Автор Тема: Новогодний подарочек Янчику-зайчику  (Прочитано 3970 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Alcatel

  • Супер ДРД
  • *****
  • Откуда: Где-то там...
    Здесь с: 15:54 – 26.05.10
  • Сообщений: 2235
  • The insight and the catharsis
Новогодний подарочек Янчику-зайчику (которая сейчас *Пантера*)

от преданного и горячего поклонника её таланта

Автор: investigator.
Бета: нафига? Русским языком владею в полном объёме.
Рейтинг: R (за сцены насилия и ругань).
Пейринг: отсутствует.
Жанр: что-то в духе вестерна.
Аннотация: пропущенная сцена в фанфике «Обо всём или просто каша!»
Дисклеймер: рейфы принадлежат создателям телесериала «Stargate: Atlantis», а остальные персонажи, кроме кабатчика, массовки, Васи Запердянского и Биографии Сигизмундовны – Янчику-зайчику, которая сейчас *Пантера*.
Размер: мини.
Статус: закончен.
Предупреждение: противопоказано людям без чувства юмора.


Помню. Мы собирались идти на Новогодний праздник, в кафе специально снятое Сахой для нашего большого коллектива.
Янчик-зайчик,
«Обо всём или просто каша!»

Флэшбек

      Помнится, что кафе было не очень большое, да и народ с Русской Секретной Базы (далее РСБ) подошёл к идейке организовать корпоратив 31-го декабря слегка индифферентно, без огонька и энтузиазЬма. Собственно, НГ считается семейным праздником, и встречать его принято дома, рядом с ёлочкой, любящими крокодителями, тазиком салата оливье, бутылкой «Российского шампанского» и зомбоящиком, откуда ровно без трёх минут полночь г-н Президент поздравляет население нашей огромной многонациональной страны с наступающим. При прежнем начальнике, Константине Макарыче, личный состав отмечал НГ тридцатого декабря в кабинете шефа во главе с ним самим. А 31-го добряк Макарыч официально распускал всех по домам, окромя дежурной смены. Но потом Макарыча турнули с базы за пьянку, а взамен прислали нового шефа – молодого и рьяного Александра Николаевича по прозвищу Саха-Якутия. А тот, ничтоже сумняшеся, приволок с собой традиции загнивающего Запада и недружественного Пиндостана.
      Короче говоря, волевым решением Сахи-Якутии сотрудники базы были согнаны на корпоративную вечеринку в одну из тюменских забегаловок. О чём тотчас пожалели. Сначала, вроде, всё было стандартно: ёлка, столы со всякими вкусностями, пластиковая фигура Деда Мороза – изрядно обшарпанная, замурзанная, в мелких точках тараканьего помёта. Спиртное, конечно, пришлось докупать отдельно в соседнем ларьке, потому что водку в ресторанчике продавали по таким космическим ценам, как будто экспортировали из соседней галактики и везли до Тюмени на собственном горючем. Но потом кто-то разглядел рядом с фигуркой Дедушки мешок с поручениями - да-да именно с поручениями – и задал обоснованный вопрос: «Что это?»
      Саха-Якутия объяснил.
      Один из сотрудников РСБ – Запердянский Василий Валерьевич - бывший оперуполномоченный областного УВД – обоснованно чуя подвох, во всеуслышание заявил, что срок исполнения поручений – 10 суток. На это совершенно справедливое замечание Саха-Якутия ответил, что решил разнообразить скучное празднество игрищами.
      Вот тут уже подвох почуяли все. Все, кроме молодой сотрудницы Яны: она отнеслась к идейке игрищ с восторгом и первая сунула в мешок Дедушки шаловливую лапку. Коллеги дружно вытянули шеи и затаили дыхание, ожидая, что сейчас раздастся щелчок захлопнувшейся мышеловки и янин визг. (Что ж поделаешь, никто не любил Янчика.) Но на самом деле всё оказалось куда страшнее: Яна вытянула свёрнутую в трубочку бумажку с поручением. Саха-Якутия, еле сдерживая гнусную ухмылку, объяснил, что, выполнив это поручение, Янчик получит подсказку и ключ от места, где спрятан её новогодний подарочек. А поручение было: разобрать стопку документов, которую Саха-Якутия заботливо припёр с собой вместе с сейфом. Прямо в ресторан, да: такой он был массовик-затейник и неординарный человек.
      Янчик минут сорок морщила ум, раскладывая пасьянс из сов. секретных документов прямо на праздничном столе, среди тарелок с салатами, бутылок, стаканов и чужих локтей. Среди документов она нашла карту, ведущую к месту, где был спрятан подарок. Эта карта привела Янчика прямиком к статуе «Свеча», воздвигнутой в память бойцов Красной Армии, павших во Второй Мировой войне. Всё бы ничего, только от ресторанчика до «Свечи» пришлось шкандыбать пешком через сугробы, будучи облачённой в летние туфельки на каблуках-«шпильках» и куцую модельную шубку на рыбьем меху. Сперва Янчик хотела выдвинуться в путь на своей автомашине, но Саха-Якутия сказал, чтобы не смела садиться за руль в состоянии а/о: неприятности с ГИБДД ему не нужны.
      Когда Янчик, посиневшая от холода, выбивая зубами бластбиты, которые не всякий барабанщик сумеет воспроизвести, наконец-то доковыляла до «Свечи», то обнаружила, что забраться на статую можно только по старой выдвижной железной лестнице, первая ступенька которой начиналась в двух метрах от земли. Узкая юбка и каблуки-«шпильки» не способствуют занятиям альпинизмом. Подышав на заскорузлые от мороза руки, Янчик поддёрнула юбку вверх и, пыхтя, начала восхождение. Три раза она срывалась и падала и в третий раз чуть не свернула шею себе и двум милиционерам патрульно-постовой службы, которые заинтересовались её эквилибристикой на верхотуре. Янчик так и не смогла внятно объяснить, что ей понадобилось на вершине монумента (губы от мороза слиплись), поэтому менты уволокли её в стационарный пост, где любезно отогрели горячим чаем.
      …В стационарном посту её и нашёл Вася Запердянский, которого Саха-Якутия, обеспокоившись слишком долгим отсутствием Яны, отрядил на её поиски. Поблагодарив добрых милиционеров, Вася закутал Яночку в предусмотрительно захваченный с собой овчинный тулупчик и утащил в сахин «джип». Потом сгонял к «Свече», влез наверх, полюбовался открывшимся видом заснеженного города, нашёл подарок – путёвку в Сочи – и спрятал её в нагрудный карман рубашки.
      - Так-то надёжнее.
      В итоге, на неделю в Сочи поехал Вася, а Янчик поехала в областной госпиталь для военнослужащих, где месяц провалялась с двухсторонней пневмонией.

