- сказала я в сторону. - Как же я раньше не догадалась?
- Мэри, мне кажется, или ты в самом деле иногда ведешь себя, как Джек?
- с подозрением спросил Джексон.
- Неужели, Дэниэл? - отозвался на это О’Нилл с толикой возмущения в голосе. - Куда, черт побери, подевалась Картер? - добавил он спустя минуту.
- Привет! - в проеме двери появилась бледная девичья фигурка. На сей раз малышка Пини предстала в зеленом платье, а волосы, заплетенные в пару кос, были перехвачены белыми ленточками. - Можно? - спросила она и тут же вошла, не дожидаясь разрешения.
- Здравствуй, Прозерпина, - поприветствовала я ее.
- Я ждала вас сегодня, - бросила она, выразительно на меня посмотрев. Я вспомнила о том, что обещала познакомить малышку с нашим бравым полковником, и сказала:
- Прозерпина, это Джек О’Нилл, - я жестом указала на него, - Дэниэл Джексон и Тил’к, - добавила я, представляя остальных.
- Джек, - певуче сказала малышка, на мгновение становясь как две капли воды похожей на мать. - Какое чудесное имя. Меня зовут Прозерпина, я рада встрече, - и присела в реверансе, поразив меня этим до глубины души.
О’Нилл не нашел ничего лучше, кроме как помахать рукой и сказать:
- Привет. Я тоже очень рад.
- А где та женщина, что пришла сегодня с вами?
- полюбопытствовала Пини.
- Хотел бы я знать, - ответил полковник. - Картер! - громко воскликнул он, завидев в дверях Саманту. - Где ты была?
- Простите, полковник, я не…
- начала Саманта и умолкла, увидев Прозерпину.
- Привет, - беспечно сказала Пини.
- Так что скажешь, Картер? - вмешался О’Нилл.
Саманта начала что-то говорить полковнику, а Пини поманила меня в сторону.
- Пошепчемся? - спросила она.
- Хорошо, - тихо сказала я. - Полковник, я отойду ненадолго.
- Не уходи далеко, майор,
- предупредил он.
Я кивнула и, пропустив вперед Прозерпину, выскользнула из комнаты.
- Пойдем вниз, - предложила Пини, направляясь к лестнице. Я послушно последовала за ней, ожидая, что скажет малышка. Прозерпина говорить не торопилась.
- Ты хочешь поговорить об О’Нилле? - не выдержала я. - Я же вижу - это так и вертится у тебя на языке.
- Вертится на языке?
- спросила Пини, высунула кончик языка и скосила глаза, пытаясь увидеть его.
Я рассмеялась.
- Это просто метафора.
- У Джека есть подружка?
- произнесла Пини.
Я пожала плечами.
- Не знаю. Если и есть, он вряд ли расскажет об этом мне.
- А ты? Он тебе нравится?
- Ты слишком любопытна для своих лет,
- сказала я. - Нет, мы просто работаем вместе. Мы даже ссоримся, - я добавила, чтобы не расстраивать Пини, - иногда.
- А я могу быть его подружкой?
- спросила малышка.
Сказать: «Нет, ни за что», - у меня просто не поворачивался язык, поэтому я решила пойти в обход.
- Не слишком ли он взрослый для тебя?
Прозерпина помотала головой.
- Когда я родилась, моей маме было двадцать пять лет, - поведала она. - Мой отец был вдвое старше.
«Двадцать пять», - изумилась я про себя. «Если Пини сейчас восемнадцать, то Деметра отлично сохранилась! Хотя здесь такой климат…»
- Знаешь, я бы тебе не советовала, - сказала я. - Кроме всего, вы живете на разных планетах, - «В самом прямом смысле», - подумала я.
- Мне это не помешает, - Пини гордо вздернула подбородок.
- Какая же ты упрямая, - с легким одобрением сказала я.
- Тебя ждут, - проговорила Пини, довольно улыбаясь.
Мы медленно дошли до конца лестницы и повернули обратно. Я едва успела сделать несколько шагов вверх, как сзади послышался звук падающего тела. Я обернулась: малышка навзничь лежала на прохладном мраморном полу. Я сбежала по ступенькам; присев около нее, я убрала волосы с шеи, ощупала пульс и приложила ухо к груди. Сердце малышки билось. Пини дышала.
Я закричала, что есть силы, и голос эхом разнесло по огромному дому:
- Эй, кто-нибудь!

К вечеру Пини лучше не стало. Лекарь, вызванный Деметрой, непрерывно подносил девушке кубки с травами, менял мокрые повязки на лбу и проделал кучу каких-то совершенно ненужных манипуляций, но ничто не могло ей помочь. Кожа Прозерпины стала еще бледнее, чем была прежде. Лицо цвета толченого мела, обрамленное почти черными волосами, грустно пряталось в подушках.
Из угла комнаты я наблюдала за малышкой. Бесспорно, это мог быть всего лишь спектакль, разыгранный Прозерпиной, дабы привлечь к себе внимание полковника, ведь, как известно, чтобы тебя заметили и пожалели, лучше всего притвориться больным, но температуру и обморок симулировать трудно. Между тем, малышка Пини угасала на глазах.
- Ее нужно отправить на Землю, - сказал полковник.
Деметра посмотрела на него снизу вверх, судорожно сцепив пальцы.
- Вы ее вылечите?
- Мы постараемся ей помочь,
- мягко ответил он, - ей обязательно станет лучше. Вы можете пойти с нами.
- Пини, я говорила, чтобы ты не пила из того источника,
- со вздохом произнесла Деметра, обращаясь к дочери. - Сделайте, что сможете, прошу вас! - сказала она нам.
- Источник! - воскликнула я, поднимаясь со своего кресла в углу. - Если дело в источнике, то нужно взять образец для доктора Фрейзер, - пояснила я.
- Займись этим, - кивнул мне О’Нилл, - а мы организуем транспортировку. Встретимся у Врат.
- Нет,
- слабо простонала малышка из своих подушек. - Пусть она останется.
- Я скоро вернусь,
- сказала я.
- Обе… - Пини приподнялась на кровати и закашлялась. - Обещаешь?
- Конечно,
- ответила я, подошла к Пини и стиснула ее ладонь, выглядывавшую из-под одеяла. Прозерпина попыталась ответить на пожатие. Ее пальцы еле двигались. Я взглянула на девушку, порывисто вышла из комнаты, спустилась по лестнице, вышла из дверей дома и направилась по улице, пытаясь вспомнить дорогу, которой Прозерпина вела меня вчера к источнику. Немного заплутав, я наконец выбралась из города. Дерево я увидела в стороне, метрах в ста. Еще в ста метрах в лучах вечернего красноватого солнца блестели желтые колонны. Наклоняясь над источником, я услышала, как открылись Врата и через некоторое время захлопнулись. Я достала свою флягу, вылила из нее земную воду и набрала воды из источника. Поднявшись, я сразу пошла к Вратам.
Через полчаса носилки с малышкой Пини доставили на Землю. Из окна аппаратной было видно, что вслед за санитарами, несущими носилки, идет Деметра. Я отвернулась, не желая смотреть: слишком уж это было похоже на траурную процессию. Я спустилась вниз, отнесла в лазарет к Джанет Фрейзер флягу с набранной водой, а затем, получив разрешение Хэммонда, отправилась домой. Мне было нужно позаботиться об Афине и Диане.
Кошек нигде не было. Видимо, они или удрали из дома через собачью дверцу, или просто попрятались кто куда, залегши в зимнюю спячку. Я пробовала звать их, но успеха так и не добилась. Пожав плечами, я навалила им в миски корма и набрала воды, после чего уложила себя на кровать, выключив свет.
Заснуть я не смогла, хотя было уже достаточно темно. Я все думала об Пини: что она сейчас делает, как себя чувствует, помогает ли ей лечение… Не выдержав, я схватила телефонную трубку, вызывая такси. Ехать зимней ночью сквозь одинокий лес на велосипеде представлялось еще более пугающим, чем это уже случилось однажды осенью. Думать о том, как я буду добираться назад в Колорадо-Спрингс, было некогда.
Я попросила таксиста остановиться на том месте, где дорога поворачивала к военному комплексу, и откуда еще не были видны патрули и сотни метров колючей проволоки, слоями намотанной на забор. Таксист неодобрительно покосился на меня, но молча заглушил двигатель. Отсчитав несколько купюр, я вылезла из машины, запахнулась плотнее в толстую куртку и поплелась по обочине снежной дороги по направлению к горе Шайен.
Полная луна сияла высоко в небе, заставляя снежинки блистать в лучах отраженного света. От такой картины у меня перехватило дыхание. Я остановилась и задрала голову, сдвигая шапку со лба. Холодный сухой воздух танцевал вокруг меня, готовый растрепать волосы и до красноты зацеловать щеки… Я очнулась и пошла дальше по дороге, а снег звонко трещал под моими каблуками.
Я не заметила, как оказалась под огромной аркой. Стащив с головы шапку и расстегнув на куртке молнию, я почти ворвалась в теплоту коридоров Командного центра. Вскоре я была уже в лазарете.
- Как ваша больная, доктор? - спросила я у Джанет Фрейзер, потирающей веки.
- Состояние стабильное, - сообщила доктор. - Насколько я могу судить по симптомам, у нее обычный грипп.
- Она спит?
- Я дала ей лекарства, а затем ввела снотворное,
- кивнула Фрейзер. - Утром я проведу анализы, а пока ей лучше выспаться.
- Ладно,
- сказала я, спрыгивая со стула и намереваясь уходить, но у дверей повернула обратно. - Вы поместили ее в карантинный бокс?
Доктор Фрейзер развела руками.
- Мы еще не знаем, может ли этот вид гриппа вызвать эпидемию. Это необходимая мера предосторожности.
- Я могу к ней зайти?
- Как врач я бы тебе не советовала,
- ответила Фрейзер.
- Но вы же пустили к ней мать? - ляпнула я наугад. И, похоже, оказалась права.
Доктор Фрейзер покачала головой и протянула мне маску и халат.
- Ненадолго, - предупредила она.
Карантинный бокс за исключением двоих людей был совершенно пуст. Пини по-прежнему выглядела плохо, но вот Деметру теперь было не узнать; даже ее золотистая кожа перестала блестеть. В халате, из ворота которого грустно выглядывала кудрявая головка, она просто терялась. Я направилась к постели малышки, попутно оглядываясь: в карантинном боксе, к счастью, мне бывать еще не приходилось. Из маленькой будочки, отгороженной от бокса плотным стеклом, за происходящим наблюдал полковник. Его локоть опирался о колено, а щека почти лежала на ладони. Было видно: еще немного, и он провалится в мир сновидений вслед за Пини, - но пока О’Нилл держался.
Я остановилась в метре от постели девушки, не став подходить ближе. Деметра, услышав стук подошв моих ботинок, подняла голову. Я кивнула ей. Она молча опустила глаза.
- Ваша дочь поправится, - сказала я. - Гриппом на Земле болеет каждый пятый.
Деметра не ответила. Поглядев немного на спящую малышку, я ретировалась из карантинного бокса. Затем я скинула халат и маску на руки доктору Фрейзер и присоединилась к полковнику.
Похоже, О’Нилл и не заметил, как я села рядом.
- Доброе утро, - сказала я тогда.
- Что?.. - сказал он, будто очнулся. - А… да, доброе утро, - и снова положил голову на ладонь.
Я захмыкала в кулак.
- Я пошутила, полковник. Сейчас только восемь вечера.
- Хорошо,
- пробурчал он.
Я помолчала немного, а потом сказала:
- Полковник, Пини поправится.
- Это всего лишь грипп,
- произнес полковник.
- От гриппа тоже умирают, если его не лечить. Ты все правильно сделал.
- Я не нуждаюсь в твоем одобрении,
- сказал О’Нилл, но раздражения в его голосе не было.
- Нет? - спросила я. - Значит, мне показалось.

Прозерпина проснулась около полуночи. Доктор Фрейзер удивилась, что снотворное перестало действовать так быстро, но все же надела маску и вошла в карантинный бокс. Девушка была все еще очень слаба.
- Нет, не вставай, - произнесла Фрейзер: Пини сидела на постели, раскачиваясь на руках, и пыталась нашарить ногами пол, - но упрямая малышка слезла с койки, держась за металлические поручни по бокам кровати.
- Голова кружится, - тихо сказала Пини. Она попыталась сделать шаг, но запнулась о собственную ногу и полетела на пол, выставив правый локоть перед собой. Фрейзер помогла ей подняться.
- Как ты себя чувствуешь? - спросила доктор.
- Моя рука…
Предплечье малышки распухло за считанные минуты.
Доктор Фрейзер принялась ощупывать руку. Пини прикусила зубами левую ладонь; девушка чуть не плакала от боли. Наконец Фрейзер неутешительно сказала ей:
- Боюсь, это перелом.
- Я сломала руку?
- полушепотом переспросила Пини. - Из-за того, что упала?
Доктор кивнула. Лицо Джанет Фрейзер выглядело встревоженным.
Наложив повязку, доктор Фрейзер потащила Пини на рентген. Нам пришлось ждать, пока будут готовы снимки. Полковник был необычно молчалив и задумчив. Деметра прогуливалась туда-сюда по комнате, не находя себе места. Наконец она решительно вышла из комнаты, негромко стукнув дверью: видимо, ушла сидеть с дочерью. Через минуту в комнате появилась доктор Фрейзер. Было видно, что у нее имеются исключительно плохие новости.
- Это действительно перелом, но я боюсь, это еще не самое плохое, - начала она.
- Не самое плохое? - шрам над левой бровью О’Нилла дернулся.
- У нее остеопороз, - сообщила доктор.
- Я не специалист, док, поэтому я не совсем понимаю…
- У девушки не по годам хрупкие кости. По структуре ее кости скорее похожи на кости пожилого человека лет шестидесяти. В таком состоянии они могут сломаться просто при падении.
- А причина?
- спросила я.
- Я изучила образец воды, который ты принесла. В нем повышена концентрация этандиовой кислоты - двадцать миллиграмм на литр вместо предельно допустимых двух десятых!
Полковник спросил:
- Эта кислота так опасна?
- Этандиовая кислота препятствует усвоению кальция, вступая с ним в реакцию. Если Прозерпина пьет воду из источника достаточно давно, это может объяснить хрупкость костей и то, что у нее такая бледная кожа.
- Ей следовало слушаться свою мать,
- сказала я.
- Это еще не все.
О’Нилл удивился сильнее:
- Еще что-то?
- Если бы вы не доставили ее сюда, она могла умереть в течение суток. Иммунная система очень ослаблена,
- Фрейзер выделила голосом слово «очень». - Я взяла кровь на анализ, скоро будут готовы точные результаты, но результат экспресс-теста, - доктор поджала губы, - мягко говоря, неутешителен.
- И каков диагноз?
- спросил полковник, но жуткая мысль уже ударила мне в голову.
- У малышки СПИД? - тихо сказала я.
Фрейзер кивнула.
- Или что-то очень похожее.

Надежда на то, что результат экспресс-теста окажется ошибочным, все еще пылившаяся где-то в уголке сознания, скоро рассеялась. Страшный диагноз, поставленный Прозерпине, подтвердился. К этому времени обе - и дочь, и мать - уже давно спали, сбитые с ног всеми неприятностями, которые свалились на них за этот день. Пришлось ждать утра.
Никто не любит сообщать плохие новости, но я вызвалась рассказать все малышке Пини, в то время как доктор Фрейзер будет разговаривать с ее матерью.
- Эта болезнь… как вы ее там называете… она очень страшная? - Пини кашляла, баюкая покалеченную руку. «Она не понимает», - подумала я. Для большинства людей этот диагноз звучит подобно приговору. Может быть, это к ее счастью, что она не понимает.
- Ну, - я почесала нос под маской, - ее нельзя вылечить, но люди на нашей планете живут с ней годами, благополучно заводят семьи и даже умирают не от болезни, а просто от старости.
Меня интересовало то, как малышка умудрилась подцепить смертоносный вирус. Правда, вряд ли она сможет мне ответить. Знают ли обитатели Кораполиса о болезни, на Земле прозванной «чумой двадцатого века»? Как вирус мог попасть на Кирию? Мне сразу вспомнились многочисленные рассказы о людях, похищенных инопланетянами. Кому они могли понадобиться - гоа’улдам, асгардам, расе, с которой мы еще не встретились? Мог ли среди похищенных оказаться человек с положительным ВИЧ-тестом? И его биологический материал мог быть вживлен людям из других миров - случайно или по злому умыслу. Я содрогнулась, представив, какой путь должен был проделать крошечный вирус, чтобы пересечь многие тысячи световых лет, развиться в других мирах, а затем снова вернуться на Землю… в теле малышки Пини.
- Значит, мама сможет забрать меня домой? - спросила Прозерпина.
- Тебе в любом случае понадобится лечение.
- А если я не буду лечиться? Я умру?

Я поколебалась.
- Скорее всего.
- Сколько я проживу тогда?
- Пини говорила спокойно.
- Пока снова не заболеешь - гриппом или чем-то еще. Любая сильная встряска может убить организм, лишенный иммунитета.
- Если я откажусь от лечения, я смогу остаться на вашей планете, пока не умру?
- Пини…
- Если у меня осталось так мало времени, то я хочу провести его рядом с Джеком.
- Ты не понимаешь, о чем говоришь.
- Понимаю!
- твердо сказала она. - Я ведь все равно не вылечусь? Между Джеком и жизнью, где я каждый день буду бороться с болезнью, но никогда не выиграю, я выбираю Джека!
Я вздохнула.
- Вряд ли тебе разрешат здесь надолго остаться.
- Сколько времени я смогу провести здесь?
- проговорила Пини.
- Спроси у доктора Фрейзер.

- Она хочет отказаться от лечения, - выдохнула я, сдирая с лица маску на выходе из карантинного бокса.
- А Деметра просит сделать все возможное, чтобы ее дочь вылечилась.
- Доктор Фрейзер, вы рассказали ей, что значит этот диагноз?

Она покачала головой.
- Мне кажется, она не понимает.
- Та же история,
- отозвалась я.
- Мы не можем лечить Прозерпину насильно, - сказала доктор. - Подождем, пока она примет окончательное решение.
- Я думаю, она уже давно это сделала.


- Малышка не хочет лечиться, - я поежилась, стоя под аркой с надписью «Шайенский горный комплекс»: снаружи было зябко без куртки. Испытывать на чуткость противопожарную систему Командного центра, закуривая внутри, я не рисковала. Рядом торчали О’Нилл и Дэниэл. - Она надеется, что ей позволят остаться здесь ненадолго - до тех пор, пока она не… ну, вы понимаете.
- Почему она так поступает?
- спросил Дэниэл.
- Ты у меня спрашиваешь? - с горечью усмехнулась я. - Она считает, что раз у нее нет шансов вылечиться совсем, то не стоит и пытаться.
- Вероятно, нужно поговорить с ней еще раз,
- произнес Дэниэл с нажимом, - постараться переубедить ее?
- Думаешь, я не старалась? Это бессмысленно, она уже приняла решение,
- я стряхнула табачный пепел на свежевыпавший снег. - А пока девочка потакает своему комплексу Электры, мы потихоньку ее теряем.
О’Нилл перестал лепить снежок и с удивлением поднял на меня глаза.
- «Комплексу Электры»? Что ты имеешь в виду?
- Не понимаешь?
- спросила я.
- Майор, не говорите загадками.
Я досадливо покачала головой и отвернулась от него.
- Мужчины… Вечно вы не понимаете намеков, - сказала я. - Хотя вы и очевидного-то не замечаете.
- Уж не хочешь ли ты сказать…
- начал полковник.
- Неужели наконец-то дошло, что малышка влюбилась в тебя по самые уши?
- Да с чего ты взяла?
- недоверчиво спросил полковник.
- Ну как можно быть таким слепым? - проговорила я. - Ты что, не видел, какими глазами она смотрела на тебя? Свет Нирваны был в этих глазах… Ты что, не слышал, каким голосом она произносила твое имя? Если и есть кто-то, кто сможет переубедить ее, то это ты, О’Нилл. Впрочем, тебе решать. И лучше, если ты сделаешь это прямо сейчас.
- Ладно,
- сказал полковник, кидая снежок в стену. - Я попробую.
- А я выпью кофе,
- сказал Дэниэл.
- А я схожу за курткой, - сказала я.
Ждать О’Нилла пришлось долго: видимо, малышке удалось заговорить полковника. Наконец, полковник вышел из палаты Прозерпины, прикрыл за собой дверь и сообщил:
- Она хочет, чтобы завтра ее проводили на Кирию.

Провожать Прозерпину отправились я и Джек О’Нилл. Сперва Пини согласилась взять в провожающего только полковника, но Хэммонд настоял на том, чтобы пошли двое. Мы прибыли, как простые путники: налегке, без жилетов, без оружия - того требовали обычаи Кораполиса. Над Кирией восходило красное солнце.
Деметра, которая еще накануне покинула Землю, обрадовалась, увидев Пини. Малышка, подмигивая нам обоими глазами, унеслась наверх, для того чтобы сменить одежду. Из-за повязки на руке это заняло у нее гораздо больше времени. Вернулась Пини в платье изумительного лазоревого цвета.
- Идемте, погуляем? - предложила она.
Прозерпина потащила нас за город уже дважды знакомой мне дорогой. Дорога вела к огромному раскидистому дереву, в корнях которого журчал источник.
- Подождите нас здесь, Джек, - пропела Пини. О’Нилл остановился.
- Это несправедливо, - сказал он.
- Полковник, - обратилась я к нему, - к чему вам слушать женские разговоры?
Подумав, полковник согласился.
Пини приблизилась к дереву. Она опустилась перед источником на колени, безжалостно марая платье.
- Ты же не собираешься снова пить эту воду? - спросила я.
- Разве один-два глотка уже что-то изменят? - возразила Прозерпина, но пить из источника не стала, а просто умылась одной рукой, неловко разбрызгивая воду.
- Итак, ты не изменишь своего решения, - произнесла я.
- Нет, - легко сказала Пини, - я его никогда не изменю.
- И между любовью и жизнью ты выбираешь любовь?
- Разве ты не поступила бы так же?
- Не знаю,
- сказала я. - Я не уверена. Но послушай, что если ты ошибаешься, и Джек О’Нилл - не тот, кто тебе нужен?
- Ты должна понять меня: я выбрала свой путь.
- Но это губительный путь!
- в отчаянии воскликнула я.
- Как бы то ни было, он мой. И ничей больше.
Прозерпина встала с колен, отряхнула подол платья и прошла мимо меня, направляясь к О’Ниллу. Когда Пини поравнялась с ним, повязка вдруг слетела на землю, а из ладони выскользнуло узкое блестящее лезвие. Девушка приставила нож к горлу О’Нилла. В ту же секунду зет, спрятанный под курткой у меня за спиной, оказался в моей руке.
- А ты сообразительна, - поморщившись, произнесла я. - И чертовски умна.
- Ты тоже,
- сказала Прозерпина, бросая взгляд на зет. Ее лицо кривилось от боли в сломанной руке.
- Слишком уж ты быстро отказалась от намерения провести остаток своих дней на Земле. Отпусти его, - сказала я. - Я все равно выстрелю раньше, чем ты успеешь что-либо сделать.
- И убьешь его тоже,
- Пини скосила глаза на полковника.
- Нет, только тебя, - сказала я.
- Не стреляй, майор, - прохрипел О’Нилл. - Не стреляй, это приказ!
Прозерпина быстро отняла нож, стиснув горло О’Нилла локтем здоровой руки, полоснула себя по щеке, а затем снова приставила лезвие к коже полковника. Из раны сочилась кровь, медленно стекая по бледной шее.
- Я попросила доктора Фрейзер подробно рассказать мне об этой болезни, - сказала Пини. - И теперь я знаю, что если этот нож оставит на Джеке хоть маленькую ранку, он тоже будет заражен.
- Зачем делаешь это?
- проговорил полковник.
Глаза Пини помутнели.
- Я все равно попаду в царство мертвых, - она заплакала. - Я не хочу быть там в одиночестве, - нож в руке Прозерпины ходил ходуном, опасно вдавливаясь в кожу О’Нилла.
Из моего зета вырвался луч, и полковник с Пини - оба упали на землю. Я подошла ближе и наклонилась над малышкой. На душе было мерзко. Я села на траву, бросив зет рядом с телом Пини.
- Прозерпина, - сдавленно проговорила я. - Ты все-таки получила свои гранатовые зернышки.
Мне оставалось лишь дожидаться, когда очнется О’Нилл… И надеяться, что за это время не вздумает появиться Деметра.

- Вы верно поступили, - сказал генерал Хэммонд. - У вас не было другого выхода.
- Спасибо, генерал,
- я угрюмо кивнула, - я это и так знаю.
Доктор Фрейзер осматривала шею О’Нилла - там, где ее касался нож, запачканный кровью Прозерпины.
- Повреждений нет, - сказала ему доктор. - Но сделать анализ крови не помешает.
- Со мной все в порядке, док,
- сказал О’Нилл. - Она бы все равно ничего мне не сделала. Разве нет?
Я повела подбородком.
- Ты не представляешь себе, на что способна женщина, которой не отвечают взаимностью. Я могу уехать домой? - спросила я Хэммонда.
- Идите, - кивнул Хэммонд. Я взяла свою куртку, которая валялась на койке, за воротник и пошла по коридору, волоча ее вслед за собой.
Снаружи опять шел снег. Добравшись до шоссе, я попробовала изловить попутку, но никто не желал останавливаться - должно быть, у меня были слишком ошалело-безумные глаза. В конце концов я вскочила на заднюю подножку какого-то грузовика. На нем я добралась до Колорадо-Спрингс, а в городе поймала такси.
Отряхивая себя от снежинок, я открыла дверь и вошла в дом. В доме стояла смертная тишина.
- Ненавижу себя, - сказала я. Собственный голос звучал странно в пустой прихожей. Я разделась и, зайдя в комнату, кинула свое тело на кровать.
«Она же была всего лишь молодой девушкой», - подумала я, зарываясь лицом в подушку. - «Всего лишь смертельно больной малышкой, влюбленной в бравого полковника. Я верно поступила? Черта с два! Бог мой, как я ненавижу себя! Ненавижу, ненавижу, ненавижу…»
Моей руки что-то коснулось. Я подняла голову, и Афина лизнула меня в нос. Я погладила ее. Кошка как ни в чем не бывало принялась умываться.
- Скажи, Афина, - я легонько ткнула ее пальцем в брюшко. Кошка посмотрела на меня, - я все правильно сделала?
Афина прикрыла глаза и заурчала. Я почесала ее за ушком.
- Спи, - сказала я. - В отличие от Пини, у нас впереди еще много дней.
Я на @Дневниках: http://sailor-lead-crow.diary.ru/

Оффлайн Верочка

  • Хочу и не молчу!
  • Человеки
  • *****
  • Откуда: Ижевск
    Здесь с: 15:29 – 20.11.08
  • Сообщений: 3123
  • Погладь котэ!
Re: Под Баюн-горою... (ver. 1.5)
« Ответ #7 : 01:25 – 07.12.09 »
Глава 5. Деревья меняют листья