Год спустя

      Памятуя об этом трагическом случае, на следующий год в преддверии 31-го декабря личный состав РСБ дружно открестился от предстоящего корпоратива. Под разными предлогами от него отбоярились все, кроме четырёх энтузиастов: Янчика (которую предыдущий печальный опыт ничему не научил), её лучшей подружки Светы, вольнонаёмного рейфа Сивого и самогó идеолога вечеринки – Сахи-Якутии. Саха долго уговаривал присоединиться к компании своего друга-собутыльника начмеда Зинина и руководителя тюменской резидентуры Биографию Сигизмундовну. В последний момент оба отказались.
      Раз коллективчик подобрался небольшой, Николаич не стал собирать деньги на гульбу загодя. Сказал, что оформит столик по прибытию на место. Но - чур! – всем быть красивыми. Ибо праздник.
      Девушки, естественно, из кожи вон вылезли. Целый день, обложившись журналами «Космополитен», они наводили красоту. В итоге, с провинциальной безвкусицей вырядились в стиле «порно-шик». Сивый, будучи ортодоксальным рейфом из приличной семьи, предпочёл не отступать от традиций и облачился в повседневный кожаный плащ. Ну а Саха выбрал демократичные пянджак и джинсы.
      Выдвигаться на сабантуй решили прямиком с РСБ, потому что до последнего момента никто не знал, где можно найти свободный кабак. Поэтому все четверо собрались в кабинете Сахи. Там провели небольшое совещание
      - Короче. – Саха выпростал из рукава пянджачка наручные часы «Электроника» и встряхнул кистью руки. – На дворе уже глубокий вечер. До часа «икс» осталось всего три часа. Что делать будем?
      - Рекомендую нажраться здесь, - высказался Сивый и зевнул, деликатно прикрыв ладонью рот.
      - У нас впереди 10 дней смертной скучищи, которая почему-то называется новогодними каникулами, - заявила Янчик. – И, как показывает мой богатый жизненный опыт, во время каникул влом таскаться по увеселительным заведениям. Поэтому босс прав: надо отрываться так, чтобы потом было, что вспомнить.
      Сивый посмотрел на неё с иронией:
      - Слышь, мать, а насчёт «богатого жизненного опыта» - ты это всерьёз сказала?
      - Ты на что, зелёная морда, намекаешь? – хмуро осведомилась известная хамка Яночка.
      - Харэ! – Саха-Якутия хлопнул в ладони, хорошо зная склочный характер дамочки. - В двух словах: куда идём?
      - Надо заглянуть в путеводитель по тюменским ресторанам, чтоб не промахнуться. Жаль, Зинин уже домой слинял. Он знает все питейные заведения в Западной Сибири и в каждом бывал хоть один раз, - ностальгически вздохнула Света.
      Но Саха рассудил иначе:
      - Мы у Запердянского спросим. Всё-таки, он пять лет в горБЭПе проработал, знает, где приличный сервис.
      Васисуалия  Валерьевича они отыскали около сортира. Он стоял у приоткрытого окна, курил и мечтательно глазел в форточку на звёздное небо.
      - Вась, - обратился к нему Николаич, - где здесь поблизости приличный кабак?
      Запердянский призадумался.
      - Можно сходить в «Карлик-Нос». Там подают о@#енные коктейли: как увидишь прайс - сразу о@#еваешь. Правда, Геринг может и не налить, потому что последний раз я у него в кредит прихарчился и смылся, не заплатив по счёту.
      - Может, проще пиццу сюда заказать? – предложил Сивый, тоскуя.
      - Ближайшая пиццерия за пять километров отсюда. Товар остынет, холодную я жрать не буду, - любезно просветила Янчик.
      - О, кстати! Когда я на прошлой неделе выбирался в город, корефаны очень нахваливали пивную «Кóзел».
      - Что-то новенькое? – без малейшего интереса спросил Саха.
      - Один приезжий чехословак открыл. «Велкопоповицкий Козел» - это марка пива.
      - Хорошее пиво, между прочим! Особенно, если в него спирту медицинского забодяжить. Я могу литр такого «ерша» за ночь приговорить, - оживился Сивый.
      - За какую ночь: полярную? – без тени улыбки поинтересовался Вася.
      Сивый остроты не понял. Он чарующе дружелюбно улыбнулся Васе и так хлопнул его по плечу, что Запердянский едва не высадил башкой стеклопакет.
      - Коллега, вы вовремя подали мысль про «Козла». Янчик, предлагаю пари: кто кого перепьёт.
      - Ни в коем разе, - быстро вмешалась Светуся. – Яне «ерши» противопоказаны. Когда она нажирается, её приходится на себе тащить. Вот увидите. Предупреждаю: пьяная она ругается, орёт и дерётся.
      - Чё ты гонишь, сучка крашеная, когда я нажиралась?! – моментально завелась Янчик.
      - Да тыщу раз!
      - Не б#ди!
      - А ты вспомни! На моём дне рождения насосалась первача и полезла на стол танцевать. Погубила сервиз за пятнадцать тыщ, вылила бабке шампанское на платье, сожрала её любимую бегонию, а потом содрала со стены бра и заявила, что не желаешь прозябать в темноте и бескультурии. И вместо того, чтобы отдать мне подарок, скормила его нашему злоберману.
      Яна открыла, было, рот, чтобы опровергнуть эту наглую инсинуацию, но посмотрела на Свету, подумала и созналась:
      - Может быть, так оно и было. Я ничего не помню.
      - Сталбыть, хиляем до «Козла», - подытожил Саха-Якутия.