Восьмое декабря 2002 года началось для меня с оглушительного кошачьего крика прямо в ухо. Мяукала Диана. Посчитав, что она просит еды, я нехотя откинула с себя одеяло и протопала на кухню, но в тарелках у кошек еще были остатки вчерашних консервов.
- Я так понимаю, это изощренная месть за то, что меня вечно не бывает дома? - сердито спросила я Диану, тщетно пытаясь разлепить глаза. Пока я ходила на кухню, она нашла себе место на моей кровати и теперь мяукала там. Афина же обреталась в гостиной, изучая когтями обивку дивана. Я согнала кошку с одеяла, легла и накрылась им сама. Потыкав меня пятнистой мордочкой, Диана юркнула под одеяло и удобно устроилась где-то в районе живота.
В темноте я нащупала мобильный на полу под кроватью, и на маленьком экранчике высветилось время. Было пять часов утра.
- Бог мой, ну и рань! - я громко зевнула и утерла подступившие слезинки. - Диана, ты садюга, - сказала я, дернув кошку за шерсть на морде, подтянула ее ближе к себе, зарылась лицом в шкурку и закрыла глаза.
Когда я проснулась снова от будильника, уже рассвело, и Дианы рядом не было.
- Правильно, нечего здесь валяться, - произнесла я вслух. - Это моя кровать, и валяться на ней буду я!
Сняв футболку, служившую мне ночной рубашкой, я натянула на голое тело старенький растянутый свитер, а затем, как и была - в трусах и свитере, - взгромоздилась на кресло в кухне. Сквозь дымок своей утренней сигареты я задумчиво смотрела сквозь окно на снежную площадку между крыльцом и калиткой и размышляла, а не попросить ли мне у генерала Хэммонда недельку отдыха… Я же спасла Джека О’Нилла от неминуемой страшной гибели, так что Хэммонд должен быть ко мне более благосклонен. «А может, и к медальке какой представит», - размечталась я. Вообще-то, мою деятельность в рамках проекта «Звездные Врата» курировал полковник Чехов, но я все же входила в состав ЗВ-1, поэтому не могла исчезать и появляться, когда мне вздумается… Я добралась обратно до спальни, села на одеяло, скрестив ноги, и подтянула к себе телефон.
Мы сошлись на трех днях, что было само по себе неплохо, и я, довольно улыбаясь, опустила трубку на рычаг и выдернула телефон из розетки, чтобы в том случае, если Хэммонд вдруг передумает, лишить его возможности сообщить мне об этом. Накормив пушистых тварей, я поела сама, сложила грязную посуду в раковину, оделась потеплее и вышла во двор, собираясь расчистить дорожку к крыльцу. Тяжелый и сырой снег комками прилипал к ботинкам. Я присела и набрала пригоршню снега, превращая его в аккуратный снежок, а затем покатила снежок по белой поверхности, заставляя прилипать к нему новые снежинки.
Двадцать три дня оставалось до наступления нового, две тысячи третьего года от Рождества Христова. Кстати, о Рождестве - уж я-то точно не собираюсь прибивать к своей двери рождественский венок. И что хорошего люди находят в том, чтобы отмечать все эти праздники? Глупо надеяться, что с наступлением нового года сразу начнется другая жизнь. Ничто не случается просто так, нужно все делать самому, самому напрягаться, чтобы хоть что-то изменить в этой гребаной жизни. Нравится ли мне жизнь? - Да. Нравится ли мне такая жизнь? - Неплохо, но могло бы быть и лучше. Можно найти другой дом, побольше, с терассой и комнатой для гостей… хотя какая разница, ко мне все равно никто не приходит. Научиться играть на гитаре еще что-нибудь, кроме Цоя. Купить машину - сколько можно ездить на велосипеде, который от постоянного пребывания на улице под дождем и снегом скоро рассыплется, как ржавая труха. Брать уроки вальса, который я так и не освоила в школе. Найти себе парня, наконец…
Снеговик вышел маленьким, в полметра ростом. Стянув с себя шарф, я обернула им снеговику то место, которое теоретически должно было быть шеей, отломала от голых кустов за калиткой пару веток и приделала ему вместо рук. Жаль, что морковки у меня нет.
- Мяу! Мяу! - раздалось рядом.
Я и не заметила, как кошки выбрались на улицу и теперь наблюдали за тем, что я делаю. Диана-охотница подкралась ближе и, улучив момент, запрыгнула снеговику на голову. Афина тяпнула ее зубами за свисающий хвост, пытаясь согнать с места. Диана зашипела и дала Афине лапой по морде, а затем обернула хвост вокруг себя, победоносно глядя на нее сверху вниз. Я сняла кошку со снеговика и, свистнув, с размаху бросила ее в сугроб. Диана, недовольно мяукая, выбралась из сугроба, оставляя на снегу глубокие следы своих лап, и сиганула в дом через собачью дверцу. Афина не спеша последовала за ней.
Усмехаясь, я отобрала у снеговика свой шарф, накинула его на плечи и стала смотреть на соседние дома, вдыхая холодный воздух. Пусть все остается так, как есть. Пока.

На брифингах мне нередко приходилось скучать. Я не была ни специалистом по астрофизике, ни археологом, ни представителем неземной расы, а пилотов здесь и без меня хватало. Я была просто наблюдателем, а потому мне было интересно все, что касалось путешествий за поверхность Врат… все, кроме брифингов.
- Сэр, мы получаем сообщения, что в последнее время проявляют активность младшие гоа’улды, которые не являются системными владыками - рассказывала майор Картер. - Около десятка из них образовали временный союз. Видимо, они хотят отвоевать у системных владык некоторые территории и поделить их между собой.
- От наших агентов среди джаффа Ю поступило тревожное известие,
- вещал Тил’к своим бесстрастным голосом. Слышать, как говорит этот джаффа, мне приходилось не так уж часто, и я встрепенулась. - В битвах с союзом младших гоа’улдов он потерял много воинов.
- Разве это плохо?
- подал голос О’Нилл. - Я имею в виду, для нас.
- Ю в отчаянном положении. Противники теснят его войска, он вынужден отступать. Ю намерен как можно быстрее пополнить ряды своих воинов.
- Как?
- спросил Хэммонд.
- Напасть на одну из нейтральных звездных систем и увести как можно больше пленных. Затем в них вживят личинки гоа’улдов.
- Он собирается использовать в качестве носителей не джаффа?
- удивилась Саманта.
- Именно, - Тил’к медленно кивнул.
- Но есть шансы, что гоа’улд не сможет слиться с носителем-человеком, и тогда погибают оба. К тому же люди не такие сильные и выносливые.
- Ю намерен любой ценой вернуть то, что у него отняли. А многие из его будущих джаффа еще не достигли зрелости.
- Известно, на какую именно звездную систему он собирается напасть?
- задал вопрос Хэммонд.
- Да. Ее название - Луйда.
- Это P3X620, сэр,
- сказала Саманта. - А также Кайси и Барам - еще две обитаемых планеты, на которых нет Звездных Врат.
- Что насчет маленьких серых бездельников?
- спросил полковник.
- Кого? - не поняла я.
- Я об асгардах, - объяснил он.
- Сэр, эта звездная система не подпадает под договор о защите планет.
- И как скоро произойдет нападение?

- Если Ю так нужны солдаты, то его корабли, скорее всего, уже направляются туда, - произнес О’Нилл.
- А поскольку на P3X620 есть Врата, то нападение на эту планету - дело нескольких часов, - развила его мысль майор Картер.
- Им пригодилась бы помощь на случай неожиданного визита этих ребят в кольчугах.
Хэммонд развел руками:
- Я могу дать вам только ЗВ-3. Остальные отряды сейчас на миссиях.
- Попробуем запросить подкрепление на месте,
- решил полковник. - В конце концов, это ведь их задницы нужно прикрывать.
Я выползла из зала для брифингов на деревянных ногах и едва ли не бегом кинулась в раздевалку.
- Эй, подожди меня! - окликнула Саманта. Я приостановила шаг, и дальше мы пошли вместе.
- Через две недели будет Новый Год, - задумчиво сказала я, посматривая по сторонам.
- Через три, - поправила Саманта.
- Через две недели и пять дней. Почти.
- Там, у вас, не празднуют Рождество?
- Празднуют, через неделю после Нового Года. Но это христианский праздник, так что он не для меня.
- Ты не христианка?
- Давай оставим эту скользкую тему?
- попросила я. - Поговорим о чем-нибудь другом?
- Например?
- Ну…
- протянула я. - Как ты будешь отмечать Рождество?
- Не на очередной миссии, я надеюсь,
- пошутила Саманта. - Конечно, мне хотелось бы увидеться с отцом, вот только не знаю, получится ли…
Она погрустнела. «Ну конечно», - подумала я. - «Джейкоб Картер умирал от рака, когда в него подсадили симбионта ток’ра, и потом ему пришлось покинуть Землю. Я должна была знать, что мне не следует спрашивать».
- Прости, - сказала я ей.
- Не за что.
Когда две майорши выбрались из раздевалки, они отправились в зал Врат. По коридору бодро маршировали солдаты с оружием, направляясь туда же. Долю секунды я с удивлением наблюдала, как мимо меня проскальзывает ствол гранатомета. Затем вдруг вспыхнувшая в мозгу идея заставила меня сорваться с места.
- Стоп-стоп-стоп! - я обогнала человека с гранатометом. Тот вылупился на меня, глядя сверху вниз. Я отобрала у него гранатомет, а затем, оставив изумленные глаза глядеть мне в спину, потрусила в сторону зала Врат, с видом заправской амазонки расталкивая тех, кто попадался на пути.
Увидев меня с гранатометом в обнимку, стоявший на помосте Врат полковник присвистнул.
- Ну как, круто я сейчас выгляжу?
- Хмм…
- выдавил полковник и посмотрел поверх моей головы. - Рейнольдс, какого черта вы дали ей гранатомет?
- Простите, сэр,
- ответили ему. - Она сама его забрала.
Смеясь, я вернула трофей Рейнольдсу.
- Нервничаешь? - украдкой спросила меня Саманта.
- Что? - удивилась я. - Да нет, нисколько!
- Да ладно тебе,
- сказала она. - За три с лишним месяца я успела тебя несколько изучить. Ты откалываешь такие номера в основном тогда, когда нервничаешь и пытаешься с этим бороться.
- Начинаем набор.
- Первый шеврон активирован. Второй шеврон активирован. Третий…
- Хорошо,
- призналась я, - я нервничаю, а как ты думала? Не каждый день мне приходится отправляться на такие миссии…
- Шестой шеврон активирован.
- …это же как первый боевой вылет!
- Седьмой шеврон заблокирован.

Заслонка раскрылась.
- Желаю удачи, - голос Хэммонда звучал в динамиках немного глухо.

Врата выбросили межзвездных путешественников на вершине высокого лысого холма. В километре-двух от подножия я узрела город, очертания которого уходили за горизонт. Судя по всему, на этой планете Лорд Ю и в самом деле мог собрать богатый урожай. В пределах видимости не росло ни одного, даже самого чахлого деревца, зато сквозь пустые Врата маячила полоска моря вдали.
- ЗВ-3, охраняйте Врата, - приказал полковник. - И найдите подходящее место для засады, - он пошевелил пальцами на прикладе автомата. - А мы пока прогуляемся в город.
Устроить здесь засаду для джаффа Ю будет трудновато. Хотя, возможно, это удастся сделать если не у самих Врат, то в низине, куда спускалась глубоко отмеченная тропинка, вихляя между кустами, осыпанными гладкими листьями сочного зеленого цвета. Воздух в низине был сырым и прохладным, временами становясь темнее от маленьких точек, мельтешащих по небу. Мошкара лезла куда попало, и если не удавалось держать губы плотно сомкнутыми, то приходилось ежеминутно сплевывать проклятых мушек.
До нас донесся невнятный тарахтящий гул, а вскоре стало возможным разглядеть и источник этого гула. Навстречу двигалось какое-то транспортное средство. Больше всего, прямо скажем, оно было похоже на диван с колесами, к которому приделали поручни от детской карусели. Земные автомобили это напоминало разве что функционально.
Внутри сидел мужчина средних лет с нервным страдальческим лицом, одетый в плотно запахнутый мундир. Машина, остановившись метрах в семи от нас, перестала трястись. Одетый в мундир успокоился, и лицо его стало не таким страдальческим, оставаясь, впрочем, несколько нервным. Он вылез из машины и приблизился к нам.
- Мартин Харт, - произнес он хрипло и протянул костлявую руку О’Ниллу, каким-то внутренним чутьем разглядев в нем главного, - атташе по внепланетным контактам. Имею честь приветствовать вас на планете Луйда.
- Мы бы хотели повидать канцлера,
- сказал полковник.
Атташе Харт полуобернулся в ту сторону, где стоял «диван на колесах».
- Устройство не выдержит еще пятерых, - сказал мужчина.
- Скольких я могу с собой взять? - спросил полковник.
- Одного, - ответил Харт.
Я знаю, он возьмет Дэниэла. Или Картер.
- Идем, Тил’к, - решительно произнес полковник. Мартин Харт исподлобья оглядел мрачноватого джаффа и пожал плечами. Все трое забрались в машину.
- Возвращайтесь к Вратам, - сказал полковник напоследок.
«Диван на колесах» настороженно просел, развернулся, подпрыгивая на кочках, и покатился по направлению в город с еще более мерзким дребезжащим звуком, чем раньше. Оставшиеся молча развернулись и, отбиваясь от ненасытных мошек, потопали обратно в гору.

Ждать пришлось около двух часов; при этом было неизвестно, кто из тех, кого мы ожидаем, успеет попасть на лысую вершину холма первым. Неизвестность убивала медленно, но верно, и что-то подсказывало, что умение сидеть в засаде легко мне не дастся.
Жуткий тарахтящий гул, постепенно приближавшийся со стороны города, разрешил все сомнения. Сидевшие в засаде повылазили из укромных мест, а транспорт тем временем прибавил ходу. То, что мы увидели, было вариацией на тему «дивана с колесами», только рассчитанной на куда большее количество пассажиров. Джек О’Нилл наконец-то привел подкрепление.
Я не стала спускаться к подножию холма, где остановился транспорт, а достала свой бинокль и нацелила его на полковника. Тот с необычно сосредоточенным лицом раздавал указания. Я перевела взгляд сначала на Тил’ка, который степенно поднимался вверх по склону, а затем на одного из солдат, что прибыли вместе с этими двумя. На плече у него было штыковое ружье с деревянным прикладом, вроде того, с каким воевал товарищ Сухов, и одет он был в короткий светлый мундир с воротничком, уходящим под горло. Мундир был красивым.
Закончив разговор, О’Нилл направился вслед за Тил'ком.
- Есть успехи, сэр? - спросил его Рэйнольдс.
- Как видите, - полковник сказал шутливо. - Благодаря настойчивости Тил’ка нам удалось убедить канцлера Паттерсона, что угроза реальна. Хотя нам не помешал бы еще десяток солдат в придачу к этим двум, - он указал большим пальцем себе за спину, где мелькали светлые пятна мундиров.
Насколько я могла догадываться, единственное, что Тил’к делал во время разговора полковника и канцлера Паттерсона, - угрюмо торчал за спиной О’Нилла, изображая из себя шкаф.
- Теперь мы готовы к приему незваных гостей?
- Думаю, да, сэр.
- Думаете?
- уточнил полковник.
Рэйнольдс вытянулся в струнку.
- Мы готовы, сэр.
- Отлично,
- сказал О’Нилл. Как раз в этот момент, словно нарочно, внутреннее кольцо Врат зашевелилось. - По местам! - крикнул полковник, глядя, как загораются шевроны.
Я перестала дышать, лишь только сдвинулся и встал на место верхний треугольник темно-красного цвета, и Врата блеснули, источая голубое сияние. Спустя секунду поверхность гипертоннеля качнулась. Из Врат стали выходить воины в металлической броне. Джаффа прибывали, а Врата пока даже не думали закрываться. Я молча считала их. Шесть… восемь… двенадцать… восемнадцать… двадцать два…
Силы были практически равны. «Ничего сложного», - подумала я. - «Закончим это дело побыстрей и уйдем домой, а то здесь становится жутковато…» С этими мыслями я прижала приклад автомата плотнее к плечу и, уловив краешком уха условный сигнал, утопила спусковой крючок в рукоятке.
Развернувшаяся батальная сцена вполне могла быть достойна кисти Верещагина или, к примеру, Франца Рубо. Пули, стрекоча, вылетали из дул автоматов и буквально вгрызались в пластинчатые доспехи джаффа. Деваться воинам было некуда, и битву с самого начала они почти проиграли.
Что-то изменилось, когда в руке одного из джаффа, словно по велению колдовства, возник металлический шар с округлым красноватым углублением. Джаффа швырнул его в скопление солдат канцлера Паттерсона, и столп огня взвился над вершиной, сотрясая воем окрестности. Но того воина это все же не спасло.
У меня кончились патроны: я расстреляла целую обойму, а когда мне удалось перезарядить свой P-90, бой был уже завершен. Оставалось только подсчитывать выигрыши и потери. Четверо солдат из тех двух десятков, что О’Нилл привел с собой на подмогу, были убиты, несколько получили ожоги от взрыва бомбы. Джаффа подстрелили беднягу Рэйнольдса. Он сидел на земле, прижимая одну руку к ране, а другой пытаясь нашарить аптечку в рюкзаке, и ругался на чем свет стоит.
- Майор, Картер, обе из вас, - бросил полковник, - займитесь ранеными. Бови!
- Здесь,
- откликнулся солдат в уже далеко не светлом мундире, пальцами пытавшийся расстегнуть верхнюю пуговицу на тугом воротничке. Левая половина лица его была измазана сажей, с подбородка капала кровь. Я посмотрела на него, извлекая аптечку.
- Вы сможете доставить раненых в город?
- Да.
- Хорошо,
- сказал полковник. - Терпи, Рэйнольдс, - бросив это, О’Нилл подошел к наборному устройству и принялся нажимать на клавиши. - Тил’к, отправишься с ним на Землю.
Тил’к, по своему обыкновению не произнося ни слова, подошел к Рэйнольдсу и помог ему подняться. Но шевроны на Вратах, начинавшие было зажигаться, вновь потухли. Внутренний круг Врат на мгновение замер и начал вращаться снова.
- Входящий тоннель!
Я успела подумать, что это было слишком легко. И еще секунду просто смотрела на Врата, будучи не в силах пошевелиться, хотя мне, кажется, что-то кричали… А потом в моей голове сверкнула спасительная мысль - простая, как все гениальное.
Рядом с Рэйнольдсом все еще валялся его гранатомет. Я подбежала к нему, схватила оружие за ремень, бросилась прочь, выворачиваясь из-под сияющей вспышки, и резво обогнула Врата, поскальзываясь на голой земле.
- Рассыпаться! - крикнул полковник, видимо, поняв, что я задумала.
Вершина опустела в секунды. Затаив дыхание, я ждала, когда исчезнет гипертоннель. Прежде я никогда не стреляла из ручного гранатомета… «Предохранитель… прицелиться… Огонь!»
Снаряд лихо пролетел сквозь пустые Врата и ударил в гущу джаффа. Отдача от выстрела сильно толкнула меня в плечо, но я устояла на ногах. Добавив еще пару снарядов вслед за первым, я спрыгнула вниз, защищаясь от клубов горячего дыма. Когда дым рассеялся, я осторожно оглядела поверхность. Джаффа не шевелились. Я облегченно взобралась на вершину.
Запах обожженных тел заставлял прятаться лицом в рукав. Солдаты ходили между ними, внимательно вглядываясь, но джаффа Лорда Ю в когорте живых на этой планете уже не было. Я положила ствол гранатомета на землю, присела на корточки и закашлялась. Саманта тронула меня за плечо.
- Ты в порядке? - спросила она.
Кивая, я поднялась на ноги.
- Надеюсь, нам больше не придется прибегать к уловкам, - сказал полковник О’Нилл.

Любоваться сиянием Врат я раньше никогда не уставала, но сейчас их блеск почему-то утомлял взгляд.
- Ладно, это была отличная идея, - промолвил полковник. - Но я бы хотел, чтобы отныне ты, прежде чем что-то предпринимать, согласовывала свои действия со мной. И я говорю не о сегодняшней миссии. Это ясно?
- Я учту,
- сказала я.
- Я ожидал услышать нечто большее, чем просто: «Я учту», - сердито отозвался он. - Ты часть моего отряда, и перед тем, как что-то сделать, ты должна сказать об этом мне.
- Полковник?
- Саманта оглянулась перед Звездными Вратами.
- Иди, Картер, - О’Нилл махнул рукой. - Мы сразу за вами.
Саманта и Дэниэл исчезли во Вратах. Полковник двинулся следом.
- Часть отряда? - переспросила я. - Я всегда полагала, что я - простой наблюдатель.
О’Нилл приостановился.
- Для наблюдателя ты слишком часто вмешиваешься! - произнес он. - И вообще, веди себя потише.
Когда он говорил таким тоном, то если я была в хорошем настроении, мне хотелось просто сунуть ему в репу. А если в плохом - отрубить эту самую репу мечом, причем точно на уровне ушей.
- А ты что хотел? - спросила я, повышая голос. - Чтобы я каждый раз преданно заглядывала тебе в глаза и говорила: «Да, сэр, слушаюсь, сэр»?
Он посмотрел на меня.
- Было бы неплохо, - ухмыляясь, сказал полковник.
Чутье подсказывало мне, что он, скорее всего, шутит, но остановиться уже не могла.
- Так вот, - еще громче сказала я, - заруби себе на носу: этого не будет! Никогда!
Полковник хмыкнул и зашагал к Вратам. Я судорожно вцепилась пальцами одной руки в запястье другой. «Что он о себе воображает», - сердито думала я, втягивая носом воздух. - «О, как бы я хотела!.. как бы я хотела…»
Гипертоннель растворился еще до того, как О’Нилл успел войти туда. Что-то бурча под нос, он подошел к наборному устройству, и Врата завертелись снова. Но, что было удивительно, клавиши на наборном диске не загорались.
- Ничего не понимаю, - удивленно произнес он и отступил от наборного устройства. Врата продолжали вращаться. Когда произошел всплеск, и поверхность Врат успокоилась, он подошел к ним, озираясь, как будто пытался заглянуть на другую сторону. Вслед за ним я медленно поднялась по ступенькам помоста. Лишь только я преодолела последнюю ступень, что-то упруго толкнуло меня в спину, и я со всего маху влетела во Врата.

Вылетая из Врат с другой стороны, я сильно приложилась лбом обо что-то твердое. Кажется, на какое-то мгновение я даже потеряла сознание. Голова раскалывалась так, что хоть тресни, в глазах - сплошная чернота. Ладонями я нащупала под собой шероховатый камень.
«Мы точно на Земле?..»
Кто-то перевернул меня на спину.
- Майор, ты в порядке?
- Ты издеваешься?
- я тихо скрежетала зубами от боли. - Я ничего не вижу. Помоги мне встать.
- Я принесу аптечку,
- сказал полковник.
Пару минут я слушала, как О’Нилл роется в рюкзаке. Затем раздался хруст, и моего лба коснулось что-то холодное. Пробормотав: «Спасибо», - я прижала компресс ко лбу и опрокинулась на бок.
- Мы не на Земле, - утвердительно сказала я. - Иначе это делала бы доктор Фрейзер.
- Да,
- ответил он.
Я молча лежала на прохладном камне, судорожно пытаясь понять, что произошло с нами. Память услужливо подсунула мне кусочек видения: лысая верхушка холма и Врата с открытым гипертоннелем к Земле, Картер и Дэниэл входят во Врата, мы - следующие… даже не хочется вспоминать, что было дальше. Тоннель захлопнулся прямо перед нами, затем новый адрес, который некому было набрать, и всплеск!.. Нет, я что-то упустила. Перед тем, как исчез тоннель, соединявший ту планету с Землей, мне почудилась нежно-белая вспышка на моей руке, словно сияющий браслет…
- На этой планете я еще не был, - вслух заметил полковник. - А здесь даже мило.
Когда зрение наконец-таки вернулось, вокруг себя я увидела горное ущелье с почти отвесными стенами. Видимость была метров по двадцать в обе стороны, дальше ущелье заполнял густой туман, похожий на молоко. Одна из стен уходила высоко вверх, другая - примерно на два моих роста. Было довольно тепло.
- Мило, - подтвердила я и еще раз огляделась. - Похоже, мы здесь одни…
Откуда-то из тумана послышался звук - тихий-тихий, нежный, как звон колокольчика, - и моей щеки коснулось дыхание ветра, а под ноги свалился огромный темный лист.
- Нам лучше убраться отсюда поскорее, - сказал О’Нилл. - Ты видишь здесь наборное устройство?
- Нет,
- я наклонилась, подняла лист и повертела его в пальцах. Лист был похож на кленовый.
Вблизи Врат наборного устройства не оказалось.
- Какой у этих штук радиус действия?
- Понятия не имею,
- отозвалась я, осматривая стены. Та, что была ниже, по закону подлости оказалась гладкой, как зеркало, а вот высокая - испещрена нишами и выступами разного калибра. Выходит, если наборного устройства по какой-то причине не удастся найти, то мне и О’Ниллу придется либо с головой погружаться в молочную дымку и плутать в тумане, ища выход, либо карабкаться вверх по каменным стенам. Ни первый, ни второй вариант не вдохновляли. Тем не менее, эти варианты нужно было проверить.
Взбираться по высокой стене оказалось неожиданно легко. Преодолев пару метров - высоту, с которой было бы не так больно упасть, - я облюбовала себе выступ, достаточно широкий и прочный, чтобы стоять на нем.
Я увидела дерево: оно росло на другой стороне плато. Стало ясно, откуда мог взяться тот темный лист. В изгибавшейся кроне порхали разноцветные огоньки. Наверху было до странного темно, и я удивилась, почему освещено ущелье. Флюоресцентный туман?..
Любуясь деревом, я услышала знакомый звук - еле слышный звон колокольчика. Затем раздался крик.
- Эй! - я окликнула О’Нилла, который возился внизу.
- Что? - полковник поднял голову.
- Ты это слышал?
- Нет,
- сказал он.
- Кто-то кричал, - объяснила я.
- Тебе послышалось.
- Нет,
- сказала я. - Не может быть, - я снова посмотрела на дерево. - Вот, теперь слышишь?
- Да не было ничего!
- убежденно сказал полковник.
«Неужели это слышу только я?» Крики приобрели отчетливость. Что самое поразительное, среди звучавших голосов я узнала свой. Да и позывной, на который я откликалась, пилотируя Ласточку, я никогда не забуду.
«Лета», теряете высоту. Как слышите, прием».
«Вас поняла. Сохраняю контроль над управлением».
«Черта с два тебе, а не контроль! Падаешь, как утюг!»
«Знаю, Шумилов, не ори».
«Прыгай, Маришка, прыгай!..»