г. Тюмень. Ресторан «Козел».
31 декабря,
23.00 ч. местного времени

      Хозяин ресторана – мужик солидный, видный, важный, ростом с пожарную каланчу, пузо – как цистерна пивная – решительно подошёл к четверым разведчикам, кайфовавшим  в VIP-зоне за кружками пива.
      - Господа, вам не кажется, что вы слишком много пьёте?
      - Мы только разгоняемся, - заявил Сивый, разливая по кружкам очередную бутылку. – Пить мы ещё не начинали.
      - Спиться не боитесь?
      - Не боимся. У нас, рейфов, в жилах портвейн течёт.
      - «Три семёрки», - конкретизировал Саха-Якутия и произвёл солидный глоток из кружки.
      - Шеф, ещё двухлитровую, - скомандовал Сивый. – Пацындар гуляют, арак-шарап курултай байга!
      «Шеф» величаво, как фрегат под парусами, отчалил от столика. Если господа хорошие пытаются нажить цирроз или язву – это их личное дело.
      Помещение было искусно затемнено, и лишь красные бра на стенах создавали интимный полумрак. Откуда-то с потолка свешивались зелёные усы искусственного плюща из полиуретана, выпускаемого местным заводом каучуковых и пластмассовых изделий. Справа от входа в углу шли бесконечные баталии завсегдатаев бара с «одноруким бандитом». Кабак работал круглосуточно, и народу в этот час набилось немало. Девушки-официантки сбивались с ног, как челноки, снуя между столиками.
      Сивый оккупировал «мягкую зону» у окна с намерением просидеть здесь всю ночь, а то и следующие пол дня, потому как не сомневался, что после полуночи образуется самое веселье. Рейфы – народ неутомимый, поэтому без ущерба для своего драгоценного здоровья могут кирять неделями напролёт, не зная ни отдыху, ни сроку, и при этом выглядеть бодро и свежо, как огурчики с грядки. За это их очень сильно не любит остальной прогрессивный люд, чьи способности заливать за шиворот уступают рейфячьим.
      - Славное местечко, - промурлыкал Сивый, на которого после трёх литров крепкого пива напал приступ великодушия. – Выпивка тоже хорошая. И обстановка приятно радует. Посмотрите. – Он постучал пальцем по стенной обшивке. – Настоящий английский резной дуб.
      - Что неправда, то неправда, - возразила Яна. – Какой это, к чертям свинячьим, дуб? Вот смотрите. – Она вскочила, подошла к Сахе и постучала ему по лбу. – Это дуб. – Затем направилась к стойке бара и постучала по ней ногой. – И это тоже дуб. А это, - она кивнула на столики и стены, - лучшие сорта ДСП и финикового кактуса (с).
      - Слушай, ну какая ты ву-у-у-у-умная! – оквадратил глазёнки Саха.
      - За это – следующий тост, - торжественно-дурашливо провозгласил Сивый и налил всем ещё пива. – Светусь, а ты чего не пьёшь?
      - Я вегетарианка: предпочитаю «травку».
      В этот момент входная дверь распахнулась и в зал шагнула компания. Взвод – не меньше. Штыков тридцать. «Прикиды»: кожаные мотоциклетные куртки, узкие джинсы, тяжёлые военные ботинки с белыми шнурками, бритые черепа и непроницаемо-чёрные очки.
      Веселье в кабачке как-то резко подзатихло. В воздухе остро запахло мордобоем. Владелец заведения схватился за голову, заранее оплакивая выпивку и антураж, а кассир проворно сгребал выручку, готовясь в случае вооружённого столкновения нарезать драла через чёрный ход. Официантки сбились в кучу, как стадо овец, и приготовились в нужный момент от души да погромче заголосить.
      - Вот те, клюква, скинхэды пожаловали, - прошептал кто-то.
      - Ховайтесь быстрее! – зашуршало по углам.
      Наиболее миролюбиво настроенные посетители скрылись под столами, прихватив по дороге тарелки с едой и стаканы с выпивкой.
      Бритоголовые нахально, по-хозяйски, распихивая всех на пути, двинулись к стойке бара. Люди шарахались от них, как от брошенной гранаты, и куда-то исчезали. Кабачок пустел на глазах. Вскоре в зале осталось от силы человек десять, не считая наших героев. Сивый, собака, даже бровью не повёл: мол, вижу, но пренебрегаю, и продолжал разливать. Зато Светочка сразу размечталась очутиться отсюда подальше: желательно, на другом краю Земли.
      «Основной» - здоровущий амбал ростом под метр девяносто – сгрёб шинкаря за грудки и подтащил к себе. Солидные телеса содержателя славного кабачка обмякли и тряслись от страха, как зыбкое желе.
      - Слышь, жирный, двойную текилу со льдом каждому, да поживее.
      Владелец бара бессильно стёк по стойке на пол. Это «основному» явно не понравилось и неизвестно, что бы он предпринял в следующий момент, но его внимание привлёк громкий хохот Сивого – мастера непристойных анекдотов.
      Амбал круто развернулся в сторону «мягкой зоны» и внушительно прогнусавил:
      - Ну, кто сегодня в рыло не получал?
      Публика ограничилась молчанием, то есть, желающих как таковых не нашлось, но Сивый – опять больше всех надо склочнику – по привычке завёлся с полуоборота.  Он выпрямился во весь рост – отнюдь не маленький – и чисто культурно, по-рейфски любезно ответил назойливому скину:
      - Ну, допустим, я не получал. И только подойди сюда, сам получишь – никакой ветеринар не поможет.
      «Основной» цыкнул золотой фиксой и вытащил из кармана ножик-«бабочку»:
      - Щаз я тебе, морда зелёная, причесон подправлю.
      - Сивый! – предостерегающе зашипела Янчик.
      - Лезь под стол, - скомандовал Сивый. – Щаз будет махач. – И обратился к скинхэду: - Кончай п@#деть не в тему, и тогда я подожду тебя п@#дить. А ещё лучше - греби отсюда. А то у меня пиво скисает в твоём присутствии.
      - А моё виски, напротив, приобретает вкус крови, - ощерился бритоголовый, приближаясь к VIP-зоне и поигрывая ножичком.
      Сивый дипломатично ждал. Янчик, которая сочла, что идея пересидеть махач под столом не столь уж плоха, последовала умному совету подельника.
      Саха начал тихонько закатывать рукава пянджачка.
      - Господа, - пискнула Света. – Не угодно ли вам примириться?
      - Простите, но сие невозможно, - сквозь зубы процедил рейф.