- Прыгай, Маришка, прыгай! - Шумилов сорвался на хрип. - «Лета», катапультируйтесь, приказываю вам! «Лета», как поняли?
Я не реагировала на крики в шлемофоне, отчаянно пытаясь выровнять Ласточку.
- Как слышите? - настойчиво повторял полковник.
- Слышу отлично, - наконец отозвалась я.
- Ну так выполняй!
- И не собираюсь! - отрезала я. - Ласточка - умница, мы обязательно справимся! Давай же, малышка, поднажми…
Я плохо помню, что было дальше. Должно быть, разум просто отключился, предоставив сознанию действовать на автопилоте. Лишь когда стрелка «высотника» качнулась, достигая опасно низкого показателя, ментальная завеса прорвалась. Я сбросила фонарь кабины, наклонилась и обхватила двумя руками красный рычаг. Затем резко потянула рычаг на себя, и меня выкинуло из самолета вместе с креслом. Ласточка же продолжила путь вниз. Он оказался недолог.
Кресло, кувыркаясь, ударилось о землю. Парашют заслонял мне обзор, и я не могла видеть два вертолета, которые кружились надо мной. Дождавшись прикосновения твердой поверхности к подошвам ботинок, я нетерпеливо отстегнула парашют, и тот, больше не распираемый воздухом, развалился на земле, как безвольная тряпица.
- «Лета», держись, я за тобой спускаюсь, - прошуршал в шлемофоне голос. Один из вертолетов начал снижение.
- Жду, - коротко ответила я, все еще не веря, что мне придется оставить Ласточку здесь. По правде говоря, некогда резвый самолетик в этих обломках было сложно узнать.
И тут начался обстрел с поверхности. Очевидно, что главной целью противника было сбить воздушные цели. Беспомощную деваху в комбинезоне они, видимо, решили оставить на закуску. Воспользовавшись моментом, в полусогнутом состоянии, не поднимая головы, я подобралась к обломкам самолета и схоронилась за ними, как в окопе.
Оба «Ми-24» кружили в стороне: вертолетам попросту не навали подлететь ближе. «Ми» отвечали атакующим белыми вспышками ракет. Успеха, это не приносило, отнюдь; это было все равно, что расстреливать муравьев из дробовика. Один из вертолетов, поливая атакующих непрерывным огнем, решил пойти на прорыв. Из своего укрытия я не могла разглядеть знаки на борту, но почему-то была уверена, что это был вертолет Шумилова.
Приблизиться на такое расстояние оказалось ошибкой: снаряд чиркнул по фюзеляжу вертолета и взорвался буквально в нескольких метрах от него. «Ми-24» резко метнулся в сторону и провалился в воздушную яму. Через шлемофон я слышала, как пилоты обоих «Ми» ругались между собой.
- Улетайте, - в момент, когда я произнесла это, голосовые связки ослабли, отказываясь служить мне.
- «Лета», объясните, - холодным голосом молвил полковник.
- Улетайте отсюда!
- Мы тебя не оставим, даже не думай.
- Вы не сможете мне помочь, - сказала я. - Либо погибну я, либо все трое. Улетайте, ну же!
Несколько секунд, которые длилось радиомолчание, показались длиннее всей моей предыдущей жизни. Втайне я надеялась, что Шумилов откажется оставлять меня здесь, но умом понимала, что такой обмен - две их жизни против моей - будет более чем неравноценным.
- Прости! - сказал Алексей, разворачивая машину.
- Я прощаю, - облегченно сказала я, провожая взглядом отдаляющиеся силуэты.
- Мы за тобой вернемся…
Грохот выстрелов стих. Я стянула с головы шлемофон, неспешно выбралась из своего укрытия и растянулась в полный рост. Затем увидела их. Довольно большая группа, человек двадцать.
От группы отделилось трое, направляясь в мою сторону. Я прищурилась и оперлась на обломок фюзеляжа. Все-таки не нужно было оставлять Ласточку - теперь она мстит мне за свою смерть.
- Прости, малышка, я не смогла, - сказала я, погладив ладонью обшивку. - Встретимся в лучшем мире.

- Что за черт?! - изумленно и довольно громко выругался О’Нилл. Картины прошлого в моей голове рассеялись.
- О чем ты? - спросила я.
- Слезай, и увидишь сама!
Полковник нашел наборное устройство, но находка отнюдь не радовала взгляд. На клавишах наборного диска не оказалось ни единого символа. Как и на самих Вратах - странно, что мы сразу этого не заметили.
- Влипли, - это было единственное цензурное, что я смогла из себя выдавить. - Стоп. Спокойно, символы - это символы, но клавиши остались на месте. Помня расположение символов на клавишах наборного диска, мы смогли бы набрать адрес.
- Хорошо,
- О’Нилл постоял возле наборного устройства, о чем-то раздумывая. - Нет, не выйдет.
- Ты позволишь?
- я прикоснулась к наборному диску.
Он отступил в сторону.
- Попробуй.
Но попытка не увенчалась успехом: клавиши просто-напросто не желали загораться.
- Сломано, - констатировал полковник и вздохнул. - Жаль, здесь нет Картер, она бы мигом его починила.
- Если оно вообще когда-нибудь работало,
- сказала я, оставляя за собой последнее слово.

Придавать буквальный смысл выражению «Иди в туман» мы не стали, тем более что в ущелье стало ощутимо темнеть. Соорудить костер было не из чего, так что мы сидели при свете фонариков, прислонившись спинами к скале в паре метров друг от друга, и молча жевали паек.
- Когда рассветет, попробуем найти другой выход, - меланхолично произнес О’Нилл, бренча фляжкой. - Мы должны найти хоть кого-то на этой чертовой планете.
- А что если нам это не удастся?
- тихо спросила я.
- Ты имеешь в виду… хм, если наши дни сочтены, и мы никогда не выберемся отсюда?
- Ну… в общем, да.
- Я так не думаю,
- резко сказал он.
- Я тоже, - ответила я.
- Зачем тогда спрашивать? - не понял полковник.
- Просто проверяла тебя.
Он издал смешок, выражая неодобрение. Потом спросил:
- Так ты думаешь, нам удастся выпутаться из всего этого?
- Иначе бы я этого не говорила. Всегда есть выход, его не может не быть. Бог мой, я еще так молода, чтобы умирать!
- я рассмеялась. - Хотя я не уверена, будет ли кто-то плакать обо мне.
- Разве у тебя нет никого, кто ждал бы тебя дома?
- Ты говоришь о Диане и Афине?
- Кошки?
- переспросил О’Нилл. - Нет, я имел в виду не это.
- Нет,
- ответила я. - Я одинока.
- Я думал, ты замужем,
- сказал он.
- Ты ошибся. Может быть, в прошлой жизни… Хотя вряд ли, ведь это было бы исключительно глупым поступком с моей стороны. Эту жизнь я собираюсь провести если не достойно, то по крайней мере не глупо. И может быть, если мне повезет, моя следующая реинкарнация будет куда интереснее.
- Ты в это веришь?
- недоверчиво сказал О’Нилл.
- Это не твоя забота, - ответила я. - Ты вспомнишь мои слова, когда мы вернемся.
- Когда мы вернемся, я устрою тебе взбучку,
- пообещал он. - Как ты думаешь, по чьей милости мы оказались в этой дыре?
- О, не говори, я догадаюсь сама! Я уже привыкла, что ты вечно обвиняешь меня во всех смертных грехах,
- отмахнулась я. Сейчас мне не хотелось с ним ссориться. - Но я хочу, чтобы ты знал одну вещь…
- Какую же?
- На Земле мы можем ругаться сколько угодно, я даже могу иногда тебя ненавидеть. Но вне ее я отдам все, чтобы каждый из вас четверых вернулся домой живым и невредимым. Я сделаю это, даже не сомневайся.

Мне показалось, О’Нилл даже растерялся от такой откровенности.
- Почему? - только и спросил он.
Я отвернулась, хотя в темноте он не мог увидеть моего лица, и тихонько произнесла:
- Потому что у меня больше ничего нет.
Молочный туман чуть различимо мерцал во мраке светлым пятном. Не дождавшись реакции полковника, я сказала:
- Нам лучше устроиться на ночлег. Завтра мы точно придумаем что-то, что поможет нам выбраться.
- При первой нашей встрече, майор, я подумал, что ты просто упрямая своенравная девчонка, сдвинутая на идеях феминизма и равенства,
- неожиданно произнес О’Нилл.
- Под твое описание вполне подходит Саманта, - заметила я. - Как же ты с ней уживаешься?
- Картер - другое дело,
- сказал он.
- Конечно, - ухмыльнулась я. - У гениев бывают заскоки. Хочешь знать, о чем подумала я?
- Предположим.
- Я решила, что ты просто чертов сукин сын. Надо полагать, мы квиты?

О’Нилл кашлянул.
- Более чем.
Смеясь, я поднялась и размяла ноги, затем легла на землю, закинув рюкзак под голову. В душе царило странное умиротворение. Я почти погрузилась в сон, когда полковник вдруг потряс меня за плечо. Сразу же вслед за этим я услышала звук работающих Врат. Я вскочила с места быстрее рыси.
Наборное устройство активировало Звездные Врата. По расположению пустых загоравшихся друг за другом клавиш я узнала адрес Земли.
- Это Земля? - сказал полковник.
Я кивнула.
- Да. Исходящий тоннель на Землю.
- Не будем терять времени,
- О’Нилл поднял свой рюкзак и взял в руки P-90. - Другого шанса попасть домой может и не представиться.
На этот раз я была склонна с ним согласиться.

Как только я пересекла линию Врат, в глаза ударил свет ламп, что было непривычно после темного ущелья, но далеко не это сразило меня. Оказалась я почему-то в лазарете, на койке, в больничной пижаме.
- Какого черта? - сказала я, села на кровати и огляделась вокруг себя. Спустя минуту я лицезрела доктора Фрейзер, входящую в лазарет. По пятам за ней следовал - куда же без него - Дэниэл Джексон. - Что случилось? Неужели мы потеряли сознание в зале Врат?
Дэниэл и Джанет переглянулись.
- Когда вы с Джеком не вернулись с P3X620, и тоннель закрылся, генерал Хэммонд послал за вами команду. Вас нашли возле Врат. Это было вчера.
- А где О’Нилл?
- В другой палате. Он пришел в себя чуть раньше, чем ты.

«Ну да, он ведь вошел в те Врата первым», - вспомнила я.
- Как ты себя чувствуешь? - спросила Фрейзер.
- На все сто процентов, - заверила я.
- Хорошо, тогда я осмотрю тебя, и можешь быть свободна.
С О’Ниллом я увиделась только в столовой, куда я отправилась сразу после того, как Джанет отпустила меня. Выйдя из лазарета, я ощутила зверский голод - еще бы, ведь оказалось, что я не ела целые сутки, хотя по моим ощущениям с момента, как я увидела на своей руке эту проклятую вспышку, прошло не более шести часов. «Интересно, что же это было? Совместная иллюзия? Или в эту иллюзию попала только я, а полковник в ней был не настоящим, а всего лишь созданным моим сознанием? И как бы мне получить ответ на этот вопрос?..»
- Позволишь присоединиться?
Я подняла голову. У стола возвышался О’Нилл с подносом в руках.
- Садись, - буркнула я.
Он сел. Я старалась не смотреть на него, попивая свой кофе.
- Всегда есть выход, его не может не быть, - вдруг произнес он.
Я отняла руку от лица.
- Что ты сказал?
- Это не я сказал, а ты,
- невозмутимо ответил О’Нилл.
Я опять отвернулась от него.
- Значит, все это привиделось не только мне. И что дальше?
- Помнится, ты говорила мне, что сделаешь все, лишь бы мы все оставались живы.
- Я и не отказываюсь от своих слов. Если будет нужно, я повторю их и под присягой.
- Если честно, я не ожидал такого от тебя.
- Вот и отлично,
- я опрокинула в себя остатки кофе и встала из-за столика. - Всего хорошего.
Удаляясь прочь, я услышала голос за спиной:
- Постой, майор!
Я обернулась с вопросом в глазах.
- Спасибо, - сказал полковник.
По лицу сама собой расплылась дурашливая улыбка. Я показала О’Ниллу язык, а затем повернулась и выбежала из столовой. Дальше, приостановив свой шаг, я пошла медленней.
Я на @Дневниках: http://sailor-lead-crow.diary.ru/

Оффлайн Верочка

  • Хочу и не молчу!
  • Человеки
  • *****
  • Откуда: Ижевск
    Здесь с: 15:29 – 20.11.08
  • Сообщений: 3123
  • Погладь котэ!
Re: Под Баюн-горою... (ver. 1.5)
« Ответ #8 : 15:55 – 08.12.09 »
Глава 6. The New One

- Сегодня Тил’к отправляется на Чулак, - заметил Джексон. Он стоял надо мной и пытался заглянуть в монитор. Левая рука была у него в кармане, а в правой он держал пустой стаканчик.
- Да, - недовольно сказала я, барабаня пальцами по клавишам. - Не мешай, я и так задержалась с этим отчетом.
- Послушай, я знаю, что вы так и не смогли найти общий язык…

Я сердито посмотрела на него.
- И чего же ты хочешь от меня?
Дэниэл поправил очки на переносице.
- Ты могла б хотя бы проститься с ним.
- У меня есть еще два часа. Мы все попрощаемся с Тил’ком, проводим его до Врат, а потом дружно пойдем на брифинг. А пока мне нужно писать отчет.
- Мэри, это займет пять минут,
- сказал Дэниэл.
Я выразительно посмотрела на часы, затем на Джексона с неприлично невинной физиономией, свернула документ и встала из-за стола.
- До чего же ты правильный, Дэниэл, - проговорила я.
- Разве это плохо? - спросил он.
Продвигаясь к выходу, я бросила ему:
- Иногда это жутко мешает.
Прежде чем зайти к Тил’ку, я не спеша прогулялась по коридорам, чтобы проветрить мозги. Написание отчетов - довольно утомительное дело. «Зря я поддалась на уговоры Дэниэла», - подумала я. - «Ну что такого я могу сказать, что он еще не услышал, к примеру, от Саманты или О’Нилла? Я знала Тил’ка как воина, но не как человека… тьфу, как джаффа. Странно, что он решил вдруг покинуть Тау’ри после стольких лет пребывания здесь, хотя, вообще-то, я его понимаю. Со своей колокольни, конечно».
Джаффа открыл мне сразу после второго стука.
- Привет, - выпалила я, как-то растерявшись.
Тил’к наклонил голову.
- Ты собираешь вещи? Я не помешала?
- Нет,
- сказал джаффа. - Хочешь зайти?
- Нет, спасибо,
- ответила я. - Я только хотела сказать… - я замялась.
Он вопросительно поднял бровь.
- Надеюсь, тебе понравилось на Земле. И - желаю удачи.
Тил’к снова коротко поклонился и закрыл дверь.
- Фух, - сказала я себе вслух. - А теперь - отчет, - и помчалась обратно.