      Тогда Света попробовала воззвать к рассудительности шефа:
      - Ляксандр Николаич, может, не стоит?
      - Уйди, женщина! – ответил тот. – Пришло время мужчин зарамсить проблему.
      В этот момент «основной» подошёл достаточно близко, Сивый молниеносно нагнулся, подхватил столик за ножку и метнул в него. Столик стукнул «основного» по «портрету», «портрет» от удара осыпался с хрустальным звоном, вслед за «портретом» на пол слегла сама натура в глубокой прострации.
      Падение рейхстага послужило сигналом к наступлению, и Сивому пришлось из нападения перейти к активной обороне. К сожалению, скинов оказалось девятнадцать, а он – один, и таким количеством его бы неминуемо задавили и размазали по стенке, если бы другие завсегдатаи бара, опомнившись, не пришли ему на помощь и не оттянули на себя часть сил противника. Видимо, народ решил слегка поразмяться. А то, право, нечасто бесплатную драку живьём показывают. Саха сорвал с себя пянджачок, шарахнул его об пол и с криком: «Сарынь, на кичку!» - схватил тяжёлый стул и коршуном ринулся в бой.
      На полу образовалась куча-мала. Эпицентром оказался Сивый, на которого навалились сразу шестеро брито-стриженных молодчиков спортивного вида. Куча-мала каталась по полу, сшибая мебель и цветочные горшки, круша дорогой интерьер, размахивая многочисленными кулаками и ногами и громогласно ругаясь. То и дело из кучи-малы кого-нибудь выкидывали, но выбывший из строя, если ещё мог удержаться на ногах, тотчас нырял обратно, и потасовка разгоралась с новой силой.
      Янчик схватила за ножку новогоднюю ёлку и хотела прийти рейфу на выручку, но, уже занеся ёлку для решающего удара, в растерянности остановилась: в этой куче на полу невозможно было определить, где голова Сивого, а где головы его оппонентов. Как бы возлюбленного в пылу боя по «чайнику» не отоварить.
      Кабатчик, стеная и потрясая конторским счётами, подсчитывал убытки. Официантки громко и пронзительно верещали на одной ноте на высокой частоте. От их крика в окнах дребезжали стёкла, а у людей мучительно закладывало уши. Тапёр лихо заиграл камаринскую. На шум из подсобок прибежали три повара, вооружённые скалками, сковородками и шумовками. С восторженным гиканьем они перепрыгнули через барную стойку и присоединились к побоищу. В бар ввалились ещё несколько скинхэдов, вооружённых кастетами, битами и велосипедными цепями. Шум, гам, мат, хруст «лучших сортов ДСП и финикового кактуса», звон разбитой тары, треск рвущейся материи – всё слилось в единую симфонию под названием «Драка в салуне. Volume 1.0».
      Вот двое посетителей раскачали какого-то скинхэда и с размаху швырнули в «однорукого бандита». Бритоголовый застрял головой в стекле игрового автомата, что-то дзинькнуло, из пасти «бандита» серебряным дождём хлынули жетоны. Только на них уже никто не обращал внимания. Разве что в пылу битвы, поскользнувшись, сражающиеся стороны нелюбезно поминали несчастный автомат, суля ему всяческих бедствий. Второй «однорукий бандит» рухнул, едва не придавив орущих официанток.
      Узрев деньги, Янчик опустилась на четвереньки и начала проворно сгребать в подол мелочь с пола. Сгребала до тех пор, пока её сверху не придавило кем-то кинутое бесчувственное тело.
      Кабатчик философски рассудил, что убытков всё равно не миновать, и начал швырять в толпу пустые пивные бутылки. Урону они нанесли немного, потому что гранатомётчик он был ещё тот, только больше раззадорили бойцов.
      Хрясь! – кто-то свалил шторы вместе с гардиной. Тяжёлая алюминиевая гардина упала избирательно, а именно – на темечко «основному», который только-только пришёл в себя и сел на полу, почёсывая ушибленный лобешник, на котором стремительно набухала огромная лиловая шишка. После соприкосновения с гардиной «основной» отправился в мир сновидений ещё минут на несколько, а штора упала на дерущихся, которые в ней запутались.
      Но пыл вошедших в раж людей она охладить уже не могла! Штору немедленно разорвали на куски, и куча-мала распалась. Теперь дрались по двое, по трое. Душой драки, естественно, оставался неугомонный Сивый. Он отбивался блестяще, старясь, однако, не причинять противнику тяжких телесных повреждений. Просто ему давненько не подваливала возможность хорошенько почесать кулаки, и сегодня вечером Сивый намеревался восполнить сей досадный пробел. Но при том – максимально растянуть удовольствие.
      Мастерский апперкот в челюсть! Один из бритоголовых красиво отлетел назад и застрял в пианино, на котором зажигал тапёр.
      Саха-Якутия хватил подвернувшегося скинхэда стулом по голове. Стул от удара рассыпался на несколько запчастей. Оглянувшись, Николаич заметил, что какой-то нечестный игрок ловит Сивого на мушку обреза. Саха сорвал со стены цветочный горшок и метким броском горшка отправил стрелка в нокаут. Выстрел ушёл в потолок. С потолка свалилась хрустальная люстра из муранского стекла китайского производства. Люстра стукнула по голове оклемавшегося, было, «основного», и вырубила его.
В этот момент какой-то ретивый бритоголовый верзила схватил Саху за горло и, если бы не помощь Янчика, которая налетела сзади и оттянула верзилу ёлкой поперёк спины, министру обороны пришлось бы озадачиться поисками нового руководителя Русской Секретной Базы.
      Верзила выпустил Саху и, обернувшись, попытался поймать Янчика, но та проворно отскочила в сторону, а шеф, развернув верзилу к себе, от души двинул ему в глаз. После чего тот, блаженно улыбаясь, осел на пол.
      Внимание Янчика переключилось на рейфа, которого самозабвенно таскал за волосы какой-то дюжий скинхэд. Янчик, подхватив ёлку, бросилась на помощь поверженному другу.
      Удар, треск стеклянных игрушек, сдавленный писк.
      Оттолкнув в сторону бездыханное тело, Сивый поправил свихнутую набекрень шею и отдёрнул Янчика от пролетающих мимо двух пивных бутылок. Бутылки были брошены хозяином бара. Пролетев мимо цели, обе притормозили где-то в районе головы «основного», который опять, вроде бы, начал приходить в себя.