- Сегодня я разговаривал с полковником Чеховым, - с этих слов Хэммонд начал сегодняшний брифинг. - Ему стало известно о намерении Тил’ка покинуть ЗВ-1.
- Мы ведь только что проводили Тил’ка!
- возмутился О’Нилл. - Откуда русские узнали?! - и покосился в мою сторону.
- Не надо так на меня смотреть, - сказала я ему. - Я сама узнала об этом только вчера.
- Сэр, позвольте, я угадаю. Они хотят…
-…ввести в ЗВ-1 еще одного русского офицера,
- закончил фразу полковника Хэммонд.
- Только через мой труп! - мгновенно отреагировал полковник и снова покосился на меня. Я мило улыбнулась ему. - Генерал, почему бы нам не позволить русским сформировать собственный отряд ЗВ?
- Полковник Чехов выразил свои пожелания весьма четко. И посоветовал нам не забывать, кому на самом деле принадлежат Звездные Врата.
- Вот как,
- произнес Джек О’Нилл. Он обратился ко мне. - Ты должна быть довольна.
- Поверь, это не доставит мне ни капли удовольствия, если у вас отберут Врата. Нет никаких гарантий, что аналогичная программа будет запущена в России, и уж тем более - что в эту программу включат меня. Звездные Врата - это как наркотик, знаешь ли.
- Чехов передал мне на рассмотрение несколько личных дел. Одно из них особенно заинтересует вас,
- произнес генерал Хэммонд, - майор Сундукова.
- Меня?
- удивилась я.
В ответ на это Хэммонд подтолкнул ко мне одну из папок, лежавших перед ним. Я молча раскрыла ее под взглядами остальных.
С маленькой черно-белой фотографии на меня спокойно смотрел Алексей Шумилов.
- Хорошо, - я захлопнула папку. - Вы правы.
- Как бы вы могли охарактеризовать подполковника Шумилова?

Я пожала плечами.
- Он опытный офицер и хороший человек. Это все, что я могу вам сказать.
- Даже несмотря на то, что его послужной список не столь безукоризнен?
- Мой тоже,
- ответила я. - И полковника О’Нилла. Вы ожидали услышать от меня другое, генерал? Если бы не он, - я кивнула на папку с досье, - не знаю, была ли бы я вообще сейчас жива.
- Это ваш отряд,
- сказал Хэммонд О’Ниллу. - Решать вам.
- Сэр, отряд ЗВ-1 полностью укомплектован. Зачем еще пятый?
- Это все,
- проговорил Хэммонд, отодвинул кресло и вышел из зала совещаний. О’Нилл постоял, ковыряя краешек стола, сказал что-то навроде: «Хм… Да», - и отправился следом.
Более мне в этот день заняться было нечем. Время до обеда я почти поровну разделила между Самантой и Джексоном, одинаково досаждая обоим, пару часов провела в архиве - рылась там в поисках бумажек, до которых еще не успели дотянуться мои ручки, а после «полюбезничала» с полковником О’Ниллом, взяла отгул на остаток сегодняшнего дня и уехала домой.
Погода, несмотря на календарную раннюю весну, баловала Колорадо-Спрингс невиданным теплом, и потому я оставила машину и решила пройтись пешком. Загонять свой голубенький «Focus» в гараж я не стала, а просто припарковала его у ограды дома. Машину я купила незадолго до Нового года, когда городок у подножия Шайен замучили снегопады, и обходиться без автомобиля стало совсем невмоготу. Даже не помню, как я умудрилась сдать на права. Сумасшедший выдался годик…
Вволю наглотавшись свежего воздуха, я вернулась в дом и поднялась на второй этаж, в спальню. Афина спала на моем свитере, неосторожно оставленном на кровати перед уходом. Она не очень хорошо восприняла недавний переезд. Диана же, напротив, была шумлива и жизнерадостна, как никогда. Нагнувшись, я вытянула из-под кровати сумку и извлекла из нее лэптоп, запустила систему, воткнула в разъем тянущийся из района двери шнур оптоволоконной сети. На нем виднелись следы зубов. Некоторые были еще свежими.
- Кс-кис-кис, - позвала я. Ухо Афины, спавшей на свитере, дернулось. Я продолжила звать. Афина подняла голову.
Одновременно с этим под шкафом раздалось шуршание. Спустя секунду на свет высунулась умильная рыжая мордочка.
- Вот ты где! - я прыжком настигла негодника и, вытащив его из укрытия, сжала комок шерсти в ладонях. - Попался!
Гермес мигом принял жалобный вид и смешно захлопал ушами.
- Я знаю, ты все понимаешь, - внушала я котенку, - и даже вроде бы сочувствуешь мне, но все равно все делаешь по-своему.
Котенок прищурился, довольно заурчав.
- Давай, пользуйся моей добротой, - сказала я, смягчаясь. - Бессовестная рыжая бестия.
«Бессовестная рыжая бестия», носившая звучное имя Гермес, появилась в моем доме так же, как и предыдущие две: неведомо каким образом. С кошками он ладил отлично - куда лучше, чем со мной.
Я укоризненно встряхнула Гермеса и отпустила его. Тот мгновенно скрылся в своем убежище. Впрочем, я была более чем уверена, что он внимательно наблюдает за мной оттуда, выжидая момент, чтобы сотворить еще одну пакость. «Ладно, шут с ним, с этим Гермесом», - решила я, берясь за ноутбук. - «Так-с, а почему бы мне не проверить почту?»
Против обыкновения, в электронном ящике оказалось письмо. Письмо без темы, и адрес был мне незнаком. Я открыла его, полная смутного предчувствия.
«Надеюсь, скоро встретимся.
А.Шумилов».
- И это все?! - не веря глазам своим, воскликнула я. - «Скоро встретимся»? Ты должен был написать мне: «Сколько лет, сколько зим! Прости, что не писал так долго. Я ужасно по тебе соскучился!..» - и прочее в таком же духе, а вместо пространного письма я получаю всего лишь две строчки! Я разочарована, Шумилов, я определенно в тебе разочарована! И не смотри на меня так! - вдруг крикнула я на Диану, которая глядела с подоконника, рассердилась, захлопнув ноутбук, и запихала его пяткой обратно под кровать. - Вот так мы относимся к боевым подругам? Дурак ты, Леха, какой же ты дурак!..
Я закурила прямо в комнате и опустилась в кресло, укутавшись в нежном дыму. «Что бы это значило?» Письмо было датировано вчерашним числом, однако Хэммонд утверждал, что виделся с Чеховым сегодня утром. Чехов передал ему папки, среди которых оказалось и личное дело Шумилова. Так как подполковник мог знать об этом вчера?
«Что бы это значило?» - повторила я.

- Ты ему доверяешь?
- Я верю ему, как себе,
- отрезала я, наблюдая, словно заколдованная, за знакомым чубчиком на затылке. Алексей разговаривал с Чеховым. Меня он не видел. - Может быть, он не согласится, - сказала я то ли с огорчением, то ли с надеждой.
- Ты сама говорила, что от такого не отказываются, - заметил Джексон.
- Может быть, - снова повторила я. Чехов с Шумиловым закончили общаться, и Чехов отошел в сторону, выискивая кого-то своим цепким взглядом. - Пожелайте мне удачи, - бросила я Джексону и Саманте.
- Удачи! - сказала мне вслед майор Картер.
Я в три прыжка пересекла коридор и похлопала Шумилова по плечу.
- Эй! - тот обернулся. - Привет!
- Привет.
- Давно не виделись.
- Да, давно. А ты здорово изменилась. И как будто акцент появился, - сказал Алексей. - Настоящая американка!
- Прекрати, - шутливо ответила я. - У меня всего лишь другая прическа.
- Тебе ведь скоро тридцатник стукнет? - он взъерошил волосы у меня на макушке. - Совсем старушкой станешь!
Я засмеялась, поправила прическу и в отместку ткнула ему пальцами под ребра. Шумилов скорчился в притворной гримасе.
- Кто бы говорил! Янка передавала привет от тебя. А еще я получила твое письмо. Если это можно так назвать, - с расстановкой добавила я.
- Я не любитель писать письма, - ответил Шумилов. - К тому же я не слишком поверил Чехову, когда он сказал, что ты здесь. Я хорошо знаю тебя… «Лета». Ты бы не променяла полеты ни на что другое.
- Как видишь, ты ошибся.
Прищурившись, Шумилов поглядел на меня одним глазом.
- Вижу.
- Так что ты об этом скажешь?
- О Вратах? - спросил он. - Все это довольно занимательно, но должен признаться, я пока не решил. Думаешь, оно стоит того?
- Я не об этом, - перебила я. - Ты знал, что ты окажешься здесь, раньше, чем я. Вот я и хочу знать, откуда.
- Нет.
- Почему?
- Ты будешь смеяться.
- О, только не говори мне, что ты подключился к Небесам по выделенной линии.
Он махнул рукой.
- Я знаю, ты не веришь в Бога.
- Люди имеют привычку иногда разговаривать с Богом, но если Бог говорит с тобой, это уже попахивает шизофренией.
- Нам не стоит разговаривать о религии, - сказал Шумилов.
- Нет так нет, - ответила я. - Ты уже был в главном зале?
- Не был. И Звездных Врат я пока не видел.
Я хитро оскалилась и бросила взгляд на часы.
- Тогда пошли. Только пообещай, что согласишься.
- Я пока не решил, - повторил Шумилов. - «Лета», с кондачка такое не делается.
- Просто обещай! Ну!
- Ну хорошо, хорошо! Теперь показывай!
- Вперед, - я нырнула в боковой коридор. Шумилов проследовал за мной. - Тебе понравится, клянусь! Колорадо-Спрингс - прелестный городок. Если хочешь, я даже могу отвозить тебя на машине. Только предупреждаю: вожу я хуже, чем управляюсь с самолетом… так что учись пристегиваться!