      - Тоже неплохо, - задумчиво констатировал Сивый, проводив взглядом полёт бутылок.
      Потом они с Янчиком переглянулись, заорали, подхватили лавку и понеслись на группу нациков, которые пытались протаранить стойку бара головой Александра Николаевича.
      Увидев лавку, нацики бросили Саху на пол и прянули в разные стороны. Швырнув лавку им вслед, Сивый с Янчиком подхватили большого босса подмышки и помогли ему принять вертикальное положение.
      - Жив? – тревожно спросил Сивый.
      - Ай, твою ж маму восемь раз!.. – процедил шеф, хватаясь за ушибленную голову.
      Тут Сивый увидел, что враг, сгрудившись на другой стороне зала, подтаскивает к себе уцелевшие тарелки, бутылки и цветочные горшки с конкретной целью. Сообразив, что через минуту начнётся артобстрел, по сравнению с которым бомбёжка Лондона самолётами люфтваффе – это так, игра в снежки, Сивый посоветовал переждать грозу за стойкой. Совет был принят к сведению, и вот, нырнув за стойку, Сивый, Саха и Янчик услышали, как свистят в воздухе снаряды, как они бьют в стойку и разлетаются на осколки. Некоторые, впрочем, пролетали дальше и ударялись о стену позади стойки, побив стеклянные серванты с выпивкой. Горячительные напитки лились на притаившихся за стойкой разведчиков, как дождь в октябре. Сивый подставил язык под обжигающую струю виски и воспрянул духом.
     - Товарищи офицеры, как это ни прискорбно, придётся отстреливаться.
      Они с Сахой набрали стопку фаянсовых тарелок и разделили её пополам.
      - На счёт «три», – сказал Сивый и начал отсчёт: - Раз, два… три!
      Саха и Сивый быстро вскочили и принялись швырять в скинхэдов посуду. Те попрятались за столами. Кто не успел – того сбили летающие тарелки. Расстреляв боекомплект, Саха и Сивый быстро спрятались за стойкой. Тотчас возобновился шквальный огонь с территории противника.
      Тем временем Янчик, передвигаясь по-пластунски, притащила ящик гранат, то есть, пардон, стеклянных пивных бутылок.
      - Мужики, сейчас мы им покажем класс бомбометания. Эти гражданские – никуда не годные стрелки.
      - Вы что творите, волки, это же «Золотой Смауг»! – взвыл кабатчик. Он тоже прятался за стойкой и всё видел.
      Сивый внимательно рассмотрел бутылку: «“Золотой Смауг”. Крепкое светлое пиво. 0,6 л. по цене 0,5 л. + 20% бесплатно! Экстрактивность начального сусла – 16%. Алкоголь не менее – 8,0 % об».
      - Ну, я вижу, что «Золотой Смауг». Тем более, дерьма не жалко.
      Хозяин взвыл в голос и на четвереньках пополз искать телефон, чтобы позвонить в милицию.
      Только об этом ещё раньше позаботилась Светочка.
      При первых звуках драки Светлана Батьковна, обладая природным чувством такта, предусмотрительно ретировалась за дверь, пока битва не достигла апогея. Там она бросилась бегом по улице, громко вереща:
      - Милиция! Помогите! Хулиганы зрения лишают! Зовите СОБР, ОМОН, внутренние войска, и вообще хрен знает что!..
      Никто об этом, конечно, не знал, все в пылу битвы сочли, что Светлана скрывается где-нибудь в подсобках. Ничто не мешало гражданам насладиться приятным культурным отдыхом.
      - Побеждаем по очкам, - резюмировал Сивый, выбирая из ящика две бутылки «Золотого Смауга». – Товарищи офицеры, надо сделать последний рывок.
      - Пиво жалко, - мрачно произнёс Саха-Якутия.
      - Извини, дорогуша, у меня нет времени его выпить. Давай опять на счёт «три». Раз… два… три! Огонь!
      Трое разведчиков выпрямились во весь рост и забросали наступающие отряды противника бутылками лучшего из сортов крепкого пива, пробив в рядах пехоты значительные бреши. Но противник, который, несмотря на понесённый урон, подавлял численным превосходством, с рёвом сомкнул строй и бросился на штурм стойки. Никогда более не повторялась эта битва, хотя, говорят, круче можно было оттянуться при форсировании Днепра в 1943 году. Сивому ничего не оставалось, только заорать:
      - Вперёд, врукопашную!!! Алга, комсомол!!! За Родину, мать вашу!
      Он перемахнул через стойку и врезался в самую гущу тевтонского клина.
      Саха-Якутия и Янчик последовали за ним с традиционным боевым кличем:
      - УРРРРРРАААААА!
      При этом Янчик ухитрилась ловко прошмыгнуть между двумя бритоголовыми, которые не успели вовремя притормозить, столкнулись лбами и, обнявшись, рухнули на пол. Янчик быстро взобралась обратно на стойку, ухватилась за свисающий с потолка пластмассовый плющ, оттолкнулась ногами и с улюлюканьем Тарзана пролетела через весь зал, по пути сбивая ногами зазевавшихся солдат противника. Но «основной», который опять пришёл в себя, схватил доску и на лету сшиб её на пол.
      - Лежать, мурзик!
      Тотчас медный жостовский поднос опустился ему на маковку. От удара днище прогнулось, и поднос превратился в тазик.
      - Сам лежи, х… моржовый, - сказал Саха-Якутия и метко «снял» подносом какого-то скинхэда, который сунулся за нунчаками. – Эй, Сивый! – заорал он.
      - Чё?! – откликнулся рейф, который пытался пробить стеновую панель подвернувшимся под руку бритоголовым.
      - У нас потери.
      Сивый домолотил амбала о стенку, утёр с рожи пот и поискал взглядом Янчика, которая с очарованным видом скучала на полу.
      - @#аный карась! Ну всё, уроды, теперь я разозлился по-настоящему!!!
      И поднял с земли кем-то оброненную бейсбольную биту.
      - Ой, что сейчас будет! – благоговейно прошептал Саха-Якутия, на всякий случай схоронился за пианино и подёргал тапёра за рукав фрака.
      - Слышь, чувак, сбацай что-нибудь душевное.
      Тапёр поправил манжеты и вдохновенно ударил по клавишам:
      - Попробуй муа, муа!
      Попробуй джага-джага!
      Попробуй у, у!
      Мне это надо, надо!
      Опять мне кажется, что кружится голова.
      Мой мармеладный, я не права!