К тому времени, как состоялось путешествие на базу ток’ра, в ЗВ-1 снова было пятеро. Так уж вышло, что после стольких месяцев пребывания в отряде о ток’ра я знала в основном понаслышке. Коротко говоря, ток’ра являлись расой мятежных гоа’улдов: симбионт ток’ра не подавляет волю носителя, а сосуществует с ним на равных. Однако вживую ток’ра я никогда не видела. Впрочем, это было легко исправить.
- Так это - планета ток’ра? Мило, - вынесла я вердикт, как только гипертоннель растворился за путниками с Земли, - но как-то слишком мрачно.
- Ты еще не видела кристальных тоннелей,
- отозвался полковник О’Нилл. - Тебе здесь понравится.
- Не сомневаюсь. Что-то ты слишком мрачный,
- заметила я.
- И как ты думаешь, почему? - О’Нилл обернулся назад, где в небольшом отдалении шагали Алексей и Дэниэл.
- Бог мой, О’Нилл! Ты не чураешься общаться с гоа’улдами и прочей нечистью, но все равно «делаешь стойку» на каждого русского, что видишь. Пока прекратить ребячествовать.
- Я не согласен!
- сказал полковник. Я ему не ответила.
Тем временем неугомонный Дэниэл решил попытать Шумилова. Краем уха я услышала обрывок разговора:
- Почему Мэри отказывается обсуждать свое прошлое? - спросил Джексон. - Что было с ней до того, как она стала пилотом? Я задавал ей вопросы об этом много раз, но так ничего и не добился.
- Это больная тема для нее,
- принялся объяснять Шумилов. - Когда она сошла с поезда в городе Борисоглебске, она не помнила о себе ничего, кроме имени и даты рождения. Ее родных не нашли. Двадцать два года жизни просто канули в небытие. Потому ей и дали позывной «Лета» - река забвения.
- О,
- произнес Дэниэл. - Ясно…
- Разве вы все не знали?
- Нет. Она ничего не рассказывала.
- В этом и дело. Она не может ничего рассказать, потому что не помнит.
- Эй, вы!
- крикнула я. - Я все слышала!
- Прости, Мэри.
- Постой!
- перебил Дэниэла О’Нилл и обратился ко мне. - Помнишь тот день, когда ты появилась на базе? Ты сказала, что закончила школу в шестнадцать, потом что-то про институт… Дэниэл, это ведь было?
Джексон кивнул.
- Это правда? - спросил меня Шумилов.
Пауза.
- Да, - нехотя призналась я.
- Помнится, ты обещала, что если ты что-то вспомнишь, я буду первым, кто об этом узнает.
- Фуговая амнезия - вот мой диагноз, - ответила я. - Это значит, если я вспомню, что происходило со мной до двадцати двух лет, то могу забыть все, что приключилось за последние семь, - я вздохнула и продолжила. - Честно говоря, в этом случае я предпочла бы не вспоминать.
Весь оставшийся недолгий путь Алексей не вымолвил ни слова. Мне пришлось смеяться над фирменными шуточками О’Нилла, которые, впрочем, спустя столько времени начинали приобретать для меня какой-то смысл. Лишь перед самым входом в кристальные тоннели ток’ра Шумилов догнал меня и, взяв за рукав, сказал мне:
- Только один вопрос.
- Ну?
- Эти… ток’ра… они похожи на людей?
- Ты не читал материалы о расах? - вопросом на вопрос ответила я.
- Времени не было.
Покачав головой, я произнесла несколько философично:
- Они все похожи на нас - порой, в наихудших наших чертах, - и затем неожиданно для себя усмехнулась. - Если бы ты видел асгардов… Я порой задаюсь вопросом: если Бог создал человека по своему подобию, то по чьему подобию он создал асгардов? Или гоа’улдов? Что ты об этом скажешь, а?
- Я верю в Бога, - сказал Алексей, - это преступление? Держу пари, тебе доставляет удовольствие издеваться над моей верой.
- Это меня забавляет. Так же, как забавляло тебя подтрунивать надо мной тогда, в самом начале, помнишь?
Он выразительно наморщил лоб:
- Это было давно.
- Разве? - уточнила я.
- Если месть - это блюдо, которое подают холодным, то твои руки должны быть по локоть покрыты инеем.
- Какая тонкая ирония, - проговорила я. И тут же забыла об этом: отряд вошел в кристальный тоннель. Ощущение от присутствия здесь было сравнимо с прогулкой по зимнему лесу - мрачно и красиво. Из темных кристаллов с узкими бороздками здесь состояли и стены, и пол, и низкие своды тоннелей. По словам полковника, постройка этих тоннелей выглядела еще эффектнее. В это слабо, но верилось.
- Папа! - воскликнула Саманта.
- Здравствуй, дочка, - произнес Джейкоб Картер, приветственно целуя Саманту в щеку.
- Джейкоб! Давно не виделись, - сказал О’Нилл.
- Да уж. В последний раз вас было меньше, - заметил Джейкоб, внимательно оглядев наш разношерстный отряд. О’Нилл показал жестом, что он был бы не прочь выразить свое мнение по этому поводу, но не здесь и не сейчас.
Своды тоннеля вдруг содрогнулись. С потолка - если это можно было назвать так - струйками посыпалась кристальная крошка.
- Что это было? - охнула Саманта.
Джейкоб Картер вяло улыбнулся. Он не проявлял признаков паники.
- Налет. Только что над нами пролетели ал’кеши. Это происходит как минимум дважды за день. Иногда трижды. Приходится все время приводить в порядок обрушенные части тоннелей.
- Но почему?..
- Наша база раскрыта, Сэм. Мы пытаемя найти другую планету для эвакуации, но пока, к сожалению, не удается.
- Почему ты ничего не сказал раньше, Джейкоб?
- спросил полковник. - Мы могли бы вам помочь.
- Верховный совет не хочет, чтобы судьба расы ток’ра зависела от тау’ри. К тому же чем меньше народа будет знать о новой базе, тем безопаснее.

На лице О’Нилла отобразилась задумчивая гримаса.
- Ты знаешь, кто стоит за этим? - спросила майор Катер.
- Это дело рук Осириса, - услыхав это, Дэниэл сперва посмотрел на Джейкоба, а потом куда-то сквозь него, и во взгляде его читалась тоска. Потом он опустил голову. - Пока Осирис не слишком торопится, но это лишь вопрос времени.
Как выяснилось позже, от этого «времени» оставались ровно сутки. На следующий день связь с ток’ра пропала.

Мягкий, но вместе с тем настойчивый стук прервал мой прекрасный воскресный сон. Будто удары по дереву костяшками жилистых пальцев. Стучали в дверь. Я не спеша оделась и пошла открывать.
- Я не вовремя? - сказал мне Шумилов вместо приветствия.
- Задавая такой вопрос, вы, люди, ставите своего собеседника в исключительно неловкое положение, - заметила я. - Теперь у меня есть два выхода: либо сказать правду, и этим обидеть тебя, либо солгать. Ты какой выбираешь?
- Нет так нет, - Алексей повернулся. - Зайду в другой раз.
- Входи, раз приехал. Не отправлять же мне тебя обратно, - я посторонилась, чтобы впустить его. - Между прочим, ты можешь гордиться одним обстоятельством.
- Это каким же? - спросил подполковник.
- Ты - первый и пока единственный гость в этом доме, - я указала большим пальцем себе за спину, - если не считать этой троицы.
Шумилов переместил свой взгляд в указанном направлении.
- Лично я никого там не вижу, - заметил Алексей.
Я обернулась. Диван в гостиной был пуст. Я вздохнула.
- Кошачьи морды... опять они куда-то слиняли. Проходи на кухню, не стой у порога. И сними ботинки, здесь тебе все-таки не Америка.
- Не Америка? - переспросил он.
- Ничего смешного, - отрезала я. - Считай, что тут у меня маленький персональный кусочек России!
Кофе в банке закончился еще с неделю назад, и я заварила чаю. Как раз в тот момент, когда я орудовала заварочным чайником, Афина вылезла откуда-то из района спальни. Вслед за ней появилась Диана. Гермес носился по лестнице вверх-вниз.
- Соловьев очень сокрушался из-за твоего ухода. Он не привык отпускать пилотов даже на пенсию.
- Какой из меня теперь пилот? - откликнулась я, вполуха внимая речам Шумилова и наблюдая, как Диана пытается вылизать из стакана на подоконнике остатки давно засохшего кефира. - Был пилот, да весь вышел, - я выудила из кухонного шкафчика пачку «Честерфилда», достала одну, но курить при Шумилове постеснялась, и потому сунула сигарету в карман джинсов - туда, где лежала запасная зажигалка. - Теперь я хожу пешком.
- Все можно исправить. Было бы желание...
- Как? Попросишь меня отказаться от ЗВ-1? - рассмеялась я. - Ну уж нет! Кроме того, не забывай: ты теперь тоже при деле.
- Я обещал тебе, что не буду отказываться, - напомнил подполковник. - Я свое слово сдержал.
- Ну и дурак! - сказала я. - Уезжай обратно! Уезжай отсюда, пока не поздно, иначе тебя тоже засосет эта проклятая червоточина...
- Нет, - сказал он. Я ждала чего-нибудь еще, но подполковник молчал.
- Значит, нет? - медленно повторила я, покусывая губу. - Хорошо... Пропуск у тебя с собой?
Шумилов похлопал себя по карманам, достал свой пропуск и показал мне. Я встала с места, взяла ключи, лежавшие на столе, и направилась ко входной двери.
- Отлично. Тогда идем.
- Далеко? - спросил он.
- К вечеру доберемся. Я хочу показать тебе Зону 51. И кое-что внутри.

Автомобиль покинул пределы города, и я прибавила скорость. Окна в машине были опущены до упора. Голубой «Фордик» быстро мчался по свободной, почти пустой трассе. В салоне громко играло радио, поймавшее какую-то совершенно незнакомую волну.
- Мне кажется, или мы едем слишком быстро? - подполковник изо всех сил пытался перекричать вопящее радио.
- Зато быстрее доедем, - весело откликнулась я.
Шумилов указал на стрелку спидометра.
- Ты под двести гонишь!
- Расслабься, Шумилов, это же «хайвей». Здесь положено ездить быстро.
- Не настолько же, - произнес он, не переставая следить за спидометром. - Двести двадцать, двести тридцать... тридцать восемь... Тормози! - заорали мне в самое ухо, и только тогда я вдарила по тормозам. Голова двинулась вперед, а затем ударилась о спинку кресла, отчего сразу заболели шея и затылок.
Мы сидели в одиноко стоящей машине посреди пустынного шоссе где-то на задворках Колорадо-Спрингс. Сидели молча. Тишину разбивало лишь истошно орущее радио. Я щелкнула тумблером, вырубив его, дрожащими пальцами кое-как отстегнула ремень и выбралась из машины. Шумилов вылез наружу следом.
Я достала из кармана помятую сигарету. Чиркнула зажигалкой. Затянулась.
- Много ты куришь? - спросил Алексей сурово, будто строгий отец.
- Немного, - ответила я. - Одну или две в день. Табак здесь дорог.
- Что с тобой происходит, - сказал он. Не спрашивал, просто утверждал.
- Ты думаешь, я знаю? Когда машину вожу, мне так и представляется, будто я внутри Ласточки. Даже оговариваться стала: нет-нет, да и назову ее Ласточкой. Сны стала видеть. Разные, - я понуро опустила голову. - В больничку бы меня, да срочным рейсом...
Сигарета в руке медленно истлела. Я затушила бычок о крышу «Форда» и ладонью смахнула пепел.
- Лучше я сяду за руль, - сказал Алексей.
- Не надо. Я буду осторожна, - пообещала я.

Серебряный шарик, к которому я была прикована невидимым браслетом, оставался в Зоне 51 вот уже пять месяцев. За все время я столкнулась с его действием лишь дважды: на планете, где его нашли, и при операции в системе Луйда. Понять, почему это происходило, опираясь на эти события, мне пока не удавалось. Тайна шкатулки по-прежнему была укрыта во мраке.
- Я доберусь до твоей загадки, - пробормотала я. - Даже не надейся, тебе от меня не уйти.
- Ты разговариваешь с шариком, - заметил Шумилов.
- Знаю, - бросила я. - Не мешай.
- Мы приехали сюда только для того, чтобы полюбоваться куском металла?
- О, это не просто кусок металла! Это кусок металла, идеальный по форме и абсолютно неизвестный по содержанию. Ты знаешь, я обожаю прятки, - сказала я. - И хочу надеяться, что водить на этот раз буду я. Эта штука проявляла активность за последние, скажем, месяца три?
- Нет, никаких странных всплесков энергии, подобно тем, что наблюдались в одиннадцатого и двенадцатого декабря,
- ответили мне.
- Природу этих всплесков изучить также не удалось?
Кивок:
- Да.
- Мы зря теряем здесь время, - подытожил Алексей. - Поехали обратно.
- Нет, подожди! Я знаю, что-то должно случится.
- Выделенная линия для связи с Богом? - насмешливо передразнил он мои недавние слова. Я отмахнулась от него. Шумилов взял меня за руку и потащил к выходу из лаборатории. - Идем, идем! Выпьем кофе, съедим по пончику... Я сяду за руль, и к утру мы успеем в Командный центр.
- Ладно, - нехотя сказала я, - твоя взяла. Признаюсь, в прятки я играю не так уж хорошо...
За спиной запищал какой-то датчик, и я кинулась от двери обратно.
- Регистрирую всплески энергии. Прежний уровень превышен в пятнадцать раз!
Я зачем-то схватила шарик. Его разгоряченная поверхность обожгла мне ладонь. На запятье сверкнул белый браслет.
- Черт, я не удержу его! - шар с тяжелым стуком упал на пол, и я принялась дуть на ожог. Алексей натягивал рукав джинсовки на ладонь. - Нет, не трогай!
Тугая волна ударила в лицо. Меня опрокинуло на спину, вместе с этим я сшибла какой-то шкафчик. Когда мне удалось подняться, я кинулась к Шумилову. Тот лежал на полу. Рука его покраснела, и краснота медленно заливала шею. Шарик покоился рядом.
- Медиков, срочно!
Спустя минуту в помещение ворвались санитары с носилками, на которые принялись укладывать Шумилова. Подполковника вынесли из помещения. Не отставая, я быстро пошла следом. Все было, как в бреду.
В медчасть меня не пустили, и я устало присела на пол возле серой стены. Не знаю, сколько прошло времени. Наконец вышел врач.
- Что с ним? - спросила я.
Доктор сокрушенно повел головой:
- Постепенно отказывают все жизненно важные органы. Деградация клеток идет очень быстро.
- Я не понимаю,
- сказала я. - Можно мне туда? - я указала пальцем на дверь.
- Его состояние сейчас нестабильно.
- Вы можете что-нибудь сделать?
- Мы постараемся.

Я решительно встала на ноги.
- Я забираю его.
- Вы не можете - он нестабилен,
- повторил медик.
- Так стабилизируйте его! Сделайте что-нибудь! - жестко сказала я. - К утру он должен быть в Колорадо-Спрингс.
Я на @Дневниках: http://sailor-lead-crow.diary.ru/

Оффлайн Green Tea

  • Супер ДРД
  • *****
  • Здесь с: 13:17 – 19.12.08
  • Сообщений: 3147
Re: Под Баюн-горою... (ver. 1.5)
« Ответ #9 : 14:06 – 09.12.09 »
О, вот ты куда всё перенесла...

Цитировать
«Бессовестная рыжая бестия», носившая звучное имя Гермес, появилась в моем доме так же, как и предыдущие две: неведомо каким образом.
На месте героини я бы обеспокоилась таким кошкопадом ;D

Цитировать
Шумилов указал на стрелку спидометра.
- Ты под двести гонишь!
- Расслабься, Шумилов, это же «хайвей». Здесь положено ездить быстро.
- Не настолько же,
Этот русский не любит быстрой езды?  ;D Вердикт - он не русский, а какой-то шпион ;D ;D ;D

Цитировать
- Регистрирую всплески энергии. Прежний уровень превышен в пятнадцать раз!
Я зачем-то схватила шарик. Его разгоряченная поверхность обожгла мне ладонь. На запятье сверкнул белый браслет.
Шарик у них всегда возбуждается не к добру

Цитировать
Когда мне удалось подняться, я кинулась к Шумилову. Тот лежал на полу. Рука его покраснела, и краснота медленно заливала шею. Шарик покоился рядом.
- Медиков, срочно!
....
- Что с ним? - спросила я.
Доктор сокрушенно повел головой:
- Постепенно отказывают все жизненно важные органы. Деградация клеток идет очень быстро.
Ого, как его шарик разделал. Кто-то атаковал через эту штуку, или Шумилов случайно под раздачу попал (вот мораль: не тяни руки, не то протянешь ноги old7)

Цитировать
- Так стабилизируйте его! Сделайте что-нибудь! - жестко сказала я. - К утру он должен быть в Колорадо-Спрингс
Зачем так срочно? Тем более, Шумилов явно умирает?
 :nju:







Оффлайн Верочка

  • Хочу и не молчу!
  • Человеки
  • *****
  • Откуда: Ижевск
    Здесь с: 15:29 – 20.11.08
  • Сообщений: 3123
  • Погладь котэ!
Re: Под Баюн-горою... (ver. 1.5)
« Ответ #10 : 14:31 – 09.12.09 »
вот мораль: не тяни руки, не то протянешь ноги old7
Это уж точно))
Я на @Дневниках: http://sailor-lead-crow.diary.ru/

Оффлайн Верочка

  • Хочу и не молчу!
  • Человеки
  • *****
  • Откуда: Ижевск
    Здесь с: 15:29 – 20.11.08
  • Сообщений: 3123
  • Погладь котэ!
Re: Под Баюн-горою... (ver. 1.5)
« Ответ #11 : 02:29 – 13.12.09 »
Глава 7. Смех Афродиты

- Что именно произошло в Зоне 51?
В ответ на вопрос Хэммонда я неопределенно дернула плечами. Страшно хотелось спать, ведь я гнала машину всю ночь, чтобы как можно скорее оказаться в лазарете Командного Центра Звездных Врат. И поэтому от перенесенного нервного напряжения теперь я могла едва не свалиться со стула, на котором сидела.
- Генерал, я и сама не успела ничего понять. Он схватил этот проклятый шарик, и тут что-то произошло, я точно не знаю... Ударная волна сбила меня с ног, а когда я поднялась - он уже лежал без сознания, - я обратилась к Джанет Фрейзер, которая хлопотала над Шумиловым, лежавшим под капельницей. Алексей был по-прежнему красным до самых кончиков пальцев. - Скажите, док...
- Он приходит в себя.

Красные веки сначала дрогнули, а затем медленно поднялись, обнажая серовато-зеленые глаза. Шумилов поднял взгляд в потолок, потом перевел его на Джанет и в конце концов остановил на мне.
- Привет, вождь краснокожих, - как можно бодрее произнесла я.
- Краснокожих?.. - сказал он с хрипотцой.
- Угу. Видел бы ты себя! Как самочувствие?
- Бывало и хуже. Иногда, - добавил он.
- Это пройдет, - не переставая улыбаться, ответила я. - Доктор, на пару слов, - шепнула я Фрейзер.
Джанет вышла из палаты вслед за мной.
- Вы можете поставить диагноз?
Фрейзер поджала губы.
- Внутренние органы функционируют все хуже. Без видимых на то причин, - уточнила доктор. - Не исключено, что скоро нам придется подключить его к аппарату искусственного дыхания. Я сделаю все, что в моих силах, но прогноз... мягко говоря, неутешителен.
- И каков он?
- спросила я.
Помедлив, Фрейзер ответила:
- Несколько дней. Возможно, неделя.
Я кивнула и быстро вошла обратно в палату.
- Плохие новости? - увидев меня, спросил Шумилов.
- С чего ты взял? - я села на стул рядом с его кроватью.
- Может, ты и умеешь врать, «Лета», но я намного старше тебя и намного лучше разбираюсь в людях. У меня мало времени, да?
Я не выдержала пристального взгляда из-под красных век, опустила глаза и принялась мелко теребить краешек одеяла.
- Ясно, - сказал Шумилов, откинув голову на подушки. - Жаль. Я думал, у меня есть еще по меньшей мере лет тридцать.
Я вскочила со стула.
- Ничего не кончено, понял? И не смей говорить так больше!
Он засмеялся, но смех перешел в кашель, и Шумилов исторг из груди судорожный хрип.
- Кислород падает. Отказывают легкие.
Я растерянно застыла подле кровати.
- Уведите ее! - крикнула Фрейзер. Какая-то медсестричка осторожно ухватила меня под руку и вывела из палаты.
Я вышла из лазарета, невольно пятясь, до тех пор, пока позади меня не раздалось громкое: «Ай!» Я подпрыгнула чуть ли не до самого потолка:
- Какого черта ты здесь делаешь?!
- Можешь не извиняться,
- сказал полковник, которому я только что наступила на ногу, - я в порядке. Спасибо, что спросила.
- Нельзя же так людей пугать,
- успокаиваясь, сказала я.
- Как он?
- Не знаю,
- я оглянулась на двери лазарета. - Сейчас там колдует доктор Фрейзер. Она меня выдворила. Но радоваться особо нечему.
- Все так плохо?
- спросил полковник.
- Еще хуже: Фрейзер не знает, как ему помочь. Он ничем не болен, - произнесла я. - Он просто умирает.
- Сочувствую,
- сказал О'Нилл. - Послушай, ты не хочешь поехать домой?
- Нет,
- ответила я. - Не знаю... Я не спала целую ночь, возможно, мне и вправду нужно отдохнуть, - я побрела к раздевалке.
- Подбросишь меня в город? - попросил он.
- Что с твоей машиной?
- Отдал в ремонт.
- И при чем здесь я?
- Майор...
- Ладно,
- я махнула рукой. - Но ты мне будешь должен!
- Что же ты хочешь в награду?
- Я потом придумаю.


Утро обдавало зябкой прохладой. Я поежилась и подняла воротник куртки.
- Садись, - бросила я, открывая дверцу. - Постой! Может, сядешь за руль сам?
- Зачем это?
- спросил О'Нилл.
- Ты ведь не хочешь, чтобы я уснула на полном ходу?
Согласившись, он плюхнулся на мое место, а я залезла на пассажирское сиденье, пристроила голову на боковом стекле и тут же провалилась в мир сна.

Я видела широкую темную реку. Берег, спрятанный в тростнике и вязком иле, был закутан туманом. Я шагала по тонким доскам пирса, который выдавался далеко вперед, стелясь над самой водой.
Из тумана выплыла лодка. На носу ее, ловко орудуя веслом, стоял юноша, до колен укрытый белыми складками тоги. Из-под широкополой шляпы выбивались его рыжие кудри. Лодка подплыла ближе и остановилась у края пирса.
Юноша отложил весло и поглядел на меня кошачьими глазами.
- Время еще не пришло, - произнес юноша. Его голос почему-то был похож на голос Шумилова. - Это в твоей власти.
Лодку стало относить прочь течением. Я кинулась вперед, но вдруг поняла, что не успею. Юноша кинул мне конец веревки. Веревка выскользнула из моих пальцев, и лодка исчезла в сером тумане.

... Продолжение следует ...
Я на @Дневниках: http://sailor-lead-crow.diary.ru/

Оффлайн Верочка

  • Хочу и не молчу!
  • Человеки
  • *****
  • Откуда: Ижевск
    Здесь с: 15:29 – 20.11.08
  • Сообщений: 3123
  • Погладь котэ!
Re: Под Баюн-горою... (ver. 1.5)
« Ответ #12 : 03:12 – 14.12.09 »
... Глава 7. Продолжение ...

О'Нилл потряс меня за плечо, и я очнулась. Машина стояла у обочины.
- Уже приехали?
- Ты вздрагивала,
- сообщил полковник.
- Мне приснился очень странный сон, - я опустила стекло: мне вдруг показалось, что в машине душно. - Куда ты нас привез?
- Не хочешь перекусить?
- В данный момент желание спать довлеет надо мной больше, чем желание есть,
- ответила я. - Но я не отказалась бы от кофе. Или чего-нибудь покрепче.
- Даже не думай,
- сказал О'Нилл. - Тебе еще за руль садиться.
- А я надеялась, что ты будешь так добр, что... Ладно, забудь,
- я мотнула головой. - Идем?

- Что будете заказывать?
- доставая из кармашка желтоватого фартучка блокнот, спросила официантка.
- Стейк, - ответил полковник. - И кружку «Гиннеса».
Официантка вопросительно взглянула на меня.
- То же самое, только вместо пива принесите мне кофе. Крепкого, хорошего кофе. Как себе. Договорились?
Официантка кивнула и удалилась. Через несколько минут она принесла полковнику его пиво и чашку кофе для меня. Я попросила у нее пепельницу.
- Ты не против?.. - спросила я полковника.
- Нет.
Я выбила сигарету из пачки и закурила.
- Беспокоишься о своем друге? - произнес О'Нилл.
- Я обязана ему своей жизнью, и это - отнюдь не фигура речи, - я затянулась и выпустила из глотки струйку дыма. - Жаль, я не могу отплатить ему той же монетой. И почему я не выбрала другую профессию? - задумчиво сказала я.
- Ты правда ничего не помнишь? - спросил он.
- Кое-что. Очень смутно.
- Ты пробовала гипноз?
- предложил полковник.
- Гипноз на меня не действует. Я непрошибаемая.
- Верю,
- сказал он. - Ты с самого начала показалась мне странной.
- Извини,
- ответила я. - Какая есть.
- Да уж...

Официантка вернулась с нашим заказом. Я прервалась, пока она ставила передо мной тарелку. Затем вручила ей пепельницу и принялась за стейк.
- Значит, я нравлюсь тебе такой, если ты до сих пор не отправил меня куда подальше.
- Что ты имеешь в виду?
- спросил он.
- Расслабься, ничего лишнего, - я сделала паузу, отправляя в рот кусочек стейка. - Я знаю, тебе нравится Картер.
О'Нилл поперхнулся. Кажется, от удивления он даже забыл, как дышать.
- Откуда?!
Я скосила глаза на чашку с недопитым кофе.
- Неважно.
- Это она тебе сказала?
- Нет.
- Тогда почему?..
- Я почти никогда не задаюсь этим вопросом. Меня всегда интересует «что», а не «почему». Кстати, с каких это пор тебя волнует то, что о тебе говорят?
- Я не имею права на отношения с Картер.
- Кто сказал тебе такую глупость?
- Майор, слово «субординация» тебе о чем-нибудь говорит?

Я усмехнулась.
- Ах, да, что-то припоминаю. Значит, либо Саманта, либо служба в ВВС? - подытожила я. - Сочувствую: перед тобой стоит нелегкий выбор.
- Спасибо,
- поблагодарил он.
- Но все же, по моему мнению, это один из тех вопросов, которые невозможно решить верно. Сколько бы ты ни старался.
- Хм... Какие же еще вопросы, по твоему мнению, невозможно решить верно?
- Невозможно выбрать между судьбой любимого человека и судьбой друга. И вообще, судьбой одного человека и судьбой всех остальных людей,
- я нагнулась к О'Ниллу и заговорила тише и быстрей. - Просто представь на секунду, что на одной чаше весов стоит жизнь всех, кто сейчас находится на этой планете.
- И твоя?
- спросил он.
- Моя, Дэниэла, Джанет Фрейзер, генерала Хэммонда, всех остальных, кого ты знаешь. На другой - жизнь Картер. Кого бы ты выбрал, а?
О'Нилл задумался. Я не дождалась его ответа, махом допила кофе и встала из-за столика.
- Знаешь, что? - вдруг сказал О'Нилл. - Не обижайся, но... я бы выбрал Сэм.
Я почему-то улыбнулась.
- Я в этом не сомневалась.
- Ты злишься?
- Вовсе нет. За что?

Он пожал плечами.
- Наверное, я никогда не пойму тебя.
- И не надо,
- ответила я.

... Продолжение следует ...
« Последнее редактирование: 03:15 – 14.12.09 от Верочка »
Я на @Дневниках: http://sailor-lead-crow.diary.ru/

Оффлайн Diana

  • Супер ДРД
  • *****
  • Откуда: Откуда-то отсюда
    Здесь с: 10:34 – 15.05.09
  • Сообщений: 6341
  • Я вся такая внезапная...вся противоречивая ...
Re: Под Баюн-горою... (ver. 1.5)
« Ответ #13 : 14:49 – 14.12.09 »
Ура! Добралась я досюда ;D ;D
 Как всегда захватывающе
Цитировать
Знаешь, что? - вдруг сказал О'Нилл. - Не обижайся, но... я бы выбрал Сэм.
Ну кто бы сомневался ;D
 :nju: :nju: :nju: :nju: :nju:
Из любого принца можно сделать лягушку. Но не каждая лягушка станет принцем...

Оффлайн Верочка

  • Хочу и не молчу!
  • Человеки
  • *****
  • Откуда: Ижевск
    Здесь с: 15:29 – 20.11.08
  • Сообщений: 3123
  • Погладь котэ!
Re: Под Баюн-горою... (ver. 1.5)
« Ответ #14 : 08:09 – 16.12.09 »
Как всегда захватывающе
Спасибо, Ди)) :-*
Я на @Дневниках: http://sailor-lead-crow.diary.ru/