      Под звуки «джаги-джаги» Сивый приступил к массовому уничтожению вражеской пехоты при помощи бейсбольной биты, сочетая чувство долга с сознанием огромного классового и общеполитического значения указанной акции. Через десять минут в зале не осталось ни одного целого скинхэда – все валялись на полу в экзотических позах. Но неизвестно, насколько далеко простёрся бы гнев рейфа, если бы внезапно в дверях и показались господа в серой форме, и не прозвучал милицейский свисток.
      - Всем стоять, ни с места, руки за голову!
      Команда «ни с места» ещё была актуальна, но команда «всем стоять» явно оказалась излишней, так как из стоящих на ногах остались считанные единицы, зато весь пол был усеян бездыханными телами.
      Аккомпанируя свистку, из покосившегося репродуктора донёсся долгожданный бой кремлёвских курантов – ровно 12 раз…
      Сивый бросил биту и, шатаясь, подошёл к стойке бара. Там он взял чудом уцелевшую бутылку пива, распечатал её об угол стола, отсалютовал милиционерам и залпом осушил.
      - С Новым годом!
      После чего заглянул за стойку.
      - Эй, бравый солдат Швейк! Вылазь. Всё кончилось. Рейф сделал своё дело.
      - Мой чудный бар! – донеслись из-под стойки громкие гудкастые рыдания. – Моя чудная выпивка! Моя чудная мебель!
      Затем хозяин бара поднялся и разразился по-чешски:
      - С#аные, @#аные м@даки! Какого х… вы припёрлись именно в мой бар?! Да вы посмотрите теперь, что от него осталось! Вот же б…, не умеете бухать культурно, вечно всё через #опу! Чё ты пялишься на меня, траханный козёл? – Это – Сивому, который слушал его с неподдельным интересом. – Чё наделали, с#ки, чё наделали, @#аный в рот, б…, кто мне теперь убытки возместит?! Да я вас урою, я вас засужу, я вас по судам затаскаю, я вас, с-с#ки, научу свободу любить!
      Никто из присутствующих, к счастью, не знал чешского языка. Поэтому Сивый с королевским величием махнул рукой:
      - Ну что вы, что вы! Не стоит меня благодарить. На моём месте всякий поступил бы так же. Это – мой гражданский долг!
      А милиция между делом приступила к ликвидации последствий массовых беспорядков, а именно: штабелевала потерпевших, пересчитывала по головам и вытаскивала на улицу, используя в качестве подручных средств носилки для цемента и кусок брезента. За дверями на улице дожидалась карета «Скорой помощи».
      Янчик села на полу и схватилась за голову.
      - Б…! Моя башка!
      Сивый присел рядом на корточки.
      - Ты в порядке?
      - НЕТ!
      - Ах, какая шикарная была драка! – мечтательно закатил очи Саха-Якутия, которого Светочка, схватив за рукав, волокла к выходу. – Она войдёт в историю! Давно я так не развлекался!..
      - Пошли, пошли отсюда!

Утро 1-го января

      - Весь праздник на х*р! – кипятился Саха-Якутия. – А ведь есть примета: как Новый год встретишь, так его и проведёшь.
      - Я читала суточный рапорт УВД, - сказала Биография Сигизмундовна, помешивая чай в чашечке, – и не могу поверить: где-то хакнули кабак, а я в этом не принимала участия! Моё сердце разбито!
      - Моя голова – тоже, - простонала Янчик, меняя очередной компресс на разбитой балде.
      - Ничё не знаю. Считаю, что праздник удался, - промурлыкал Сивый, внимательно изучая свои когти. – Я бы не отказался подраться ещё раз, на бис. Шеф, ты как хочешь, но чтобы в следующем году согнал на корпоратив побольше народу.
      - Я лучше три раза голая вниз головой на «Свечу» залезу, - пробормотала Янчик в сторону, - чем ещё раз пойду с вами на корпоратив...
      Она не заметила, что её внимательно слушают господа начмед Зинин и экс-о/у Вася Запердянский. И уже строят коварные планы на следующее 31-е декабря.
« Последнее редактирование: 09:38 – 04.01.11 от investigator »

Оффлайн *Пантера*

  • Младший ДРД
  • **
  • Откуда: Россия, Тюмень
    Здесь с: 22:06 – 25.10.10
  • Сообщений: 85
  • Мечтать не вредно - Вредно, не мечтать!
Спасибо investigator! Это был самый лучший подарок, на этот Новый Год!!! :-* :-* :-*
Чем бы дитё не тешилось, лиж бы никого не убила!

Оффлайн Гилва Северус

  • Старший ДРД
  • ****
  • Откуда: Из Н - ска.
    Здесь с: 08:37 – 13.05.10
  • Сообщений: 847
  • Однорукий, одноглазый инвалид дядька Шоквейв.
О, да! Подарок замечательный. ;D
Не доводите нас до полной каноничности. (С) Ribbons Allmark.
Боггарт плохого Автора превращается в Модератора, а хорошего - в Бету. (С) Со сказок.

Оффлайн Лилит

  • Младший ДРД
  • **
  • Откуда: где-то под Новосибирском
    Здесь с: 08:45 – 24.10.10
  • Сообщений: 88
  • и только кошка гуляет сам по себе
Она не заметила, что её внимательно слушают господа начмед Зинин и экс-о/у Вася Запердянский. И уже строят коварные планы на следующее 31-е декабря.


так, там ведь еще и 23 февраля и 8 марта скоро. может еще парочка корпоративов будет?

Оффлайн Alcatel

  • Супер ДРД
  • *****
  • Откуда: Где-то там...
    Здесь с: 15:54 – 26.05.10
  • Сообщений: 2235
  • The insight and the catharsis
так, там ведь еще и 23 февраля и 8 марта скоро. может еще парочка корпоративов будет?
Да нет, наверное. Не люблю я дважды возвращаться к одной и той же теме...

Оффлайн Green Tea

  • Супер ДРД
  • *****
  • Здесь с: 13:17 – 19.12.08
  • Сообщений: 3147
(читает «Подарочек») Бу-га-га-га!!! Ржу, дрыгая ногами! ;D  Схватка в кабаке просто классика ковбойско-салунных игрищ! ЗАЧЁТ! ;D ;D ;D

Оффлайн attala

  • ДРД
  • *
  • Здесь с: 07:39 – 12.02.11
  • Сообщений: 31
О-о-о, какая  батальная сцена! Я таки вся под впечатлением... и в восторге! Не числила себя среди любителей батальных сцен!   (eek) ;D

Оффлайн Alcatel

  • Супер ДРД
  • *****
  • Откуда: Где-то там...
    Здесь с: 15:54 – 26.05.10
  • Сообщений: 2235
  • The insight and the catharsis
Green Tea, attala, спасибо!  :-* Пришлось, конечно, над этой сценой попыхтеть.
[spoiler] А вообще мне чертовски стыдно за этот фанфик. [/spoiler]

Оффлайн Гилва Северус

  • Старший ДРД
  • ****
  • Откуда: Из Н - ска.
    Здесь с: 08:37 – 13.05.10
  • Сообщений: 847
  • Однорукий, одноглазый инвалид дядька Шоквейв.
Не, а за что стыдится - то? Писать ремейки, это ж наше всё. ;D
Не доводите нас до полной каноничности. (С) Ribbons Allmark.
Боггарт плохого Автора превращается в Модератора, а хорошего - в Бету. (С) Со сказок.

Оффлайн attala

  • ДРД
  • *
  • Здесь с: 07:39 – 12.02.11
  • Сообщений: 31
Стыдиться тут нечего, только гордиться и раздуваться без меры!!!! О-о-о какая батальная сцена - Сивый меня покорил и мне всё равно, что я повторяюсь. ;D ;D ;D ;D ;D ;D

Оффлайн Гилва Северус

  • Старший ДРД
  • ****
  • Откуда: Из Н - ска.
    Здесь с: 08:37 – 13.05.10
  • Сообщений: 847
  • Однорукий, одноглазый инвалид дядька Шоквейв.
Вот и я о том же. ;D Ить хватило же терпения Автору ака Переводчику с русского на понятный, написать такую батальную сцену. ;D
Не доводите нас до полной каноничности. (С) Ribbons Allmark.
Боггарт плохого Автора превращается в Модератора, а хорошего - в Бету. (С) Со сказок.

Оффлайн Alcatel

  • Супер ДРД
  • *****
  • Откуда: Где-то там...
    Здесь с: 15:54 – 26.05.10
  • Сообщений: 2235
  • The insight and the catharsis
*утирает пот со лба* Фух, вы меня утешили.  ;D ;D ;D

Оффлайн Гилва Северус

  • Старший ДРД
  • ****
  • Откуда: Из Н - ска.
    Здесь с: 08:37 – 13.05.10
  • Сообщений: 847
  • Однорукий, одноглазый инвалид дядька Шоквейв.
Так это ж мы. ;D
Не доводите нас до полной каноничности. (С) Ribbons Allmark.
Боггарт плохого Автора превращается в Модератора, а хорошего - в Бету. (С) Со сказок.